shkolakz.ru 1 2 ... 6 7

§ 1. ЖИЗНЬ, СОЧИНЕНИЯ И ДУХОВНЫЙ ОБЛИК

Герберт Спенсер (27.04.1820, Дерби - 08.12.1903, Брайтон) - английский философ, один из "отцов" социологии и создателей ее языка, классик социологического эволюционизма — родился в семье учителя. Из-за слабого здоровья до 13 лет не посещал школу. Учился дома под руководством отца и дяди, на всю жизнь приобретя прочные навыки самообразования и веру в свои силы. Спенсер так до конца и оставался, по сути, самоучкой без систематического образования. С одной стороны, это положительно влияло на смелость его обобщении, универсализм, независимость и оригинальность его мысли, за что он при жизни получил лестное прозвище "английского Аристотеля", с другой — имело следствием то, что Спенсер с трудом отказывался от самостоятельно усвоенных (часто из вторых рук) устарелых положений естествознания, однажды сделанных им опорами своего мировоззрения.

По свидетельству "Автобиографии" (1904), этой "естественной истории самого себя", вся интеллектуальная атмосфера семьи располагала к принятию эволюционных взглядов, будущей основы всего "спенсеризма". По самоощущению Спенсера, идеи всеобщей причинности и единообразия природных процессов были уже в детстве так глубоко привиты ему отцом, что стали для него как бы "врожденными".

Большую часть долгой жизни Спенсер провел как независимый "кабинетный" ученый и публицист, избегавший всяких академических постов и официальных должностей. До своего трудового затворничества он работал инженером-надсмотрщиком на железной дороге (с 1837 по 1846 гг.), вторым редактором журнала "Экономист" (с 1848 г.), пытался участвовать в политической жизни.

Главный плод жизни Спенсера — 10 томов системы "синтетической философии", объединяющей общей эволюционной идеей теоретические естественные и общественные науки: "Основные начала" (1862, книга о первопринципах бытия), "Основания биологии" (1864—1867), "Основания психологии" (1870— 1872), "Основания этики" (1879—1893), "Основания социологии" (в трех томах, 1876—1896). Другие важнейшие социологические работы — ото "Социальная статика" (1850) и "Социология как предмет изучения" (1873).



228

Английские исследователи Спенсера обычно указывают, что его духовный облик можно понять как продукт влиянии трех сил тогдашнего общества: радикальных провинциальных течении религиозного диссидентства, оптимистической викторианской веры в Науку и особенностей организации первого промышленного общества в мире. "Истолкование промышленной революции (в самом широком смысле) в провинциальных радикальных кругах, идеалы которых были идеалами Просвещения, дало наиболее основательные материалы, на каковых Спенсер построил свою социологию" [13, т, XIV], — писал биограф Спенсера Пиль. Идейно современники помещали Спенсера (как, впрочем, и Дарвина) в долгую традицию британской эмпирической философии (от Гоббса и Локка) и не сомневались в его ближайшем родстве с шотландскими моралистами-политэкономами и вообще английским Просвещением XVIII в., включая утилитаризм Бентама. Но эволюционизм Спенсера по своему происхождению все же отличался от теории Дарвина, и даже вступив позднее в сложное взаимодействие с дарвинизмом, популяризируя его, Спенсер сохранял верности своим более ранним идеям.

Природа, наука и эволюция как путеводные категории, методологический и онтологический натурализм в подходе к социокультурным явлениям вместе с радикальной идеологией laissez faire — вот постоянные составляющие спенсеровского мышления.

§ 2. ОБЩАЯ СХЕМА ЭВОЛЮЦИИ

Все социологические выводы Спенсера так или иначе опираются на его собственную теорию эволюции, сформулированную раньше и независимо от Дарвина. Эволюционная теория общества — составная часть философии природы, ибо социальная эволюция — часть великого процесса, которому подчинена вселенная. Принципы, общие для всех наук, Спенсер называет философскими. Над ними стоит закон эволюции как синтез всех научных законов, наиболее общий закон природы. Непроходимой пропасти между философскими и научными законами нет. И наука, и здоровая философия познают мир одним методом наблюдения и индукции, только философия не ограничивает свою область исследования. Но истинная сущность мира непознаваема для обеих. Наше познание всегда относительно и ограничено сферой опыта и эмпирии.


Хотя Спенсер, подобно Дж.С.Миллю, полагал, что любые методы познания способны давать новое знание, лишь постольку, поскольку они сводимы к индукции, и что самые общие онтологические категории: сила, движение, материя и проч. — в конечном счете являются результатом обобщения накопленного человеческого опыта, свой "закон эволюции" в окончательной форме Спенсер

229

представил с помощью своеобразной "дедукции категорий" (если воспользоваться языком Канта). Основная категория здесь — сила. Материя и движение — лишь проявления действия силы. Само "понятие о законе есть понятие установленного порядка, в котором согласуются проявления какой-либо силы ' [9, с. 39]. Все выводится из нескольких всеобщих "первопринципов" науки: 1) закона постоянства силы, т.е. постоянного существования какой-то конечной причины, познание которой превышает возможности человека; 2) закона неуничтожимости материи; 3) закона непрерывности движения. Из этих аксиом выводятся производные утверждения: (1) о сохранении связей между силами, или о единообразии законов; (2) о преобразовании и эквивалентности сил: они только преобразуются, но никогда не уничтожаются; (3) о всеобщем движении по линии наименьшего сопротивления либо наибольшего притяжения; (4) закон ритмичности, или очередности изменений движения.

Непосредственная, ближайшая посылка, из которой уже следует формулировка универсального эволюционного процесса "преобразования однородного в разнородное", — это так называемый "всеобщий закон изменения": каждая действующая сила производит больше, чем одно изменение, каждая причина вызывает больше, чем одно следствие. Другими словами, следствие сложнее причины, и умножение следствий означает, что все прошедшее время происходило постоянное усложнение вещей, т.е. непрестанные эволюционные преобразования, ведущие к росту разнообразия (гетерогенности) в каждой области вселенной.

Действительный же процесс выработки общей формулы эволюции был иным. Спенсер имел право многократно повторять, что его аналогии и генерализации в основе своей суть "индуктивные обобщения", что индукция предшествует дедукции и последняя проверяется первой. Так, в исходном наблюдении, что в социальном мире рост разделения труда сопутствует прогрессу организации, Спенсера укрепило знакомство в 1851 г. с работами физиологов, в частности с принципом "физиологического разделения труда" и с формулой классика естествознания К.Бэра о том, что и растительные, и животные организмы в процессе развития изменяются от гомогенного до гетерогенного состояния, т.е. переходят от единообразия к многообразию структуры. Формула Бэра стала прообразом и ступенью к обобщенной спенсеровской формуле эволюции, которая, по сути, представляла собой предельно широкое и абстрактное индуктивно-эмпирическое (и, следовательно, допускающее исключения) обобщение о некоторых всеобщих стру


230

ктурных закономерностях развития явлений из самых разных областей действительности.

Итак, законы эволюции, выступающей в роли философского первопринципа для метода всех наук, объемлют все сущее, все явления вселенной. Эволюция представляет собой интеграцию материи и рассеяние (дезинтеграцию) движения, т.е. переход от рассеянного состояния материи к концентрированному, сопровождающийся также дифференциацией, т.е. переходом от состояния неопределенной несвязной однородности материи к определенной структурной разнородности. Дифференциация неизбежна, так как любые конечные однородные системы неустойчивы в силу разных условий среды для их отдельных частей и неодинакового воздействия разнообразных внешних сил на их различные элементы. Говоря словами Г.Спенсера, "различные части однородной агрегации неизбежно подвержены действиям разнородных сил, разнородных по качеству или по напряженности, вследствие чего и изменяются различно" [6, с. 224]. И при однородной среде внутрисистемная дифференциация будет возрастать, ибо "однородная сила, сообщающаяся агрегату, производит несходные изменения в различных его частях, делая однородное многообразным, а многообразное еще более многообразным" [6, с. 293]. Утверждение о неустойчивости всякого однородного целого, о неизбежно возникающей неоднородности внутри любых систем и о возрастании разнообразия структур составляет ядро спенсеровского принципа дифференциации.

По мере роста сложности и разнообразия в системах темп дифференциации ускоряется: факторы и следствия дифференциации умножаются в геометрической прогрессии. Причина этого в том, что "каждая дифференцированная часть является не только вместилищем дальнейших дифференциаций, но вместе с тем и источником последних, потому что становясь все более отличной от других частей, она делается центром неодинаковых реакций на внешнее воздействие, и увеличивая таким образом различия действующих сил, она увеличивает также и различие производимых ими следствий" [7, с. 614]. Поэтому чем разнообразнее (более дифференцирован) агрегат, тем разнообразнее изменения, производимые в нем любым простым фактором. Иными словами, чем сложнее система, тем легче начинается в ней дальнейшая дифференциация элементов и тем значимее для нее этот процесс. Так всякий новый фактор, действующий в обществе, порождает постоянно возрастающее количество следствий,


231

Дифференциация подразумевает специализацию, разделение функций между частями системы (агрегата или организма — в терминологии Спенсера). Увеличение различий в строении частей, расхождение между ними быстро приводило бы к распаду всякого целого, если б при дифференциации не отбирались наиболее устойчивые структурные соотношения между расходящимися частями. При этом направление отбора определяется принципом наименьших сопротивлений: "С динамической точки зрения естественный отбор подразумевает изменения по линии наименьшего сопротивления" [6, с. 97].

Эволюционные изменения в строении какого-то агрегата (системы), противодействующие расхождению и состоящие в повышении гармонизации, структурного и функционального соответствия, в укреплении связей между частями этого агрегата, Спенсер называет интеграцией. Местные дифференциации всегда сопровождаются местными интеграциями, так как дифференцированные части имеют тенденцию к разграничению и выделению путем связывания и объединения в одну группу подобных элементов. Естественным пределом всех этих эволюционных процессов оказывается состояние динамического равновесия, обладающего инерцией самосохранения, которая проявляется в нейтрализации возмущений и в приспособлении к новым условиям.

Каждое эволюционное изменение реализуется через установление нового состояния равновесия. Уравновешивание между какой-то системой и внешними условиями (силами) Спенсер называет приспособлением (адаптацией) к ним,

Дифференциация в сочетании с интеграцией ведет к усложнению структуры системы и ее связей с окружающей средой. Собственно в ряде дифференциаций, сопровождающихся интеграциями и объединением отдельных частей в общее целое, и состоит, по Спенсеру, развитие, эволюционное повышение организации, прогресс. И все же процесс эволюции в целом рано или поздно завершается процессом распада (диссолюции) ее собственных произведений вследствие накопления несоответствий и дисгармоний дифференциации. Промежуточным между процессами эволюции и распада как раз и является процесс уравновешивания, который содержит в себе зачатки новых процессов в ту или другую сторону. Постоянное и абсолютное равновесие невозможно. Всякий агрегат, в том числе и общественное соединение людей, неизбежно подвергается разложению. Феномены диссолюции и эволюции — проявления одного и того же закона при противоположных условиях. Когда эволюционные дифференциация, обособление

232

(индивидуализация) форм и сопровождающее их постоянное соревнование (борьба за существование) прекращаются, начинается регрессивная эволюция и распад.


следующая страница >>