shkolakz.ru 1 2 3 ... 8 9

«Национальный очаг»


«Правительство Его Величества относится благосклонно к установлению в Палестине национального очага для еврейского народа...»


Хотя Декларация не уточняет значение термина «национальный очаг», нет никакого сомнения, что речь идет о создании единственного национального очага на территории Палестины/Эрец-Исраэль, а не еще одного из целого ряда национальных очагов. Следует отметить, что в различных черновиках и предварительных версиях Декларации Бальфура фигурировала различная формулировка касательно понятия «национальный очаг»22. Так, в черновике, выработанном в июле 1917 г. Сионистской организацией и поданном на рассмотрение правительства Британии, говорилось:

«1. Правительство Его Величества принимает принцип, согласно которому на территории Палестины будет восстановлен национальный очаг еврейского народа.

2. Правительство Его Величества приложит все усилия для достижения этой цели и обсудит необходимые для этого пути и средства с Сионистской организацией».

В черновике, сформулированном А.Д. Бальфуром в августе 1917 г., говорилось:


«Правительство Его Величества принимает принцип, согласно которому на территории Палестины будет восстановлен национальный очаг еврейского народа, и приложит все усилия для достижения этой цели, а также будет готово рассмотреть все касающиеся этого вопроса предложения, которые Сионистская организация пожелает представить на его рассмотрение».

Проект министра колоний А. Милнера, также сформулированный в августе 1917 г., гласил:


«Правительство Его Величества принимает принцип, согласно которому следует предоставить еврейскому народу возможность создать в Палестине национальный очаг, и приложит все усилия, дабы облегчить реализацию этой цели, а также будет готово рассмотреть все касающиеся этого вопроса предложения, которые Сионистская организация пожелает представить на его рассмотрение».

4 октября 1917 г. Алфред Милнер и сотрудник секретариата коалиционного правительства, эксперт по Ближнему Востоку Леопольд Амери (Leopold Amery), сформулировали новый проект, который гласил:

«Правительство Его Величества одобряет создание в Палестине еврейского национального очага и постарается сделать все, что в его силах, для достижения этой цели, при условии, что не будет нанесен ущерб гражданским или религиозным правам уже существующих в Палестине нееврейских общин, а также тем правам и тому политическому статусу, которыми пользуются евреи в других странах, в том случае, если они полностью удовлетворены своим нынешним национальным и гражданским статусом».

31 октября 1917 года был сформулирован вариант Декларации, максимально приближенный к тому, который будет подписан и отправлен считанные дни спустя:


«Правительство Его Величества одобряет создание в Палестине еврейского национального очага и постарается сделать все, что в его силах, для достижения этой цели, при условии, что не будет нанесен ущерб гражданским или религиозным правам уже существующих в Палестине нееврейских общин, а также правам и политическому статусу евреев, проживающих в других странах».

Термин «национальный очаг» впервые был использован Сионистской организацией. Он содержится уже в первом черновике Декларации, поданном ее представителями британскому правительству в июле 1917 года, и уходит своими корнями в Базельскую программу, принятую в 1897 г. Первым сионистским конгрессом, в которой сказано: «Сионизм стремится к созданию в Эрец-Исраэль гарантированного публичным правом национального очага для в еврейского народа»23. Этот термин, который был переведен на английский язык в документе, поданном британскому правительству, как «a home for the Jewish people in Palestine», происходит от немецкого «Heimstatte». Подобно участникам Базельского конгресса, которые отказались от использования термина «государство» из опасения вызвать протест османских властей, более умеренные сионистские лидеры, проводившие переговоры с британским правительством, воспользовались термином «национальный очаг» из тактических соображений, чтобы облегчить задачу Британии. Задача эта заключалась в том, чтобы принять декларацию в поддержку сионистских устремлений и, одновременно с этим, не брать на себя однозначное обязательство относительно создания еврейского государства в Палестине/Эрец-Исраэль. Нет сомнения, что конечной целью Сионистской организации и ее лидеров было именно еврейское государство. Однако из этого совсем не следует, что так же трактовали термин «национальный очаг» британские политические деятели, составлявшие Декларацию Бальфура.



В так называемой «Белой книге» У. Черчилля24, опубликованной в июне 1922 года, британское правительство поясняет, хотя и не совсем в однозначной форме, что не подразумевает под созданием еврейского национального очага в Палестине/Эрец-Исраэль основание суверенного еврейского государства. Спустя пятнадцать лет для разрешения этой проблемы была привлечена Комиссия Пиля, которая детально изучила все вопросы, связанные с Палестиной/Эрец-Исраэль и с мандатным режимом управления. Члены Комиссии, которые смогли ознакомиться с тогда еще секретными документами, написали:


«20. Теперь мы рассмотрим содержание и значение Декларации Бальфура. Нам было позволено изучить касающиеся этого вопроса документы, и нам ясно, что фраза «установление в Палестине национального очага для еврейского народа» появилась вследствие компромисса между теми министрами, которые подразумевали основание еврейского государства, и теми, которые не подразумевали этого. В любом случае, ясно, что правительство Его Величества не могло брать на себя обязательства по основанию еврейского государства – оно лишь могло взять на себя обязательство облегчить создание национального дома, и лишь от энергии и упорства самих евреев зависит, расширится ли этот очаг до такой степени, чтобы перерасти в государство. Д. Ллойд Джордж, который в те годы являлся главой правительства, засвидетельствовал перед нами, что «идея состояла в том, что еврейское государство не будет основано сразу же после заключения мирного договора, без того, чтобы выяснить предварительно желание большинства населения – такова была принятая в те дни трактовка. С другой стороны, имелось в виду, что со временем Палестина будет наделена своей собственной представительной властью, и если евреи сумеют воспользоваться открывшимися перед ними возможностями, то Палестина станет еврейским государством»25.

21. Ясно, таким образом, что правительство Его Величества признавало готовящееся создание еврейского государства, однако не могло пообещать, что это непременно случится и, тем более, не могло учредить подобное государство по собственной инициативе. Сионистские лидеры, со своей стороны, признавали, что существующая формулировка не является препятствием на пути к еврейскому государству, и точно так же она была воспринята в других местах. «Я сознаю со всей определенностью», – заявил президент В. Вильсон 3 марта 1919 года, – «что страны-союзницы с согласия нашего правительства и народа приняли решение о том, что в Палестине будет заложен фундамент еврейского государства». Главнокомандующий Я.Х. Сматс26, который в военное время состоял членом королевского кабинета министров, произнес в Йоханесбурге 3 ноября 1919 года речь, в которой предсказывал увеличение темпов еврейской репатриации в Палестину, в результате чего «в следующих поколениях во второй раз в истории на этой территории возникнет еврейское государство». Роберт Сесил27 в 1917 году, Герберт Сэмюэл в 1919 году и Уинстон Черчилль в 1920 году в устном или в письменном виде делали заявления, которые могли означать лишь одно: в конечном итоге они готовятся к созданию еврейского государства. Британские газеты, публикации которых имеют в этой связи определенное значение, сообщали о принятии Декларации Бальфура в совершенно определенном ключе»28.



Резюмируем вкратце то, что было сказано по этому поводу в отчете Комиссии:


  1. Принимая Декларацию Бальфура, британское правительство подразумевало, или, по Крейней мере, не исключало возможности того, что, в конечном итоге, на территории Палестины/Эрец-Исраэль будет создано еврейское государство.

  2. Высокопоставленные государственные деятели в Британии, а также в других странах, понимали, что Декларация Бальфура/Эрец-Исраэль закладывает фундамент еврейского государства в Палестине, и публично высказывались на эту тему.

  3. Авторы Декларации намеревались дать евреям возможность составить большинство населения Палестины/Эрец-Исраэль (по сути, это являлось условием для создания еврейского государства).

  4. Декларация предназначалась для того, чтобы облегчить евреям задачу составить большинство населения Палестины/Эрец-Исраэль и даже основать на ее территории еврейское государство, однако деятельность по реализации этих целей возлагалась исключительно на самих евреев.


Отчет Королевской комиссии во главе с лордом Э. Пилем, был опубликован в 1937 году, спустя пятнадцать лет после того, как британское правительство разъяснило значение термина «национальный очаг» в «Белой книге» У. Черчилля. Несмотря на это, Комиссия Пиля вернулась не к разъяснениям «Белой книги», а к оригинальному тексту Декларации Бальфура и изучению намерений британского правительства в 1917 году, игнорируя при этом официальную трактовку, которая ретроспективно была дана Декларации Бальфура в 1922 году.

Если бы позднее свидетельство Д. Ллойда Джорджа являлось единственным первоисточником, на котором основывалась Комиссия Пиля, ее выводы можно было бы подвергнуть сомнению и признать недостоверными. Однако члены Комиссии изучили также различные документы, относящиеся к тому времени, когда была принята Декларация Бальфура, и следует предположить, что содержание этих документов не противоречило полученным от Д. Ллойда Джорджа сведениям. Другими словами, перед нами позднее свидетельство, подкрепленное письменными первоисточниками, которые на тот момент носили секретный характер и не могли быть обнародованы. Много лет спустя проводились исследования, основанные на рассекреченных документах29. Они привели к похожим выводам: британские политики, работавшие над текстом будущей Декларации Бальфура, полагали, что ее конечной целью является именно создание еврейского государства30.



«[Национальный очаг] для еврейского народа в Палестине»


Словосочетание «еврейский народ», в отсутствие каких-либо четких индикаторов о месте его проживания, свидетельствует о том, что в Декларации Бальфура говорилось обо всем еврейском народе, а не только евреях, находившихся к тому моменту на территории Палестины/Эрец-Исраэль. Следующее непосредственно вслед за этим упоминание «в Палестине» касается места создания национального очага и не означает, что этот национальный очаг будет «согревать» исключительно тех евреев, которые уже проживали на этой территории на момент обнародования Декларации Бальфура.


Интересно отметить, что в черновом варианте декларации, представленном Сионистской организацией, говорилось о восстановлении на территории Палестины/Эрец-Исраэль национального очага еврейского народа. Однако в официально обнародованном тексте этого документа речь идет не о восстановлении, а о создании на этой территории еврейского национального очага. При этом собственно территориальные рамки национального очага (как и вообще границы Палестины/Эрец-Исраэль в то время) не были четко определены. В Декларации Бальфура ни слова не сказано о том, какую именно территорию займет еврейский национальный очаг, и где будут проходить его границы. Эта неопределенность имела свои последствия, которые будут рассмотрены далее.


«И постарается сделать все, что в его силах, для достижения этой цели…»

Британское правительство не взяло на себя обязательство создать в Палестине еврейский национальный очаг, а всего лишь пообещало оказать посильное содействие в его становлении31. Иными словами, Британия обязалась предоставить возможность сионистскому движению и мировому еврейству в целом строить в Палестине/Эрец-Исраэль свой национальный дом, но не обещала ни сама делать эту работу, ни нести какую-либо ответственность за темпы и итоги этого национального строительства.



«При условии, что не будет нанесен ущерб гражданским или религиозным правам уже существующих в Палестине нееврейских общин…»


Декларация Бальфура предназначалась евреям, и когда речь заходит о них или об их интересах, употребляется активная форма. Когда же упоминаются другие жители Палестины/Эрец-Исраэль – Декларация гласит, что их гражданским правам не должен быть нанесен ущерб. Авторы Декларации проявляют заботу не об удовлетворении интересов нееврейских общин, а лишь о том, чтобы их права не были задеты. Подобное отсутствие симметрии проявляется также и в том, что только евреям дается позитивное определение, тогда как остальные жители Палестины/Эрец-Исраэль определены от противного – не сами по себе, а исключительно по отношению к евреям, как «нееврейские общины».


Более того; с одной стороны говорится о «национальном очаге для еврейского народа», а с другой стороны, о «гражданских и религиозных правах нееврейских общин». Здесь имеется двойное разграничение: во-первых, евреи обозначены как народ (национальное понятие), тогда как неевреи – как общины (религиозное понятие); во-вторых, обязательства по отношению к евреям касаются еврейского народа в целом, в то время как в случае остальных жителей Палестины/Эрец-Исраэль речь идет лишь о соблюдении прав, действующих не на уровне нации, а на уровне отдельно взятых индивидуумов.


«При условии, что не будет нанесен ущерб правам и политическому статусу евреев, проживающих в любой другой стране»

Эта оговорка вызвана сопротивлением некоторых антисионистских еврейских кругов в Британии, которые опасались, что Декларация в поддержку создания еврейского национального очага в Палестине/Эрец-Исраэль способна нанести ущерб гражданскому статусу британских евреев или породить обвинения в «двойной лояльности». В одном из черновиков Декларации Бальфура речь шла лишь о тех евреях, которые «полностью удовлетворены своей нынешней национальной идентичностью». Однако эти последние слова были, в конечном итоге, изъяты, в соответствии с замечаниями, внесенными сионистскими представителями и еврейскими лидерами из США и Британии.



Завершая краткий обзор документов, касавшихся будущего Палестины/Эрец-Исраэль и сформулированных еще до завоевания страны британцами, необходимо отметить, что из трех рассмотренных выше обязательств касательно будущей участи ближневосточных территорий, взятых на себя Британией в ходе первой мировой войны, только Декларация Бальфура оказала долгосрочное влияние на историю подмандатной Палестины/Эрец-Исраэль. Срок действия двух других истек очень быстро, в то время как основные пункты Декларации Бальфура, утвержденной на конференции Сан-Ремо в апреле 1920 года, вошли в одобренный Лигой Наций документ, предоставляющий Британии мандат на управление Палестиной/Эрец-Исраэль. Таким образом, Декларация получила официальный международный статус.


2. Палестина/Эрец-Исраэль в начале мандатного периода


После окончания войны и до лета 1920 года Палестина/Эрец-Исраэль находилась под властью военной администрации, как это принято на оккупированных территориях. Это означало, что на местные власти возлагалась обязанность сохранять статус-кво и не привносить никаких необратимых изменений, касавшихся статуса территорий и их жителей. После того, как на конференции в Сан-Ремо мировые державы утвердили предоставление Британии мандата на Палестину/Эрец-Исраэль, британское правительство приняло решение учредить в ней гражданское правление, что и было сделано 1 июля 1920 года, когда Герберт Сэмюэл (Herbert Samuel, 1870–1963) вступил в должность Верховного комиссара. Несмотря на то, что Лига Наций официально предоставила Британии мандат лишь спустя два года, и это решение вошло в силу в 1923 году, мандатным периодом принято называть все те годы, на протяжении которых Палестина/Эрец-Исраэль пребывала под британским владычеством.


Иллюстрация 3. Церемония приведения к присяге первого Верховного комиссара сэра Герберта Сэмюэля (Иерусалим, 1920 г.).

2.1. Период военной администрации



Британцы все еще были скованы взятыми ими на себя в ходе войны двумя обязательствами, которые состояли в следующем: способствовать созданию еврейского национального очага в Палестине/Эрец-Исраэль (это обязательство было зафиксировано в Декларации Бальфура) и признать суверенитет арабского государства, которое должно было занять часть территорий бывшей Османской империи (что обещал в своем письме шерифу Хусейну Генри Мак-Магон). Британские политические деятели не видели противоречия между этими обязательствами. Напротив, они полагали, что в сложившейся послевоенной ситуации два национальных движения – еврейское и арабское – вполне могут сосуществовать и даже сотрудничать друг с другом.


Для более полного понимания ситуации следует упомянуть также и Францию, которая стремилась реализовать свои собственные геополитические интересы в Сирии и в Ливане. Это могло послужить серьезным препятствием на пути к осуществлению данных шерифу Хусейну обещаний. Британские политики полагали, что за счет практически полной зависимости арабов от Британии в том, что касается реализации их устремлений в Сирии и в Ливане (в противовес интересам Франции), появляется возможность привести евреев и арабов к обоюдному согласию. Если арабы откажутся от своих претензий на Палестину/Эрец-Исраэль, Британия поддержит их требования в отношении Сирии и Ливана, и, кроме того, им будет предоставлена экономическая и научно-технологическая поддержка со стороны евреев.

Арабские жители Палестины делились в тот период на сторонников идеи «великой Сирии» и приверженцев идеи «Палестина для палестинцев». По мнению первых, Палестина являлась частью независимого арабского королевства во главе с эмиром Фейсалом32, которое должно возникнуть в ближайшем будущем. Последние же считали, что на территории Палестины должно быть основано отдельное арабское государство. В начальный период британского мандата превалировало мнение сторонников «великой Сирии», которые ожидали, что Британия возьмет Фейсала под свою защиту перед лицом французских притязаний.



Евреи требовали реализации сформулированных в Декларации Бальфура обязательств и пытались добиться согласия арабов на выполнение сионистской программы в Палестине/Эрец-Исраэль. С этой целью 4 июня 1918 года Хаим Вейцман встретился в Акабе с эмиром Фейсалом. Он пытался убедить своего собеседника в том, что создание еврейского национального очага в Палестине/Эрец-Исраэль станет благом для всех жителей страны, а не только для евреев. Понимание, достигнутое между Х. Вейцманом и эмиром Фейсалом, было закреплено в соглашении, которое они подписали в январе 1919 года, накануне открытия мирной конференции в Париже.



<< предыдущая страница   следующая страница >>