shkolakz.ru   1 ... 6 7 8 9

64 10 августа 1920 г. в предместье Парижа Севре был подписан договор с султанской Турцией. Содержащиеся в нем условия фактически превращали Турцию в полуколонию стран Антанты. Зона черноморских проливов подлежала демилитаризации и переходила под международный контроль (фактически под контроль Британии). От Турции к сопредельным государствам отходили не только арабские земли (Турция потеряла все свои арабские территории – Сирию, Ливан, Ирак и Палестину/Эрец-Исраэль), входившие ранее в ее состав, но и собственно турецкие территории (Измир, юго-восточные вилайеты Анатолии). Кроме того, Анатолийская область была разделена на французскую и итальянскую сферы влияния. Численность турецкой армии устанавливалась в пятьдесят тысяч человек, включая тридцать пять тысяч жандармов, флот – в семь сторожевых кораблей и пять миноносцев. Ограничение суверенитета Турции доходило до того, что была создана специальная комиссия для контроля над турецкими финансами, в которую комиссию турецкие представители входили лишь с совещательным голосом. Севрский договор ограничивал армию Турции и обязывал последнюю выплачивать репарации. Этот договор оказался недолговечным. В начале 1919 г. в Турции началась революция, приведшая осенью 1922 г. к ликвидации султанского режима и образованию республики. 24 июля 1923 г. на конференции в Лозанне (Швейцария) державы Антанты вынуждены были признать Севрский договор недействительным и подписать с Турцией новый, Лозаннский мирный договор, ознаменовавший международное признание независимости Турции. Ей были возвращены некоторые отторгнутые по Севрскому договору земли, из зоны проливов были выведены иностранные войска, режим капитуляционных выплат был отменен.

65 Первоначальное требование арабов было еще более радикальным: незамедлительно сформировать независимое арабское правительство в Палестине. Свои притязания они обосновывали обязательствами, содержавшимися в письме Г. Мак-Магона шерифу Хусейну от 24 октября 1915 г. В «Белой Книге» 1922 г. однозначно утверждалось, что «обещание, данное сэром Генри Мак-Магоном, не распространяется на территорию, простирающуюся к западу от реки Иордан». Другими словами, даже если британцы и обязались признать независимость арабов и создать национальное арабское правительство, это обязательство не относится к Западному берегу реки Иордан.


66 Официально этот документ именовался «Указ короля в Совете» (The Palestine Order in Council, 1922) и устанавливал юридические принципы, согласно которым должно было осуществляться управление Палестиной/Эрец-Исраэль.

67 Пункт 18 «Указа короля в Совете», цитируется по: П. Офер, «Формирование мандатного режима и основы еврейского национального очага», в книге «История еврейского ишува в Эрец-Исраэль со времен первой волны алии: период британского мандата», под ред. М. Лиссака, том первый (Иерусалим, 1994), стр. 224.

68 Эта ситуация продолжалась вплоть до лета 1937 года, когда правительство официально объявило об отмене принципа «репатриации в соответствии с экономическими возможностями страны» и заменило его на принцип «общегосударственной иммиграционной квоты».

69 См.: M. Mossek, «Palestine Immigration Policy under Sir Herbert Samuel» (London, 1979), p.43.

70 См.: Г. Бигер, «Осажденное поселение или национальный очаг?» (Иерусалим, 1983), стр. 42–64 [на иврите].

71 В период османского правления интерес европейских государств к Палестине/Эрец-Исраэль носил сугубо религиозный характер. Особое внимание уделялось таким городам, как Иерусалим, Вифлеем и Назарет. В середине XIX века разногласия между европейскими государствами по поводу христианских святынь достигли своего апогея и послужили поводом для начала Крымской кампании. См. об этом: S. Colbi, «Christianity in the Holy Land» (Tel-Aviv, 1969), pp. 65–108; «Jerusalem in the Mind of the Western World, 1800–1948», ed. by Y. Ben-Arie and M. Davis (Westport, 1997), pp. 137–194; И.А. Воробьева, «Русские миссии в Святой Земле в 1847–1917 годах» (Москва, 2001), стр. 35–45; Б.Ф. Ямилинец, «Россия и Палестина. Очерки политических и культурно-религиозных отношений (XIX – начало XX века)» (Москва, 2003), стр. 75–82.


72 Ватикан – центр католичества – был заинтересован в том, чтобы святые места Иерусалима, Вифлеема и Назарета контролировало католическое государство, а не Британия, в которой большинство составляли протестанты.

73 В настоящем издании данная тема излагается по следующим источникам: А. Фризель, «Сионистская политика после принятия Декларации Бальфура», стр. 196–211; Г. Бигер, «Осажденное поселение или национальный очаг?», стр. 12–41.

74 Согласие Сионистской организации принять определенную Британией политику касательно Восточного берега реки Иордан побудило В.Е. Жаботинского в начале 1923 г. в знак протеста покинуть Сионистскую организацию. Девизом ревизионистской партии, организованной им в 1925 году, стали слова: «Два берега у Иордана, и оба наши!». Вопрос о будущем Восточного берега реки Иордан и права евреев селиться на его территории продолжал оставаться в эпицентре споров участников сионистских конгрессов на всем протяжении 1920-х – 1930-х годов.

75 В конце 1920 г. обязанности по управлению подмандатными регионами были возложены на Министерство колоний.

76 С точки зрения евреев это была граница, тогда как с точки зрения британцев – линия, разделявшая две территории, контролируемые мандатной администрацией. Полномочия Верховного комиссара, резиденция которого находилась в Иерусалиме, распространялись как на Палестину/Эрец-Исраэль, так и на территорию, находящуюся за рекой Иордан. Создание Трансиордании не имело, в этой связи, решающего значения; отношение британских властей к правителю этой страны адекватно передают слова У. Черчилля: «Эмир Абдалла пребывает в Трансиордании, куда однажды воскресным днем я его посадил» (цитируется по: Н. Роуз, «Черчилль», стр. 201). Подобным же образом в Ираке, несмотря на возведение на престол Фейсала, продолжала работу британская администрация во главе с Верховным комиссаром сэром Перси Коксом, обладавшим фактически верховной властью в стране.


77 После подписания двумя государствами договора Сайкса – Пико, многие его пункты претерпели изменения, что было вызвано послевоенными реалиями: Британия оккупировала Палестину/Эрец-Исраэль и Сирию, заняла регионы, которые должны были оказаться под международной юрисдикцией, а также установила контроль над некоторыми территориями, которые изначально должны были отойти к Франции.

78 Источником, согласно которому определили местонахождение библейского Дана, была карта Израиля периода Давида и Соломона в «Атласе Святой Земли» Джорджа Адама Смита от 1915 года.

79 Обозначение границы на местности и передача контроля над Северной Галилеей британцам закончилась весной 1924 года.

80 «История Хаганы», том 1, часть 2, стр. 585 [на иврите].

81 Как отмечалось выше, в османский период не существовало государственной или административной единицы, называвшейся «Палестиной». Территория, которая в 1922 г. была определена как сфера действия британского мандата, включала в себя несколько административных единиц.

82 Выборы в Османский парламент состоялись после революции младотурков в 1908 г.

83 Приверженцами этой идеи являлись члены так называемых «Клуба литераторов» и «Арабского клуба», основанных в 1918 г. в Иерусалиме представителями молодого поколения уважаемых арабских семейств.

84 Данная политическая линия поддерживалась созданными в 1918–1919 гг. так называемыми «мусульманско-христианскими объединениями», в коих состояли представители обеих конфессий из числа палестинских арабов и к которым принадлежали некоторые представители наиболее уважаемых в арабском обществе семейств.

85 Обратите внимание, что название организации включает в себя прилагательное «арабский», а не «палестинский». Это – один из признаков растерянности, царившей в среде палестинских арабов в 1920-е годы – период, когда их надежда стать частью арабского сирийского государства сменилась осознанием себя в качестве обособленной национальной общности.


86 Й. Порат, «Зарождение палестинского арабского национального движения», стр. 156.

87 Леонард Штайн (Leonard Stein, 1887–1973) – адвокат и общественный деятель. Уроженец Британии, учился в Оксфордским университете, где создал первый в Британии кружок сионистских студентов. В 1918–1920 гг. служил в штабе британской военной администрации в Палестине/Эрец-Исраэль. В 1920–1929 гг. – секретарь по политическим вопросам Исполнительного комитета Сионистской организации в Лондоне; после создания Еврейского агентства выполнял его многочисленные поручения в политической и юридической сферах. В 1932 г. вернулся к юридической деятельности, став экспертом по вопросам налогообложения. Л. Штайн свидетельствовал перед комиссией Шоу, расследовавшей арабские беспорядки 1929 г.; его свидетельство было высоко оценено Х. Вейцманом как «высшая точка тех неоценимых услуг, которые Л. Штайн оказал сионистскому движению». Выступал против плана раздела Палестины/Эрец-Исраэль, настаивая на создании еврейского государства на всей ее территории.

88 Цитируется по: А. Фризель, «Сионистская политика после принятия Декларации Бальфура», стр. 306.

89 Отчет Комиссии Пиля, глава 2, параграф 39.

90 Клан Нашашиби победил своих конкурентов на выборах в муниципалитет Иерусалима в 1927 году, и их новый статус начал угрожать положению Хаджа Амина эль-Хусейни. См.: А. Халамиш, «Иерусалим в период британского мандата» (Тель-Авив: Открытый университет Израиля, 1998 // курс «Иерусалим в веках», часть десятая), стр. 76–80.




<< предыдущая страница