shkolakz.ru 1 2 ... 16 17
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ



СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ


КАЛМЫЦКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ


БИЧЕЕВ Б.А.


ДЕТИ НЕБА – СИНИЕ ВОЛКИ


Мифолого-религиозные основы этнического сознания калмыков


ЭЛИСТА 2004


Научный редактор


доктор философских наук

Авксентьев В.А.


академик

Волков Г.Н.


Рецензенты


доктор философских наук

Грякалов А.А.


доктор исторических наук

Жуковская Н.Л.


Книга посвящена исследованию мифолого-религиозных основ формирования этнического сознания калмыков. В работе использован широкий круг устных и письменных памятников духовной культуры. Рекомендуется для специалистов, студентов гуманитарных специальностей и широкого круга читателей, интересующихся проблемами истории и культуры монгольских народов.


От редактора


Калмыки, по всей вероятности, являются одним из интереснейших народов в мире. Да и национальный статус их, несмотря на относительную не многочисленность, чрезвычайно высок. Соответственно и этническое самосознание этого народа, на мой взгляд, чрезвычайно самобытно и, претерпевая эволюцию, не подвержено значительным деформациям.

В подъеме национального самосознания не малую роль сыграли и калмыки, и не калмыки. А.С. Пушкин, например, в "Памятнике" завещании – оде самому себе, самые характерные строки посвятил "другу степей калмыку". "Друг" – это очень сильно, ибо представляет собой факт высочайшей нравственной культуры. Если следовать за Пушкиным, то, по ассоциации, можно добраться и до неожиданного диалога – почти без натяжек… Потому что у Пушкина есть строки – "Под небом Африки моей…". Так что он и сам ДРУГ НЕБА АФРИКИ, быть может, ДИТЯ НЕБА. Диалог этот программен, хотя и скромно зашифрован. Но услышать, ощутить его все-таки вполне посильно многим.


Вклад свой в национальное самосознание калмыков еще более увеличил – усилил Пушкин своими исследованиями истории Пугачевского бунта. В этом ему помог великий чуваш Н.Я. Бичурин (отец Иакинф) своим классическим обозрением истории калмыков c древнейших времен до настоящего (XX в.) времени. Чуваш не скрывает своего восхищения свободолюбием калмыков. Эту мысль ученого не оставил без внимания и поэт. Может быть просторы степей, свободное пространство и сформировали это свободолюбие как один из важнейших компонентов и чувства национальной гордости, и этнического самосознания.

В свое время, участвуя в создании первого в мире "Этнопсихологического словаря" (М.: Московский психолого-социальный институт, 1999), я был свидетелем в высшей степени заинтересованного внимания, без преувеличения горячего обмена мнениями по поводу калмыков вообще, высокого уровня их самосознания в частности. Позволю себе привести из относительно большой статьи несколько отрывков. Попутно замечу, что немногие народы, в том числе и насчитывающие не один миллион человек, не удостаивались таких обстоятельных статей.

"… С древнейших времен ойраты по своему национальному характеру были по сравнению с монголами более независимыми, сплоченными, самостоятельными, настойчивыми и старательными… Калмыки разработали свою оригинальную систему использования обширных степных пастбищ" – вот вам и дружба калмыка со степью.

"Такие национально-психологические особенности калмыков, как выносливость, неприхотливость, настойчивость, старательность, умение довольствоваться малым обеспечивали успешность жизни калмыков в достаточно трудных природно-климатических условиях. …В психологии калмыков (в их сознании и самосознании ? – Г.В.) в целом сформировались такие черты, как ровное и равное отношение практически ко всем людям, независимо от их пола и социального положения, стремление мирно решать спорные проблемы, в общении и взаимодействии с партнерами и даже оппонентами, ориентация на бесконфликтное поведение, достижение согласия ненасильственными средствами. …У калмыков сформировались и такие качества, как трезвость мысли и рационализм, стойкость к страданиям, неприхотливость, непритязательность, настойчивость при достижении реально существующих целей".


Общий вывод "Этнопсихологического словаря" таков: "Калмыки – достаточно своеобразный народ, знание психологии которого позволяет строить с его представителями устойчивые взаимовыгодные и равноправные отношения".

Мои длительные наблюдения за калмыками, серьезное творческое содружество с ними, чрезвычайно интенсивная работа с учащейся молодежью, сопровождавшаяся анкетированием, многочисленные пилотажные опросы создают впечатление быстро прогрессирующего национального самосознания калмыков. По моим впечатлениям, такой прогресс в этническом самосознании в Российской Федерации наблюдается не более, чем у пяти – шести народов. А у целого ряда народов, если судить объективно по итогам Всероссийской переписи, наблюдается тотальное падение этнического самосознания, о чем свидетельствуют уменьшение числа национального населения на сотни тысяч: меняют родителей, меняют национальность, переходя к "престижным" нациям.

Без национальной гордости нет и человеческого достоинства: это убедительно доказано в настоящей монографии. Нельзя забывать, что национальный человек – больше, чем просто человек, в нем одном есть черты человека вообще и еще есть черты индивидуально – национальные. Н.А. Бердяев писал: "Можно пожелать братства и единения всех народов Земли, но нельзя желать, чтобы с лица Земли исчезли выражения национальных ликов, национальных типов и культур". Иначе – человечества не будет.

Есть нечто великое в калмыках - это умение делать событие, дело превращать в событие – символы. Калмыки помнят своих героев, гениев, они – личности – символы. А "Джангар" вобрал в себя все – и дела, и слова – мысли, и героев... Это – опора национального самосознания. Народу нужны маяки, ими являются лучшие представители нации. О народе судят не по низинам, а по вершинам. На это настраивает настоящая книга.

В заключении особо хочется отметить, что проблема формирования этнического самосознания разных народов в научной литературе последних двух десятилетий поднимается довольно активно. Эта проблема имеет не только чисто научное значение, но и политическое, практическое – для гармонизации межнациональных отношений, ухудшающихся из года в год. Национальный менталитет всегда был и сегодня остается особенно важным элементом поиска своего места в полиэтническом и поликультурном пространстве России. Как российские, так и зарубежные аналитики практически единодушны в том, что этнические проблемы сохранят свою исключительную актуальность как минимум в течение всей первой половины XXI века. А я думаю, что – дольше и больше… С этой точки зрения обращение автора данной монографии к теме этнического самосознания калмыков должно только приветствоваться, тем более что это первая, мастерски, талантливо обобщающая работа по данной проблеме в современном калмыковедении.


В работе собран громадный материал, предложена схема рассмотрения этапов формирования этнического сознания калмыков, которая показана в исторической динамике, очень ярко и выпукло. Историко-культурный материал в исследовании представлен корректно и целостно, ориентирован именно на то, чтобы свести в едином пространстве анализа темы философии бытия и существования религиозных и культурно-этнических представлений. Автор главным образом рассматривает проявление самосознания через древние религиозные представления и буддизм.

В целом представленная работа является серьезным, весьма солидным научным исследованием актуальной темы современности, где вопросы идентификации и культурного самоопределения являются весьма важными. Вводимые в исследование новые материалы, несомненно, привлекут внимание не только специалистов, но и читателей интересующихся вопросами культурной истории и современного состояния этничности своего народа.


Академик Г.Н. Волков

ВВЕДЕНИЕ


Последнее десятилетие XX века стало особым для народов России. Одни восприняли его как время нового "национального возрождения", другие – как хаос "взбунтовавшейся этничности". Между тем, как отечественные, так и зарубежные аналитики приходят к выводу о том, что этнические проблемы сохранят свою актуальность в течение всей первой половины XXI в. Не случайно эту будущую эпоху многие ученые уже окрестили эпохой национализма.

Социально-политические и экономические перемены в российском обществе демонстрируют очевидность того, что становление гражданского общества в полиэтнической стране необратимо связано с фактором возросшей этничности. Поэтому исследование различных сторон и аспектов исторического развития этно­са предполагает обязательное обращение к такому феномену как этническое сознание. Сегодня эта проблема представляют не только большой интерес, но и не малую сложность, поскольку этапы развития этнического сознания можно проследить, только анализи­руя весь исторический путь народа, выделяя основные этнокультурные константы, вокруг которых формировалось этническое сознание. Однако надо признать, что этапы эволюционного развития этнического сознания не всегда совпадает с динамикой событийной истории народа.


Этническое сознание выступает как феномен психики, который слагается и осуществляется в знаковом материале, созданном в процессе социального общения строго организованного социума. Оно находит свое выражение в разнообразных проявлениях жизни этноса, маркируя ее та­ким образом, чтобы подчеркнуть присущее этносу своеобразие и сохранить наиболее значимые для этноса культурно-психо­логические архетипы. Эти архетипы с ходом времени трансформируются, "однако и в случае трансформации первичный архетип достаточно ясно просвечивает" [Мелетинский 1994, с. 64].

Этническое сознание и самосознание являются неотъемлемой частью культуры, и выражается через нее. Понятие "культура" вмещает феномены многих уровней. Дж. Хонигман указывает на два класса феноменов культуры: а) на социально стандартизированное поведение (действия, мысли, чувства) какой-либо устойчивой этнической группы; б) на материальные продукты или средства деятельности этой группы. Исходный или "явный" (overt) уровень культуры включают в себя поддающиеся наблюдению действия и материальные объекты и "скрытую культуру", подразумевающую под собой идеи и чувства, т.е. феномены, непосредственно не наблюдаемые, но проявляющиеся через речь или при анализе материальных продуктов деятельности [Хонигман 2001, с. 53].

Анализ культуры должен быть сориентирован на выявление этнокультурных трансформаций архетипов, выступающих своего рода символами отличительности этноса. Культура по известному определению А. Кребера и Кл. Клакхона "состоит из внутренне содержащихся и внешне проявляемых норм, определяющих поведение, осваиваемое и опосредуемое в результате деятельности людей, включая ее воплощение в [материальных] средствах. Сущностное ядро культуры составляют традиционные (исторически сложившиеся) идеи, в первую очередь те, которым приписывается особая ценность. Культурные системы могут рассматриваться с одной стороны как результаты деятельности людей, а с другой – как ее регуляторы"[Цит. по: Белик 2001, с. 18].


Культура была и остается историческим наследием народа, в котором неизменно присутствуют два постоянных фактора. Прежде всего, это историческая память, которая обращена к прошлому и традиция, созидающая во все времена новые ценностные ориентиры для этноса. Культура включает в себя те аспекты прошлого, которые составляют ее ценностное ядро, связывают настоящее и будущее. Мера и природа изменений происходящих в традиционной культуре, зависит от состояния сохранности того комплекса коллективной идентичности, который включает в себя как реальные, так и мифологические события своего исторического прошлого. Следовательно, культуру образуют такие способы взаимодействия с кризисной ситуацией, которые помогают этносу не только выжить, но и сохранить свою этнокультурную особенность.

Самосознание, свойственное не только индивиду, но и в целом этносу, формируется на определенной ступени развития, когда этнос поднимается до понимания своего положения в системе межэтнических отношений, своих общих интересов и идеалов. Благодаря наличию в культуре этноса подобных комплексов коллективной идентичности, каждый индивид или этнос в целом имеют возможность осознавать и определять свою, только им присущую природную и культурную идентификацию. Если в древности этническая культура формировалась, главным образом, посредством адаптации к среде традиционного обитания, то со временем среда, требующая приспособления, наполняется социальной значимостью. Фактор природной среды и фактор социальной среды оказали решающее влияние на формирование различных этнических общностей, в том числе и калмыцкой. При всей относительности разных представлений об обществе, противоположности позиций разных социальных групп внутри этнического общества есть некий инвариант того, что кажется самоочевидным в рамках одной этнической общности. Социальное конструирование общества в исследовании и состоит в том, чтобы приблизиться к обнаружению этого инварианта.

По этой причине в поле зрения нашего исследования попали те социальные маркеры, которые определяли изменение в эволюционном развитии этнического самосознания калмыков. Спектр перечисленных проблем обусловил актуальность избранной нами темы. Объектом исследования является эволюционное развитие этнического сознания калмыков. Предметом исследования выступает религиозно-мифологическхе аспекты этнического сознания.


Этот выбор обусловлен несколькими факторами. Во-первых, политическая, военная и культурная история калмыков во многом отлична от истории других монгольских народов. Во-вторых, современная локализация западномонгольских народов распределяется от юга России до западной части Монголии, северо-запада Китая, юго-востока Тибета. Поэтому изучение этнического самосознания современных калмыков может быть полезно в целях выявления толерантных качеств этноса. В-третьих, период долгого сосуществования в окружении иноэтничных, инокультурных и иноконфессиональных групп, представля­ет научный интерес, поскольку этническое сознание напрямую зависит от длительности прожи­вания в конкретной этнической среде, особенностей культурного фонда, исто­рической памяти и исторического прошлого, уровня социально-экономического развития и степени интенсивности межэтнических контактов.

Цели и задачи исследования продиктованы необходимостью ос­мысления глубинных процессов, происходивших с калмыцким этносом на протяжении его ис­тории, поиском новых подходов к оценке и анализу причин происходивших в этническом сознании трансформаций и реакций этноса на те или иные события, послужившие толчком к этим изменениям. Различные традиции и воззрения, лежащие в основе культуры калмыцкого этноса, дают возможность проследить действие законов закрепления и трансформации, благодаря которым эти явления становятся устойчивыми, характерными константами этнической культуры.

Предлагаемая книга не является описанием традиционной культуры в общепринятом понимании этого слова. Образующие это исследование разделы, хотя и освещают разные стороны рассматриваемой проблемы, подчинены единому замыслу, объединены общим подходом, ориентированным на раскрытие различных граней, элементов этнического сознания и культуры как целостной системы. Объектом исследования выступают те этноконстанты культуры, которые с незапамятных времен позволили этносу осознать свое "мы", внести свой вклад в историю и запечатлеться в исторической памяти многих соседствовавших с ними кочевых и оседлых народов.


Исследуя мифолого-религиозные аспекты этнического сознания калмыков, мы попытались восстановить оп­ределенные исторические типы поведения, мышления, восприятия, характерные для калмыцкого этноса; выявить, как формировался такой психологический феномен как этническое самосознание, какова была его структура, каким могло быть его содержательное наполнение, интенсивность и регулятивная способность. Такое исследование выявило необходимость единства социально-исторического и культурного контекста. Потребовался не просто подробный "реестр" культурологических особенностей, но и "вживание" в этническую культуру, т.е. глубокое знание специфических условий и способов этнического существования для их обоснования. Этими двумя моментами и определяется структура данной работы, охватывающая достаточно обширный временной пласт и широкий культурологический диапазон.

Содержание работы основано на разнооб­разном круге источников, поскольку процесс эволюции этнического сознания можно просле­дить только при комплексном изучении многочисленных и разнообразных источ­ников. С этой целью был проведен анализ этнографических данных, собранных учеными, зани­мающимися различными проблемами истории и культуры западных монголов, в которых опосредованным образом затрагиваются проблемы этнического сознания и в которых содержится информация о различных аспектах жизни и нравов калмыков, характеризующих их этническое сознание на определенных исторических этапах.

Проанализированный материал дал возможность расширить и углубить представления об истоках поведенческих, духовных и морально-нравственных структур калмыцкого общества. Этническая история любого народа тесно переплетена с этапами эволюции этнического сознания. Анализ повторяемости отдельных сторон этнической жизни, различных движущих сил этнического развития дают возможность не только описать этническую историю народа, обобщить и рассмотреть закономерность этнического процесса, но и выявить те специфические особенности, которые легли в основу древнейшего этапа формирования этнического сознания.




следующая страница >>