shkolakz.ru 1 2 3
СПРАВКА



по результатам изучения практики применения судами Владимирской области норм международного права при рассмотрении гражданских дел и дел об административных правонарушениях.


В принятой 22 ноября 1991 г. Декларации прав и свобод человека и гражданина Российской Федерации провозглашен приоритет международных норм, относящихся к правам человека, перед отечественным законодательством.

Это положение нашло свое закрепление в Конституции Российской Федерации, в соответствии с ч.4 ст.15 которой общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.


По заданию Верховного Суда Российской Федерации судебная коллегия по гражданским делам Владимирского областного суда изучила практику применения судами области Конвенции о защите прав человека и Протоколов к ней, а также иных норм международного права при рассмотрении гражданских дел и дел об административных правонарушениях за период с 01.01.2009 по 30.09.2010.


Гражданские дела.

По информации районных (городских) судов и мировых судей Владимирской области за указанный период районными (городскими) судами и Владимирским областным судом по результатам рассмотрения гражданских дел вынесено 136 судебных актов, в которых имеются ссылки на нормы международного права.

Из них большая часть относится к категории дел, вытекающих из семейно-брачных отношений об усыновлении (удочерении), в том числе иностранными гражданами; о лишении родительских прав; об определении места жительства несовершеннолетних детей и порядка общения с ребенком.

Также нормы международного права применялись при рассмотрении гражданских дел по заявлениям об оспаривании действий (бездействий) государственных органов, должностных лиц и по искам:


о защите чести, достоинства и деловой репутации к средствам массовой информации, к юридическим лицам и физическим лицам;

о компенсации морального вреда;

о возмещении вреда здоровью;

о выселении из жилого помещения;

о назначении досрочной трудовой пенсии, о включении периодов работы в трудовой стаж и перерасчете пенсии;

о признании права на меры социальной поддержки;

по иным спорам в сфере гражданско-правовых отношений.


Анализ представленных для изучения судебных решений показал, что при рассмотрении судами гражданских дел наряду с внутригосударственным законодательством применялись нормы международного права, содержащиеся в следующих международно-правовых актах:

Конвенции о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20.11.1989, ратифицирована Верховным Советом СССР 13.06.1990);

Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней (ратифицирована Федеральным Собранием, Федеральный закон от 30 марта 1998 года N 54-ФЗ);

Декларации о свободе политической дискуссии в СМИ (принята 12.02.2004 на 872-м заседании Комитета министров Совета Европы);

Резолюции 1165(1998) Парламентской Ассамблеи Совета Европы о праве на неприкосновенность частной жизни;

Конвенции ООН против пыток и Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью;

Международных Пактах от 16.12.1966 "О гражданских и политических правах", "Об экономических, социальных и культурных правах";

Всеобщей декларации прав человека;

Рекомендации N 198 "О трудовом правоотношении" (принята 15.06.2006 Генеральной конференцией Международной организации труда);

Конвенции №95 Международной Организации Труда «Относительно защиты заработной платы»;

Конвенции N 87 Международной организации труда "Относительно свободы ассоциаций и защиты права на организацию" (принята в г.Сан-Франциско 09.07.1948 на 31-ой сессии Генеральной конференции МОТ);


Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (заключена в Минске 22.01.1993, вступила в силу 19.05.1994, для Российской Федерации 10.12.1994);

Соглашении о взаимном признании прав на возмещение вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей (заключено в г. Москве 09.09.1994);

Соглашении между Правительством Республики Беларусь, Правительством Республики Казахстан, Правительством Кыргызской Республики, Правительством РФ и Правительством Республики Таджикистан от 24.11.1998 "О взаимном признании и эквивалентности документов об образовании, ученых степенях и званиях";

Европейской хартии местного самоуправления (ратифицирована Федеральным законом от 11.04.1998г. № 55-ФЗ);

Шенгенской Конвенции 1990 года.

В некоторых решениях суды ссылались на правовую позицию Европейского Суда по правам человека, изложенную в постановлениях по делу «Лингенс против Австрии», «Тома против Люксембурга» и «Чемодуров против Российской Федерации», «Хиндисайд против Соединенного Королевства», «Смирнова против России».


Так, применение Конвенции о правах ребенка при рассмотрении дел, обусловлено прежде всего необходимостью соблюдения общепризнанных международных принципов в сфере защиты прав несовершеннолетних, в частности при передаче их на воспитание и усыновление не их собственным родителям, а иным гражданам (в том числе иностранным).


В соответствии со ст. 21 Конвенции государства - участники, которые признали и/или разрешают существование системы усыновления, обеспечивают, чтобы наилучшие интересы ребенка учитывались в первостепенном порядке, и они:

a) обеспечивают, чтобы усыновление ребенка разрешалось только компетентными властями, которые определяют в соответствии с применимыми законом и процедурами и на основе всей относящейся к делу и достоверной информации, что усыновление допустимо ввиду статуса ребенка относительно родителей, родственников и законных опекунов и что, если требуется, заинтересованные лица дали свое осознанное согласие на усыновление на основе такой консультации, которая может быть необходимой;


b) признают, что усыновление в другой стране может рассматриваться в качестве альтернативного способа ухода за ребенком, если ребенок не может быть передан на воспитание или помещен в семью, которая могла бы обеспечить его воспитание или усыновление, и если обеспечение какого-либо подходящего ухода в стране происхождения ребенка является невозможным;

c) обеспечивают, чтобы в случае усыновления ребенка в другой стране применялись такие же гарантии и нормы, которые применяются в отношении усыновления внутри страны;

d) принимают все необходимые меры с целью обеспечения того, чтобы в случае усыновления в другой стране устройство ребенка не приводило к получению неоправданных финансовых выгод связанным с этим лицам;

e) содействуют в необходимых случаях достижению целей настоящей статьи путем заключения двусторонних и многосторонних договоренностей или соглашений и стремятся на этой основе обеспечить, чтобы устройство ребенка в другой стране осуществлялось компетентными властями или органами.


При рассмотрении Владимирским областным судом гражданских дел об усыновлении иностранными гражданами детей – граждан РФ, ссылка на вышеуказанную статью имеется в решениях суда об удовлетворении исковых требований.

При этом мотивация применения статьи 21 Конвенции о правах ребенка во всех случаях одинакова и заключается в следующем: «Учитывая положения ст.21 Конвенции о правах ребенка, принятой резолюцией 44/25 Генеральной Ассамблеи ООН 20 ноября 1989 года, по которым государства-участники признают, что усыновление в другой стране может рассматриваться в качестве альтернативного способа ухода за ребенком, если ребенок не может быть передан на воспитание или помещен в семью, которая могла бы обеспечить его воспитание или усыновление, и если обеспечение какого-либо подходящего ухода в стране происхождения ребенка является невозможным, суд приходит к выводу об удовлетворении заявления об усыновлении, поскольку оно отвечает интересам ребенка».



При разрешении гражданских дел об усыновлении (удочерении) судьи Александровского городского, Гусь-Хрустального городского судов области наряду с нормами национального законодательства ссылались на положения Конвенции, в которых провозглашено, что ребенку для полного и гармоничного развития его личности необходимо расти в семейном окружении, в атмосфере счастья, любви и понимания.


Нормы Конвенции применялись при рассмотрении Собинским городским судом Владимирской области гражданских дел по искам прокурора в интересах неопределенного круга лиц об устранении нарушений действующего законодательства в области обеспечения безопасности образовательных учреждений. Прокурор обращался в суд, в том числе, в интересах несовершеннолетних детей, обучающихся в образовательных учреждениях.

В связи с этим при разрешении исковых требований суд ссылался на п.3 ст.3 Конвенции, в соответствии с которым государства - участники обеспечивают, чтобы учреждения, службы и органы, ответственные за заботу о детях или их защиту, отвечали нормам, установленным компетентными органами, в частности в области безопасности и здравоохранения, и с точки зрения численности, и пригодности их персонала, а также компетентного надзора.

Решением Собинского городского суда Владимирской области от 31.03.2009 удовлетворены исковые требования Собинского межрайонного прокурора к администрации района об устранении нарушений требований пожарной безопасности. Суд обязал ответчика в установленный им срок оборудовать помещение муниципального дошкольного образовательного учреждения пожарной сигнализацией и системой оповещения и управления эвакуацией людей при пожаре.

Решением Собинского городского суда Владимирской области от 24.05.2010 частично удовлетворены требования Собинского межрайонного прокурора в интересах неопределенного круга лиц к администрации Собинского района, МДОУ Собинского района детский сад №13 «Рябинка» о признании незаконным бездействия в части непринятия мер по предупреждению терроризма, об обязании выделить денежные средства и устранить выявленные нарушения. Суд признал незаконным бездействие администрации Собинского района в части непринятия мер по предупреждению терроризма, в том числе по выявлению и последующему устранению причин и условий, способствующих совершению террористических актов (профилактика терроризма). Обязал администрацию района в установленный им срок выделить денежные средства МДОУ Собинского района детский сад №13 «Рябинка» для устранения выявленных нарушений. Обязал МДОУ детский сад №13 «Рябинка» в течение трех месяцев со дня поступления денежных средств устранить нарушения: заменить входные двери на металлические; установить систему видеонаблюдения; оборудовать объект охранной сигнализацией.



По спорам об установлении порядка общения с ребенком либо определении места жительства несовершеннолетних детей, суды в некоторых случаях обращались к положениям, закрепленным в ст.9 Конвенции.

В силу частей 1, 3 указанной нормы государства - участники обеспечивают, чтобы ребенок не разлучался со своими родителями вопреки их желанию, за исключением случаев, когда компетентные органы, согласно судебному решению, определяют в соответствии с применимым законом и процедурами, что такое разлучение необходимо в наилучших интересах ребенка. Такое определение может оказаться необходимым в том или ином конкретном случае, например, когда родители жестоко обращаются с ребенком или не заботятся о нем или когда родители проживают раздельно и необходимо принять решение относительно места проживания ребенка.

Государства - участники уважают право ребенка, который разлучается с одним или обоими родителями, поддерживать на регулярной основе личные отношения и прямые контакты с обоими родителями, за исключением случая, когда это противоречит наилучшим интересам ребенка.


Так, решением Камешковского районного суда Владимирской области от 11.06.2010 удовлетворены требования Д.Л.Г. к Д.А.С. о расторжении брака и определении места жительства несовершеннолетнего ребенка - по месту жительства матери. Определяя место жительства ребенка, суд принял во внимание мнение представителя органа опеки и попечительства, а также исходил из возраста и пола ребенка, привязанности девочки к матери.

Решением Камешковского районного суда Владимирской области от 31.05.2010 удовлетворены исковые требования К. к Д. об установлении порядка общения с ребенком. При установлении порядка общения (по выходным дням в субботу и (или) в воскресенье с 10.00 до 13.00 во дворе дома по месту проживания матери и ребенка) суд исходил из целей не причинения ребенку психологической травмы в связи длительным отсутствием общения с отцом; характера взаимоотношений родителей; возраста ребенка и необходимости обеспечения определенного режима дня.



С учетом положений Конвенции о правах ребенка Петушинским районным судом разрешались гражданские дела по искам прокурора, либо комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав администрации района, поданных в интересах несовершеннолетних детей, к гражданам о лишении родительских прав, ограничении в родительских правах и взыскании алиментов.

В соответствии с ч.1 ст. 19 Конвенции государства - участники принимают все необходимые законодательные, административные, социальные и просветительные меры с целью защиты ребенка от всех форм физического или психологического насилия, оскорбления или злоупотребления, отсутствия заботы или небрежного обращения, грубого обращения или эксплуатации… со стороны родителей, законных опекунов или любого другого лица, заботящегося о ребенке.

С целью определения формы законодательной защиты (лишения прав либо ограничения в правах) суды надлежащим образом выясняли все обстоятельства дела: конкретные факты, свидетельствующие о ненадлежащем исполнении обязанностей, характер уклонения от воспитания ребенка, личность ответчиков, возможность для исправления и восполнения допущенных негативных последствий своего поведения.

В зависимости от данных обстоятельств судом принимались соответствующие решения, отвечающие интересам несовершеннолетних детей.


Наиболее часто при разрешении споров суды применяли Конвенцию о защите прав человека и основных свобод и Протоколы к ней.

Статья 2 Протокола №4 к Конвенции от 16.09.1963 устанавливает право каждого, кто на законных основаниях находится на территории какого-либо государства, на свободу передвижения в пределах этой территории и выбор местожительства. Пользование этими правами не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности или общественного спокойствия, для поддержания общественного порядка, предотвращения преступлений, охраны здоровья или нравственности или для защиты прав и свобод других лиц.


Вышеуказанные положения применил Октябрьский районный суд г.Владимира при рассмотрении гражданского дела по иску К. к ЗАО «Александр Д. ЛТД», Управлению внутренних дел по г.Владимиру, Министерству финансов РФ, отделу вневедомственной охраны при УВД по г.Владимиру о компенсации морального вреда.

Как усматривается из текста решения суда от 28.04.2010 поводом для обращения в суд послужили действия вышеуказанных ответчиков (вызов сотрудниками магазина дежурного наряда отдела вневедомственной охраны при отделе милиции №2 УВД по г.Владимиру, доставление К. в дежурную часть отдела милиции №2 УВД по г.Владимиру, составление в отношении истца протокола об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст.20.1 КоАП РФ, принятие решения об административном задержании истца), в совокупности повлекшие за собой содержание истца в спецприемнике с 16ч. 26.08.2009 и до 10ч. 27.08.2009 и причинение ему указанными действиями физических и нравственных страданий.

Разрешая спор, суд пришел к выводу, что в нарушение принципов законности, уважения прав и свобод гражданина, сотрудник отдела милиции №2 не выяснил наличие оснований для применения меры обеспечения в виде административного задержания, чем ограничил свободу К. С учетом наличия вступившего в законную силу постановления мирового судьи о прекращении производства по делу об административном правонарушении ввиду отсутствия состава административного правонарушения, признал указанные действия незаконными и взыскал в пользу истца с Министерства финансов РФ за счет казны РФ компенсацию морального вреда в сумме 20000 рублей.

Суд кассационной инстанции, отменяя решение суда и принимая новое решение о взыскании в пользу К. компенсации морального вреда в сумме 20000 рублей, указал следующее: само по себе обстоятельство, что задержанное лицо не было впоследствии привлечено к административной ответственности, не означает, что задержание было незаконным. Факты и сведения, которые дают основания для применения задержания как меры принуждения с целью обеспечения производства по делу об административном правонарушении, могут оказаться впоследствии недостаточными для принятия решения об административном ответственности. Требования, обуславливающие правомерность задержания, не предполагают, что компетентное должностное лицо уже в момент задержания должно иметь доказательства, достаточные для разрешения дела по существу.


Посчитав, что достаточных доказательств неправомерных действий сотрудников милиции при составлении протокола об административном правонарушении и протокола об административном задержании суду представлено не было, судебная коллегия по гражданским делам Владимирского областного суда пришла к выводу о неправильном применении судом первой инстанции ст.1069 ГК РФ и вынесла новое решение, применив к спорным правоотношениям п.1 ст.1070, 1100 ГК РФ, предусматривающих наступление ответственности государства независимо от вины конкретных должностных лиц и государственных органов.

В соответствии со ст.3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию.

С., ранее отбывавший наказание в ФГУ ИК-3 УФСИН России по Владимирской области, обратился в Октябрьский районный суд г.Владимира с заявлением об оспаривании решений Владимирской прокуратуры по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях. В обоснование указано, что 18.04.2009 Владимирский прокурор по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях во исполнение решения суда провел повторную проверку заявления адвоката Б. по фактам ненадлежащего оказания медицинской помощи осужденному С., бесчеловечного обращения с ним и содержания в унижающих его достоинство условиях. По результатам проверки было вынесено заключение об отсутствии оснований для принятия мер прокурорского реагирования и заявителю дан соответствующий ответ.

Рассматривая заявление, суд со ссылкой на положения ч.1 ст.45 Конституции РФ и ст.3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также иные нормы российского законодательства и подзаконных актов, регулирующие полномочия прокурора по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях, надлежащим образом исследовал вопрос об устранении прокурором в ходе повторной проверки недостатков, указанных в решении Октябрьского районного суда г.Владимира от 16.06.2008. В связи с этим пришел к выводу, поддержанному кассационной инстанцией Владимирского областного суда, о том, что вынесенное по результатам проверки заключение прокурора и ответ заявителю от 18.04.2009 являются обоснованными и соответствуют требованиям законодательства.


В ряде случаев при рассмотрении гражданских дел по искам осужденных к Министерству финансов РФ о возмещении вреда здоровью, компенсации морального вреда, помимо ст.3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, суды для определения понятий «пытка» и «жертва» обращались к таким международным актам как Конвенция ООН против пыток и Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью.

Так, решением Ленинского районного суда г.Владимира от 12.02.2010 К. отказано в удовлетворении искового заявления к Министерству финансов РФ о возмещении вреда и компенсации морального вреда. Исковые требования были обоснованы содержанием в ИВС в условиях, унижающих человеческое достоинство. Также истец указал на нарушение права не подвергаться пыткам и жестокому обращению, просил суд признать его жертвой злоупотребления властью.

С учетом содержащихся в международных правовых актах понятий, суд пришел к выводу об отсутствии доказательств умышленного причинения К. какого-либо вреда должностными лицами и иными сотрудниками ИВС УВД о.Муром, а также злоупотребления ими властью по отношению к истцу. На основе установленных обстоятельств суд не признал К. лицом, подвергшимся в период содержания в ИВС пыткам, и жертвой злоупотребления властью.



следующая страница >>