shkolakz.ru 1
Темперамент и его свойства



Когда говорят о темпераменте, то имеют в виду многие психические различия между людьми - различия по глубине, интенсивности, устойчивости эмоций, эмоциональной впечатлительности, темпу, энергичности действий и другие динамические, индивидуально-устойчивые особенности психической жизни, поведения и деятельности. Тем не менее, темперамент и сегодня остается во многом спорной и нерешенной проблемой. Однако при всем многообразии подходов к проблеме, ученые и практики признают, что темперамент - биологический фундамент, на котором формируется личность как социальное существо.

С древнейших времен было замечено, что люди отличаются друг от друга по динамике поведения. Факт индивидуального различия между людьми, засвидетельствованный здравым рас­судком, впервые был превращен в предмет научного анализа ве­ликим греческим ученым Гиппократом (IV век до н. э.), кото­рый пока­зал, что основным условием существования организма являются данные в нем в определенной пропорции и питающие его четыре жидкости (гумор). Согласно Гиппократу, наличие этих жидкостей в различной пропорции в организме человека определяет разли­чие между людьми по силе их переживаний.

На основе гуморальной теории Гиппократа, в зависимости от того, какая из жидкостей преобладает в организме, были установ­лены четыре типа темперамента: сангвинический, меланхоли­ческий, флегматический и холерический. Эта классификация тем­пераментов до сегодняшнего дня не потеряла своей силы. Были исследователи, указывавшие на недостаточность этой классифика­ции, добавлявшие новые типы, отмечавшие наличие других вари­антов этих типов, смешанных форм, сокращавшие число этих ти­пов (Кречмер), однако никто не сомневался в существовании ти­пов темперамента. Не вызывают спора и основные признаки из­древле установленных темпераментов — их феноменологическая характеристика. Различие во мнениях сказалось в вопросе объяс­нения, понимания темпераментов, установления их психологичес­ких и физиологических механизмов.


Один ряд ученых считает темперамент врожденным биоло­гическим свойством организма — темперамент представляется как свойство какого-либо отдельного биологического процесса или целостной конституции организма, как свойство, проявляю­щееся в переживаниях и поведении личности. Некоторые иссле­дователи, стоящие на биологической точке зрения, причиной ин­дивидуальных различий считают гуморальную систему (Гиппократ, Аристотель, Гален), а другие — особенность кровообраще­ния (Геллер, Шталь, Лесгафт) или же процесс обмена веществ в организме (Фулье), конституцию (Галь, Виренице, Галес, Де-Джиовани, Сиго, Кречмер, Шельдон), неврологические процессы (Эрисберг, Генле, Зеланд), особенности высшей нервной дея­тельности (И. П. Павлов и его школа).

В противоположность биологической точке зрения, были выдвинуты психологические теории, согласно которым темпе­рамент является не врожденным, биологическим свойством орга­низма, находящим соответствующее выражение в мире пережива­ний человека, а врожденным свойством собственно души, психики (Кант, Вундт, Гефтинг, Штерн и др.). Согласно психологическим теориям, темперамент связан с организмом, но эта связь не имеет какого-то специфического характера. Эта связь принципиально не отличается от природы связи других свойств личности с организмом; вопрос о взаимоотношении между организмом и темпераментом стоит в ряду вопросов вообще о взаимоотношении между психическим и физическим.

Можно сказать, впервые в истории исследования темперамен­та представители школы И. П. Павлова начали проводить глубо­кое исследование физиологических основ темперамента. В этом отношении заслуживают наибольшего внимания работы Б. М. Теплова, В. Д. Небылицина и их сотрудников, а также В. С. Мер­лина и его сотрудников, в частности экспериментальные иссле­дования И. М. Палея, А. В. Пенской, В. В. Белоуса, М. П. Ми­хайловой и др. Основную идею этого направления в исследовании темперамента Б. М. Теплов выразил так: “Мы избрали путь от физиологии высшей нервной деятельности к психологии. Мы не считаем, что этот путь является единственно возможным, но мы твердо уверены в том, что это один из возможных путей».


Можно сказать без сомнения, что намеченный Б. М. Тепловым путь исследования типов высшей нервной деятельности безусловно оказался продуктивным для установления физиологической природы темперамента, однако в исследованиях, этого направления пока еще нет достаточных экспериментальных материалов и теоретических аргументов, говорящих о том, что путем исследования физиологических основ темперамента возможно освещен психологической природы темперамента — переход от физиологического к психологическому. Пока еще не показано, возможно, ли физиологическими методами исследовать психические свойства, диспозиции.


Темперамент и характер

Одной из старейших в отношении проблем характерологии является освещение зависимостей, существующих между характером и темпераментом. Хотя и сейчас есть попытки сводить характер к темпераменту, все же большинство ученых считает, что темперамент является лишь природной основой характера. Мно­гими исследованиями было показано, что если в ран­нем детстве у человека дает себя знать значительная зависимость характера от темперамента, то позже, развитием личности, взаимосвязь между ними меня­ется: характер приобретает все большее значение, преобразуя темперамент, который выступает теперь главным образом лишь как эмоционально-динамическая форма существования и выражения характе­рологических отношений человека и дает о себе знать, прежде всего, в определенной эмоциональной направ­ленности свойств характера, особенностях выразительных движений и действий, скорости различных личностных проявлений, протекания психических процессов.

Поскольку формирование особенностей темперамента есть процесс, в огромной степени зависящий от разви­тия волевых черт личности, первостепенное значение для воспитания темперамента имеет формирование морально-волевых сторон характера. Овладение своим поведением и будет означать формирование положительных качеств темперамента.

Вместе с тем следует иметь в виду, что темперамент надо строго отличать от характера. Темпе­рамент ни в коей мере не характеризует содержательную сторону личности (мировоззрение, взгляды, убеждения, интересы и т. п.), не определяет ценность личности или предел возможных для данного человека достижений. Он имеет отношение лишь к динамической стороне деятель­ности. Характер же неразрывно связан с содержательной стороной личности.


Включаясь в развитие характера, свойства темпера­мента претерпевают изменения, в силу чего одни и те же исходные свойства могут привести к различным свойст­вам характера в зависимости от условий жизни и деятель­ности. Так, при соответствующем воспитании у человека с нервной системой слабого типа может образоваться сильный характер, и, наоборот, черты слабохарактерности могут развиться при “тепличном”, изнеживающем воспи­тании у человека с сильной нервной системой. Во всех своих проявлениях темперамент опосредствован и обус­ловлен всеми реальными условиями и конкретным содер­жанием жизни человека. Например, отсутствие выдержки и самообладания в поведении человека не обязательно го­ворит о холерическом темпераменте. Оно может быть следствием недостатков воспитания. Непосредственно тем­перамент проявляется в том, что у одного человека лег­че, у другого труднее вырабатываются необходимые реакции поведения, что для одного человека нужны одни приемы выработки тех или иных психических качеств, для другого — другие.


О темпераменте с точки зрения высшей нервной деятельности

И. П. Павлов и его сотрудники, изучая условно-рефлекторные реакции собак, часто обращали внима­ние на индивидуальные различия в их поведении. Эти различия проявлялись прежде всего в таких аспектах поведения, как скорость и точность образования условных реакций — положительных и тормозных, — их интенсивность, способность к адекватному реагированию, на изменения раздражителей, общее поведение в экспериментальной ситуации и т. п.. Утверждая наличие определенной закономерности в появлении индивидуальных различий, И. П. Павлов выдвинул гипотезу о том, что они не могут быть объяснены исключительно разнообразием экспериментальных ситуаций и что в их основе "лежат неко­торые фундаментальные свойства нервных процессов — возбуждения и торможения. К этим, свойствам относятся: сила-возбуждения и торможения, их уравновешенность и подвижность.

И. П. Павлов различал силу процесса возбужде­ния и силу процесса торможения, считая их двумя независимыми свойствами нервной системы. Сила процесса возбуждения, в которой он видел наиболее важную характеристику нервной системы, отражает работоспособность нервной клетки. Она проявляется, прежде всего, в функциональной выносливости, т. е. в способности выдерживать длительное или кратковременное, но сильное воз­буждение, не переходя в состояние охранительного торможения. Мерой силы процесса возбуждения является способ реагирования на сильные, продолжительные или часто повторяющиеся раздражители.


Силу процесса возбуждения, по И. П. Павлову нужно понимать как свойство именно нервной сис­темы, а не процесса, или актуального состояния этой системы, как следовало бы из самого понятия “процесс”. Сила “процесса возбуждения”, понимаемого как текущее состояние нервных клеток (в даль­нейшем: мы будем говорить не о силе, а об интенсив­ности возбуждения), зависит от трех факторов: во-первых, от силы раздражителя, вызывающего данное возбуждение; во-вторых, от актуального состояния коры мозга, то есть от ее тонуса или уровня активации, а также, в-третьих, от свойств нервной системы, определяющих индивидуальные различия в интенсивности, процесса возбуждения, вызванного раздражителем одинаковой силы и на фоне равного тонуса коры мозга. Именно этот третий фактор, образующий отличительную особенность нервной системы и в то же время определяющий интенсив­ность возбуждения, является тем, что И. П. Павлов назвал силой процесса возбуждения, или силой нервной системы по отношению к возбуждению.

Между интенсивностью процесса возбуждения (как состояния активации) и силой возбуждения (по­нимаемой как свойство нервной системы) существует обратная зависимость. При прочих равных условиях, чем сильнее нервная система (чем больше ее выносливость при воздействии сильных или длительных раздражителей), тем слабее процесс возбуждения (как состояние коры мозга), и наоборот. Слабость (небольшая сила) нервной системы 'выступает как условие большой интенсивности процесса возбужде­ния, вызванного тем же раздражителем. Понимание этой зависимости весьма важно, поскольку употреб­ление понятия “сила процесса возбуждения” без уточнения того, о чём идет речь: об определенном свойстве нервной системы или об актуальном состоя­нии этой системы, — может в рамках типологии Павлова приводить к различным недоразумениям. Чтобы избежать их, мы в дальнейшем будем употреб­лять понятия силы процесса возбуждении и силы нервной системы (по отношению к возбуждению) как взаимозаменяемые, истолковывая их как свойст­во нервной системы. Характеризуя же процесс воз­буждения как текущее состояние, мы будем использовать такие определения, как интенсивнее (неинтен­сивное) возбуждение, состояние возбуждения или уровень активации.


Сила процесса торможения, выполняю­щая в типологии Павлова скорее второстепенную роль, понимается как функциональная работоспо­собность нервной системы при реализации торможе­ния, причем речь идет об условном, выработанном в результате обучения торможении, в отличие от безусловного торможения. Взгляды Павлова отно­сительно силы процесса торможения не были точны и последовательны, что, вероятно, было причиной, сравнительно небольшого числа исследований этого свойства нервной системы. Как правило, ее пытались определять лишь тогда, когда возникала необходимость охарактеризовать индивида с точки зрения уравновешенности нервных процессов по их силе.

Сила процесса торможения проявляется в способ­ности к образованию различных тормозных условных реакций, таких, как угасание, дифференцировка или запаздывание. Сущность процесса торможения еще не полностью выяснена, однако, рассматривая это яв­ление с точки зрения поведения индивида, можно сказать, что сила процесса торможения всегда прояв­ляется там, где имеют место запреты, воздержание от определенных действий или отсрочка реакции. Чем адекватнее реакция в таких ситуациях, тем большей выносливостью относительно торможения обладает нервная система и, таким образом, тем сильнее процесс торможения'.

В жизни людей часто возникает необходимость торможения сильных возбуждений, чтобы осущест­вить реакции на другие интенсивные раздражители окружающей среды, “и нервные клетки должны выносить эти чрезвычайные напряжения своей дея­тельности. Отсюда же вытекает и важность равнове­сия, равенства силы обоих нервных процессов”. Го­воря об уравновешенности нервных процессов, И. П. Павлов имел в виду равновесие процессов возбуждения и торможения. Отношение силы обоих процессов решает, является ли данный индивид уравновешенным или неуравновешенным, когда сила одного процесса превосходит силу дру­гого. Чтобы определить уравновешенность нервных процессов, И. П. Павлов, сравнивал результаты исследований силы процесса возбуждения с резуль­татами опытов по определению силы процесса тор­можения.


Позднее других было открыто третье свойство нервной системы, каковым, по Павлову, является подвижность нервных процессов. Сущность под­вижности, считал он, состоит в быстроте перехода одного нервного процесса в другой, “оба процесса должны, так сказать, поспевать за этими колеба­ниями, т. е. должны обладать высокой подвижностью, способностью быстро, по требованию внешних усло­вий, уступать место, давать преимущество одному раздражению перед другим, раздражению перед торможением и обратно”.

Подвижность нервных процессов проявляется в способности к изменению поведения в соответствии с изменяющимися стимульными ситуациями (условиями жизни). Поэтому мерой этого свойства нервной системы является быстрота перехода от одного действия к другому, от пассивного состояния к ак­тивному, и наоборот. Противоположностью подвиж­ности является инертность нервных процессов. Нерв­ная система тем более инертна, чем больше времени или усилий требуется, чтобы перейти от одного процесса к другому. По мнению И. П. Павлова, нарушения подвижности нервных процессов могут приводить либо к патологической инертности, либо к патологической неустойчивости. Это как бы крайние полюсы подвижности нервной системы.

Указанные свойства нервных процессов образуют определенные системы, комбинации; таким образом, получается так называемый тип нервной
системы, или тип высшей нервной деятельности. Он складывается из характерной для отдельных инди­видов совокупности основных свойств нервной сис­темы — силы, уравновешенности и подвижности про­цессов возбуждения и торможения. И. П. Павлов выделил четыре основных типа нервной системы, близких к традиционной типологии- Гиппократа — Галена. В своей типологии он основывался, прежде всего, на силе нервных процессов, различая сильные и слабые типы. Дальнейшим основанием деления служит уравновешенность нервных процессов, но только для сильных типов, которые делятся на уравновешенных и неуравновешенных, причем не­уравновешенный тип характеризуется преобладани­ем возбуждения над торможением. Наконец, сильные уравновешенные типы делятся на подвижных и инертных, когда основанием деления является подвижность нервных процессов. Эта схема иллюстрирует деление И.П. Павловым на четыре типа нервной системы.


Выделенные И. П. Павловым типы нервной сис­темы не только по своему числу, но и по основным характеристикам соответствуют четырем классичес­ким типам темперамента. Сравнивая свои типы нервной системы с типологией Гиппократа — Галена, великий русский физиолог описывает их следующим образом:


подвижный

уравновешенный

сильный инертный

неуравновешенный

тип

слабый