shkolakz.ru 1 ... 2 3 4

13. Сравните подход Э. Каннети с подходом С.Н. Паркинсона, который мы приводим ниже (Паркинсон С.Н. Законы Паркинсона: Сб. / Пер. с англ. – М.: Прогресс, 1989. – С. 179, 244).


Приз Паркинсона вручается правительству Голландии за эффективность. На втором месте – Финляндия.

Речь идет об административной компетентности. По многим показателям: смертность, уровень жизни, продолжительность жизни, безопасность на дорогах, уровень налогов, грамотность населения, уровень стрессов и неврозов, уровень безработицы и т.п. При этом Паркинсон делает массу оговорок, касающихся условий сравнения: размеры стран, разные данные для статистики и принципы подсчетов и т.п.

Но главное: компетентность руководства «не единственная добродетель, какой требует народ».


Страны, где гигиена на постыдно низком уровне, а про пунктуальность и слыхом не слыхивали, могут преуспеть в чем-то другом – почему бы и нет? Великое искусство музыки способно расцвести при самой бездарной администрации, а самый неграмотный народ может блистать в спорте, показать чудеса доблести и благочестия. И если страна дала человечеству Франциска Ассизского или Бетховена, так ли уж важно, что в ней не все ладно с канализацией? Мы сейчас выделяем компетентность по одной простой причине – эту пресную добродетель можно хоть как-то измерить. Другие качества, сами по себе куда более значительные, объективной оценке, как правило, не подлежат. И правда, кто рискнет оценивать уровень учености? Да, число Нобелевских премий поддается учету, но кто скажет, что они означают? Нетрудно подсчитать, сколько студентов посещают высшие учебные заведения, но что докажут эти цифры? Уровень выпускника в колледже Я может быть равен уровню поступающего в колледж А. Нет уверенности и в том, что новоиспеченный инженер знает дело лучше, чем подмастерье…

В послужном списке голландцев не только здравая администрация. На этой земле увидели свет Вермер и Рембрандт, Тромп и Де Рейтер, Гротий и Декарт. Голландцы внесли свой вклад в архитектуру и живопись, среди них были выдающиеся ученые и полководцы. Если говорить о таланте на душу населения, голландцы едва ли не талантливее любого другого народа. Им удалось создать организованное общество и надежную экономику вовсе не потому, что с самого начала у них были мощные материальные ресурсы и неприступные границы. Немалую часть своей земли они отвоевали у моря, немалую часть своих рынков они отвоевали у соседей, и всю свою промышленность они создали сами. Их компетентность ни для кого не сюрприз, ибо в их положении некомпетентный народ вообще не выжил бы.


Что до Финляндии, земли Сибелиуса, занявшей второе место, в смысле борьбы за выживание ее можно как минимум поставить рядом с Голландией. Ибо сохранить независимость под боком у царской, а потом и Советской России – это потребовало колоссального мужества, колоссальной компетентности. Без эффективного ведения дел им бы нипочем не добиться столь заметных успехов, они и сейчас отважны и неустрашимы… Делаем вывод: наивысшая эффективность характерна для стран, у границ которых всегда бродит опасность.

[…] Для европейца главное – покой: жизнь в сельской местности с приличным пейзажем и климатом, простые развлечения (охота и рыбная ловля), свой садик, близкие по духу соседи, изредка – наезды в город и много свободного времени, чтобы гулять с собакой. Эта отдаленная перспектива оказывается стимулом, который заставляет многих европейцев всю жизнь работать в заморской стране и там же умирать. С точки зрения европейца, живущего в Малайзии, малайцы очевидно ленивы, они их осуждают.

Относительно примитивный народ, малайцы обычно избегают тяжелого труда и предпочитают карьеру политиков, солдат, полицейских или шоферов. Плантаторы и торговцы, сравнивая этих незадачливых работников с куда более трудолюбивыми китайцами или индийцами, не раз печально вздохнут. Однако чего европеец никак не может понять, так это то, что малаец, вкусы которого очень сходны со вкусами самого европейца, от рождения располагает всеми возможностями для покоя, ради обретения которых англичанин и работает. Малаец рождается в стране с приличным климатом и множеством рек, в стране, где еды много, а жизнь приятна. У него нет необходимости особо утомлять себя работой; деньги ему нужны разве что на кино и сигареты.


Как будут выглядеть характеристики русского народа, если использовать в качестве единицы анализа административную компетентность? Каковы особенности в этом аспекте межкультурного диалога русских с другими народами?

14. Проведите сравнительный анализ проблемы статуса, используя другое высказывание Паркинсона.



Проблема статуса становится актуальной, как только удовлетворяются хотя бы частично прочие потребности человека. В одних случаях статус основан на авторитете, в других – на богатстве. Символы двух вариантов статуса – орден «За безупречную службу» и автомобиль «роллс-ройс». В странах с аристократическими традициями (например, в Британии) для достижения особо высокого статуса важны такие факторы, как служебное положение, происхождение, образование, атлетические способности, отвага в бою.

В странах, лишенных таких традиций (например, в США), можно обойтись особо крупным капиталом и доходом.

Динамическая энергия общества складывается именно из усилий, которые мы прикладываем ради исполнения желаний. Общее количество этой энергии равно сумме наших усилий и прямо пропорционально различию в авторитете и богатстве между высшими и низшими слоями общества. Попытки уравнять все статусы приводят к уменьшению общего количества энергии, и если эти попытки увенчаются успехом, то общая сумма нашей энергии станет равна нулю.


15. Согласны ли вы со следующей идеей Рональда Ингельгарта относительно современных культурных изменений? Аргументируйте свой ответ.

Следует отметить, что взаимосвязь системы ценностей и социально-экономиче­ского статуса носит сложный и на первый взгляд парадоксальный характер. Как правило, постматериалисты имеют лучшую работу, солидное образование и более высокие доходы, нежели материалисты; однако для ценностей, на которые ориентируются пост­материалисты, характерен отказ от акцента на экономический успех. Они уделяют второстепенное внимание экономическому росту по сравнению с качеством жизни, а в своей личной жизни делают акцент не столько на обязательную занятость и высокий доход, сколько на работу интересную, осмысленную, осуществляющуюся в контакте с близкими им по духу людьми. Поскольку они имеют лучшее образование, чем материалисты, постматериалисты зарабатывают, как правило, больше; однако они стремятся к повышению скорее своего статуса, чем доходов. Если отбросить влияние более высокого уровня образования и лучших семейных связей, преимущество постматериалистов в доходах окажется незначительным или вовсе будет отсутствовать. Отмечено, что большинство постматериалистов на деле зарабатывают меньше, чем материалисты, происходящие из семей подобного же социального положения.


Другими словами, постматериалисты исповедуют ценности, которые не благоприятствуют их экономическому успеху; они направляют значительную часть своей энергии на обеспечение иных благ, нежели доход, – в первую очередь таких, как статус и качество жизни. Это имеет серьезные последствия как для социального расслоения, так и для экономического роста.


Однако становление постматериализма... является лишь одним из аспектов более широкого процесса, преобразовывающего политическое мировоззрение, религиозные ориентации, представления о роли полов и сексуальные нормы зрелого индустриального общества. Абсолютные нормы в сфере религии и культуры традиционно обеспечивали необходимое человеку чувство безопасности; между тем за несколько десятков лет, прошедших после второй мировой войны, благосостояние и социальная защищенность достигли невиданного ранее уровня, благодаря чему некогда распространенное ощущение уязвимости стало терять свою остроту. Судьба среднего человека уже не столь зависима от воздействия непредсказуемых факторов, как это было в аграрную эпоху и на раннем этапе индустриального строя. Мы полагаем, что это обстоятельство благоприятствует распространению нерелигиозных, постматериалистических ориентаций, делающих меньший акцент на традиционные религиозные и культурные нормы, в первую очередь потому, что таковые неизбежно вступают в конфликт со свободой индивидуального самовыражения.

Тем не менее нельзя утверждать, что материальные факторы вытесняют одухотворенный подход к жизни. Конечно, трудно спорить с тем, что материалистические ориентиры получили широкое распространение благодаря становлению индустриального общества, однако мы придерживаемся гипотезы, что в долгосрочной перспективе переход к постиндустриальному строю вновь выведет духовные ценности на первый план.


16. Дайте характеристику коммуникативных особенностей японской культуры, опираясь на названные ниже черты культуры.

Этническая картина мира в культуре Японии складывалась на основе следующих обстоятельств. Базовой «клеточкой» традиционной цивилизации в Японии был институт и принцип «иэ» – семья, но он как принцип традиционного коллективизма распространился и на другие группы и общности, вплоть до общества в целом. Еще в средневековый период организация «иэ» проделала эволюцию, в ней постепенно расширялись возможности проявления личности (при доминации коллективного начала). Произошел своеобразный синтез коллективизма и индивидуализма: ни простое сохранение традиционного коллективизма, ни, наоборот, его насильственная ломка и прямолинейное насаждение индивидуализма не приводят к успеху.


Другим элементом традиционной японской культуры, который так или иначе вписался в процесс национальной модернизации, стал синтоизм – древняя религия, разновидность язычества, анимизма. У многих народов язычество было оттеснено «высокими» мировыми религиями. В Японии синтоизм дожил до эпохи промышленной революции, причем в качестве объединяющего национального символа. И это неожиданно помогло эффективному освоению техники – она не была для японского рабочего или инженера «мертвым миром», объектом лишь механической деятельности.

Не меньшее значение имели и конфуцианские корни японской цивилизации – этика долга, культ семьи и предков, отношения между отцом и сыном, руководителем и подчиненным, учителем и учеником, что столетиями определяло моральный климат в обществе и до сих пор скрыто или явно проявляется в различных сферах экономики, политики и частной жизни.

Кроме синтоизма и конфуцианства, составной частью традиционной японской культуры стали буддистские ценности. В варианте «цзэн» буддизм привил японцам вкус к созерцанию, интуитивно-чувственному восприятию, эстетической соразмерности. С эти связано изумительное японское умение распорядиться пространством, стремление к минимизации, оптимальность технического дизайна.

От буддизма в Японии получила распространение идея равенства, эгалитаризма, поскольку, согласно буддистско-даосской метафизике, все люди обладают способностью к совершенствованию. Однако равенство по-японски значительно отличается от равенства по-европейски. В западном смысле эгалитаризм – это скорее равенство возможностей, но не достижений и, соответственно, получаемого вознаграждения. В Японии же система оплаты труда в фирмах и государственных учреждениях основана на различиях в зависимости от возраста, но не по индивидуальным качествам: молодой человек получает меньше, а специалист средних лет – больше, медсестра зарабатывает ненамного меньше, чем врач, а рабочий – чем инженер. Эта «уравниловка» имеет глубокую идею, уходящую корнями в национальную духовную традицию. А именно: люди не равны по своим способностям, а следовательно, и по результатам труда. Но ведь способности – это не заслуга человека, это гены, дар Божий. Другое дело – дисциплинировать себя, выкладываться на своем уровне, по своей мерке. Если индивид добивается этого, он как личность достоин уважения. И если два неравных по своим потенциям человека трудятся в полную силу (каждый в свою), то справедливо будет платить им примерно одинаково.1



Примерные темы рефератов и курсовых работ


  1. Межкультурная коммуникация и корпоративная культура.

  2. Особенности межкультурной коммуникации в многонациональных корпорациях.

  3. Речевое общение как способ коммуникации.

  4. Сопоставительный анализ коммуникационных стилей (по выбору).

  5. Сравнительный анализ характеристик стиля деловой коммуникации в разных культурах.

  6. Межкультурные конфликты в социальной сфере и способы их разрешения.

  7. Невербальная коммуникация.

  8. Роль внешних и внутренних предикатов в манипулировании сознанием личности.

  9. Миф как манипулятивный инструмент власти, роль СМИ в продуцировании мифов.

  10. Роль и место игры на сцене и в повседневной коммуникации.

  11. Публичный деятель как комплекс текстов, понятие формата текста.

  12. Гипертекстовый характер коммуникации эпохи постмодернизма.

  13. Сакральные языки как особый способ коммуникации.

  14. Коммуникативная функция этикета.

  15. Коммуникативные функции праздника и карнавала.

  16. Отражение особенностей национального характера через фольклор.

  17. Гендерный аспект межкультурной коммуникации.



Примерные вопросы к зачету (экзамену)


  1. Понятие межкультурной коммуникации: ее роль в жизни человека.

  2. Теории коммуникационной среды.

  3. Структура и уровни коммуникативного процесса в обществе.

  4. Этнический аспект культурной коммуникации.

  5. Вербальный фактор межкультурной коммуникации: структура диалога.

  6. Текст – контекст – подтекст в структуре коммуникации.

  7. Межкультурная и кросскультурная коммуникация.

  8. Проблема соотношения универсального и уникального в культуре.

  9. Этноцентризм и культурный релятивизм.


  10. Проблема стереотипов в процессе межкультурной коммуникации. Индивидуальные и этнические стереотипы.

  11. Параметры измерения культур Г. Хофштеде.

  12. Проблема высокого/низкого контекста в культуре по Э. Холлу.

  13. Дифференциация культур по системе ценностных ориентаций (Ф. Клакхон и Ф. Стродтбек).

  14. Понятие конфликта культур, способы управления конфликтом и выхода из него.

  15. Основные составляющие невербального общения.

  16. Роль когнитивного стиля личности (способа мышления) в процессах коммуникации.

  17. Психолингвистический аспект межкультурной коммуникации.

  18. Массовое общество и «массовая культура» в коммуникационном аспекте.

  19. Средства массовой информации в структуре культурной коммуникации.

  20. Язык СМИ как выразитель культурной специфики массовой коммуникации.

  21. Характеристики коммуникационной профессиональной компетентности.

  22. Коммуникация в политической сфере: особенности политического дискурса.

  23. Язык науки и техники: специфика и природа научного дискурса.

  24. Искусство как коммуникационное пространство: множественность художественных кодов.

  25. Структура и специфика электронной коммуникации.

  26. Характеристики и модели электронного дискурса.

  27. Влияние электронных технологий на содержание и способы организации профессиональной коммуникации.



Литература


Антология исследований культуры. – Т. 1. – СПб., 1997.

Багдасарьян Н.Г. Язык культуры // Социально-политический журнал. – 1995. – № 1.

Блок М. Апология истории. – М., 1986.

Бромлей Ю. Очерки теории этноса. – М., 1983.

Брудный А. Понимание и общение. – М., 1989.

Булыгина М., Шмелев А. Языковая концептуализация мира (на материале русской грамматики): Часть VII. Национальная специфика языковой картины мира. – М., 1997.


Бурдье П. Начала. – М., 1993.

Бурдье П. Рынок символической продукции // Вопросы социологии. – 1993.   № 1–2.

Выготский Л., Лурия А. Этюды по истории поведения. Обезьяна. Примитив. Ребенок. – М., 1993.

Гачев Г. Национальные образы мира. – М., 1988.

Гойхман Я., Надеина Т. Основы речевой коммуникации. – М., 1998.

Гришин В.А. Субкультура и ее проявления в молодежной среде. – М., 1990.

Гумилев Л.Н. Этносфера: история людей и история природы. – М., 1993.

Давыдов Ю., Роднянская И. Социология контркультуры. – М., 1980.

Дридзе Т.М. Текстовая деятельность в структуре социальной коммуникации. – М., 1984.

Журавлев В.К. Внешние и внутренние факторы языковой эволюции. – М., 1982.

Землянова Л.М. Зарубежная коммуникативистика в преддверии информационного общества: Толковый словарь терминов и концепций. – М., 1999.

Иванов И. Чет и нечет. Асимметрия мозга и знаковых систем. – М., 1978.

Касьянова К. О русском национальном характере. – М., 1994.

Киктева Е.А. Динамика образов Г. Явлинского и В. Путина в президентской кампании // Полис. – 2000. – № 4.

Косицкая В.П. Социология коммуникации. – М., 1997.

Коул М. Культурно-историческая психология: наука будущего. – М., 1997.

Культурология / Под ред. Н.Г. Багдасарьян. – М., 2001.

Кун Т. Структура научных революций. – Благовещенск, 1998.

Леви-Стросс К. Структурная антропология. – М., 1983.

Льюис Р.Д. Деловые культуры в международном бизнесе. От столкновения к взаимопониманию. – М., 1999.

Массовое сознание и массовые действия. – М., 1994.

Моль А. Социодинамика культуры. – М., 1973.

Мид М. Культура и мир детства. – М., 1988.


Новикова-Грунд М.В. «Свои» и «чужие»: маркеры референтной группы в политическом дискурсе // Полис. – 2000. – № 4.

Новая постиндустриальная волна на Западе: Антология / Под ред. В.Л. Иноземцева. – М., 1999.

Орлова Э. Средства массовой информации в структуре культурной коммуникации / Морфология культуры. Структура и динамика: Учеб. пособие для вузов. – М.: Наука, 1994. – С. 239–266.

Основы теории коммуникации / Под ред. М.А. Василика. – М., 2003.

Персикова Т.Н. Межкультурная коммуникация и корпоративная культура. – М., 2002.

Пищева Т.Н. Барьеры восприятия публичного образа политика // Полис. – 2000. – № 4.

Поляков М.Я. О театре: поэтика, семиотика, теория драмы. – М., 2000.

Плотинский Ю.М. Теоретические и эмпирические модели социальных процессов. – М., 1998.

Почепцов Г.Г. Паблик рилейшнз для профессионалов. – М., Киев, 2000.

Преснякова Л.А. Структура личностного восприятия политической власти // Полис. – 2000. – № 4.

Психолингвистические проблемы массовой коммуникации / Под ред. А.А. Леонтьева. – М., 1974.

Реале Д., Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней: В 4 т. – СПб., 1997. – Т. 4.

Семиотика. – М., 1983.

Тэрнер В. Символ и ритуал. – М., 1983.

Флиер А.Я. Культурология для культурологов. – М., 2000.

Фуко М. Слова и вещи. – М., 1993.

Фуко М. Археология гуманитарных наук. – М., 1995.

Хайдеггер М. Время картины мира // Время и бытие. – М., 1993.

Франкфорт Г. и др. Духовные искания древнего человека. – М., 1984.

Шелекасова Н.П. Бессознательные аспекты имиджа политического лидера // Полис. –2000. – № 4.

Щербинина Н.Г. Цветовая классификация политических лидеров России, или Лидер белый, красный и черный // Там же.


Щепаньская Т. Символика молодежной субкультуры. – СПб., 1993.

Шерковин Ю. А. Психологические проблемы массовых информационных процессов. – М., 1973.

Шмелев А.Н. Введение в экспериментальную психосемантику. – М., 1983.

Чебоксаров Н., Чебоксарова И. Народы, расы, культуры. – М., 1983.

Элиаде М. Священное и мирское. – М., 1994.

Эволюция, культура, познание. – М., 1996.

Юнг и наследство: символ и архетип в культуре. – М., 1996.

Юнг и постюнгианцы. – М., 1996.


Содержание


Цели и задачи курса 3

Программа 3

Учебные материалы 8

Практикум 25

Примерные темы рефератов и курсовых работ 35

Примерные вопросы для подготовки к зачету (экзамену) 36

Литература 37


1 Орлова Э. Средства массовой информации в структуре культурной коммуникации / Морфология культуры. Структура и динамика: Учеб. пособие для вузов. – М.: Наука, 1994. – С. 239–266.

2 Каннети Э. Масса и власть. – М., 1999. – С. 34–36.

1 McLuhan M., Fiore Q. The medium is the message. – 1967. – P. 26 // Цит. по Пополов Д.С. Метафоры коммуникации в электронных технологиях и современных социальных коммуникационных процессах: Автореф. дисс. канд. филос. наук. – М., 2001. – С. 10–11.

2 Моль А. Социодинамика культуры. – М., 1987. – С. 43–46.

1 Инглегарт Р. Культурный сдвиг в зрелом индустриальном обществе / Новая постиндустриальная волна на Западе: Антология / Под ред. В.Л. Иноземцева. – М., 1999. – С. 260–292.

1 Реале Д., Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней: В 4 т. – СПб., 1997. – Т. 4. – С. 434–435.


1 См. Тайлор Э. Первобытная культура. – М., 1989. – С. 17–35.

1 См. Кун Т. Структура научных революций. – Благовещенск, 1998. – С. 262–268.

1 См. Э. Каннети. Масса и власть. – М., 1997. – С. 186–195.

1 См. Цветов В.Я. Пятнадцатый камень в саду Реандзи. – М., 1987.



<< предыдущая страница