shkolakz.ru 1


Оглавление


Введение. 3

1. Этикет и речь. Речевой этикет. 4

2. Речевой этикет и вежливость. 6

3. Отражение вежливости в языке и речи. 11

Заключение. 14

Литература. 16



Введение.


В общении людей друг с другом проявляются их воспитанность и уважительность и вообще та совокупность человеческих свойств, которая делает человека представителем определенной культуры, определенной национальности, определенного социального положения.

Актуальность данной работы состоит в том, что сегодня, наше общество еще во многом не пришедшее к нормам общежития, уже почувствовало потребность в культуре поведения и общения. Широкое понятие культуры непременно включает в себя то, что называют культурой общения, культурой речевого поведения. Чтобы владеть ею, важно понимать сущность русского речевого этикета.

Цель работы – дать понятие речевого этикета, рассказать об основных этикетных знаках русского языка, о поведении в различных речевых ситуациях, о продуманном употреблении стереотипных выражений. Раскрыть значимость вежливости и речевого этикета в деловом общении.

При слове этикет в нашем воображении возникают некие придворные церемонии, о которых мы когда-то читали. Первоначально этикет возник как церемония демонстрации иерархической власти, а затем и в повседневном общении.

Вот как описывает В.Е. Гольдин в книге «Речь и этикет» пир при дворе монгольского хана Хубилая (по свидетельству Марко Поло): «Ha пиру великий хан за столом сидит вот как: его стол много выше других столов; садится он на северной стороне, лицом на юг; с левой стороны возле него сидит старшая жена, а по правую ру­ку, много ниже, сыновья, племянники и родичи императорского роду; а головы их приходятся у ног великого хана; а прочие князья садятся за другие столы, еще ниже. Жены рассаживаются, точно так же. Жены сыновей великого хана, его племянников и родичей - с левой стороны, пониже, а за ними, еще ниже, садятся жены баронов и рыцарей. Всякий знает свое место, где он должен сидеть по порядку, установленному великим ханом...» [2; стр. 36]. А наше русское феодальное общество с местничеством — с пра­вилами распределения должностей в зависимости от происхождения и строжайшим соблюдением положенных мест на кня­жеском, царском пиру! Древнейшие сведения об этикете содержатся уже в «Поучениях Кагемни фараону Снофри», которым около пяти тысяч лет. Само же слово этикет возникло во Франции и упот­ребляется со времен Людовика XIV.


В каждом обществе этикет постепенно развивался как сис­тема правил поведения, система разрешений и запретов, организующих в целом морально-нравственные нормы: оберегай млад­ших, заботься о жене, уважай старших, будь добрым к окружаю­щим, не обижай, не оскорбляй зависящих от тебя, будь трудо­любивым, совестливым - и т.д. и т.п. Так этикет и этика объеди­няются: ведь недаром второе значение слова этика словари опре­деляют как систему норм нравственного поведения человека, какого-либо класса, общественной или профессиональной группы.

1. Этикет и речь. Речевой этикет.


Этикетных знаков великое множество в каждом сообщест­ве. Они бывают общенациональными, бывают знаками социаль­ной среды, или социальной группы, или узкого круга - и при этом всегда несут важную информацию: свой — чужой (не при­надлежащий к среде, кругу), вышестоящий — нижестоящий, далекий — близкий, знакомый — незнакомый, желанный — не­желанный и т. д.

Манера речи, стиль, разрешение или запрет говорить одно и не говорить другое, выбор языковых средств как помета своей принадлежности к среде — все это заметно в наших повсед­невных речевых проявлениях.

Здравствуйте радует нас. Как бы то ни было, но этикетный знак приветствия нужен нам хотя бы для того, чтобы сказать: я тебя замечаю. Попробуем сделать вывод относительно того что такое этикет. Как показывают примеры, это самые разнообразные словесные и несловесные (или, как мы уже го­ворили, вербальные и невербальные) знаки, оповещающие окру­жающих о принадлежности человека к той или иной, более широ­кой или более узкой, среде, группе. Знаки этикета составляют некоторую систему правил, обязательных для исполнения в данном обществе. Не исполняющий этикетных правил выпадает из этой среды. А поскольку порядок поведения в обществе воспитывается с детства в каждом его члене семьей и школой, всей средой, то этикет становится частью моральных правил, изучаемых наукой этикой.

«Словарь по этике» определяет это понятие так: «Этикет» (французское etiquette — ярлык, этикетка) — совокупность правил поведения, касающихся внешнего проявления отношения к лю­дям (обхождение с окружающими, формы обращения и привет­ствий, поведение в общественных местах, манеры и одежда)». Как видим, здесь общие правила поведения и правила речевого поведения объединены, мы же будем вести разговор в основ­ном о речевых правилах, т.е. о речевом этикете. Если этикет как установившийся в обществе свод правил регулирует наше пове­дение в соответствии с социальными требованиями, то речевой этикет можно определить как регулирующие правила речевого поведения. Это широкая зона единиц языка и речи, которая сло­весно выражает этикет поведения, дает нам в руки те языковые богатства, которые накопились в каждом обществе для выраже­ния неконфликтного, «нормального» отношения к людям, а это значит — отношения доброжелательного. С другой стороны, этикет регулирует сложный выбор наиболее подходящего, наи­более уместного средства именно данным человеком, для его конкретного адресата, в данном конкретном случае, в данной ситуации и обстановке общения. В одном случае получается текст: Тань, а Тань, сбегаем в кино!, а п.другом: Уважаемая Татьяна Сергеевна, разрешите пригласить вас на новый фильм. Кто-то выберет и пошлет кому-то: Привет!, а по отношению к другому это окажется невозможным; один человек может ска­зать: Позвольте откланяться!, а другому это совсем не свойст­венно. Мы каждый день и по много раз употребляем выражения речевого этикета: обращаемся к людям, приветствуем их, про­щаемся, благодарим, извиняемся, поздравляем с праздником, желаем успехов - и т.д. и т.п. Мы сочувствуем и соболезнуем, одобряем и делаем комплимент, мы что-то советуем, кого-то приглашаем, о чем-то просим — и все это так, что учитываем и официальную или неофициальную обстановку общения, и свои собственные роли относительно ролей собеседника, и конкрет­ную ситуацию общения, и национальные привычки и обычаи. И все это привычно, автоматически, потому что «так надо».


В силу тысячекратного повторения в типичных ситуациях речевой этикет воплотился в стереотипах, в устойчивых выра­жениях, формулах общения, которые мы не строим заново каж­дый раз, когда нам надо их употребить, а используем готовые, отложившиеся в нашем языковом сознании. Но впрочем, и здесь все же строим новое. Так, стереотип поздравления —Поздрав­ляю с праздником!, отсюда — С праздником!, а отсюда — С Но­вым годом!, С Первым мая!, а отсюда — С весенним солныш­ком!; С первыми цветами!; С пятеркой тебя! — и множество вновь образуемых по первоначальной модели поздравлений. То же и с пожеланием: Желаю удачи!, а отсюда — Удачи!, а от­сюда — Успехов тебе!; Пятерки тебе!; Хорошей погоды! и т.д. Но все-таки в целом речевой этикет — это зона устойчивых, стереотипных коммуникативных единиц языка, хотя каждый конкретный выбор в каждом конкретном речевом акте, как и всякий выбор, дело творческое.

2. Речевой этикет и вежливость.


Будьте взаимно вежливы - призывают нас надписи в мага­зинах. Надо быть вежливым - поучают родители детей... Что это значит — быть вежливым, почему нас к этому приучают с раннего детства, зачем это нужно? Для ответа на эти вопросы прежде всего рассмотрим соотношение таких явлений, как эти­кет и вежливость. Напомним, что этикет и речевой этикет — это принятые в том или ином обществе, кругу людей правила, нормы поведения, в том числе и речевого поведения (в соответст­вии с распределением социальных ролей в официальной и не­официальной обстановке общения), которые, с одной стороны, регулируют, а с другой стороны, обнаруживают, показывают отношения членов общества по таким примерно линиям: свой — чужой, вышестоящий — нижестоящий, старший — младший, далекий - близкий, знакомый - незнакомый и даже приятный — не­приятный.

Невежливость — это такое проявление, когда адресату отводят роль ниже той, которая ему принадлежит в соответствии с его признаками. Следовательно, нарушение норм этикета всегда оборачивается невежливостью, неуважением партнера. Ну, а вежливость? Поскольку это одно из понятий нрав­ственности, обратимся к «Словарю по этике», который опреде­ляет вежливость как моральное качество, характеризующее человека, для которого уважение к людям стало повседневной нормой поведения и привычным способом обращения с окру­жающими». Значит, вежливость - это проявление уважения. Вежливость — это и готовность оказать услугу тому, кто в ней нуждается, и деликатность, и такт. И конечно же, своевременное и уместное речевое проявление — речевой этикет — неотъемле­мый элемент вежливости. Раз вежливость - форма проявления уважения к другому, то само по себе уважение предполагает признание достоинства личности, а также чуткость, деликатность по отношению к другому. Если с этой точки зрения взглянуть на тот пример, которым мы начали: Здорово, парни! - по отно­шению к знакомым подросткам со стороны сверстника, — то можно отметить, что в этом приветствии и обращении нет спе­циального отражения уважительности, есть лишь знак вступле­ния в речевой контакт «своего», «равного» при отношениях раскованных, фамильярных. Значит, и особой вежливости здесь нет.


Вежливым или невежливым можно быть по-разному.
«...у вежливости и невежливости есть многочисленные степени и оттенки. В русском языке они обозна­чаются такими словами, как вежливо, невежливо, корректно, учтиво, галантно, заносчиво, высокомерно, грубо, спесиво, манерно, церемонно и т.д.» [2; стр. 40].

Галантный — это изысканно-вежливый и любезный по от­ношению к женщине; корректный ведет себя сдержанно в полном соответствии с правилами, ни на шаг от них не отступая; учтивый всегда почтительно вежлив. Невежливость — это отведение адресату роли ниже той, на которую он может рассчи­тывать, неуважительность к нему; вежливость — это уважитель­ность к адресату, отведение ему той роли, которая соответствует его признакам, а может быть, и несколько выше, когда с ним учтивы или галантны.

Присущая человеку вежливость оценивается окружающими как его положительное качество. Каждый из нас слышал что-то похожее: Какой хороший человек - всегда поздравляет меня с праздниками; Славная у вас дочка - всегда со всеми здоро­вается и т.д.

Психологи, изучающие меж­личностные отношения, придают большое значение знакам вни­мания, способным успокаивать, оказывать своего рода психо­терапевтические действия. И не такую ли нагрузку несут повсе­дневные спасибо, пожалуйста, извините, не в этом ли скрыта их власть над нашим настроением? Приятно получать знаки внима­ния, собственно, «за спасибо» многие из нас готовы отлично работать!

Человек, нарушающий элементарные правила общения, заслуживает у окружающих самых суровых оценок. Так важен для нас речевой этикет, что, посмотрите, «вол­шебные слова» включаются в набор признаков, по которым нас опознают внеземные цивилизации (хочется верить, что они есть).

«Волшебная сила» речевого этикета в том, что он отражает особый уровень информации, которой мы обмениваемся в об­щении.

Психиатры и психологи неоднократно наблю­дали случаи, когда отсутствие ласки со стороны взрослых вы­зывало у грудных детей сильное отставание в развитии и даже тяжелое заболевание. Поэтому то, что интуитивно делает мать, — разговаривает с грудничком, улыбается ему, берет на руки, гладит и т.д. — совершенно необходимо для ребенка.


Но ведь и для взрослого тоже! Вот жена в который уже раз
спрашивает мужа: Скажи, ты меня любишь? Мужчины над этим смеются, а порой и сердятся, но ведь женщины (наиболее эмо­циональная часть человечества) стремятся удовлетворить свою жажду «поглаживаний». А как расцветают мужчины от похвалы, одобрения (хотя нередко и пытаются это скрыть)!

Над всем этим задумались языковеды и обнаружили, что язык откликнулся на такую потребность, создал систему сло­весных «поглаживаний». Важное место принадлежит здесь ре­чевому этикету. Ведь у всех приветствий, осведомлении о жизни, здоровье, делах, у всех благодарностей, извинений, поздравле­ний и пожеланий нет другого назначения, кроме как служить «поглаживаниями».Речевой этикет реализуется в ситуации непосредственного общения, когда «здесь» (в точке встречи) и «сейчас» (в момент встречи) «я» и «ты» открыто обмени­ваются «поглаживаниями». Именно поэтому выражения рече­вого этикета задевают нас лично (радует «исполнение» и огор­чает «неисполнение» по отношению к нам) [5; стр. 60].

Благодарю вас! — во фразе, в ее структуре, грамматике, семантике отражены «я» и «ты», фраза равна доброму поступку «здесь» и «сейчас». А передаваемая информация носит социальный характер типа «я тебя замечаю, уважаю, вступаю с тобой в контакт, желаю тебе добра...» Недаром выражения речевого этикета по своему проис­хождению (в своей этимологии) означают доброжелательство: здравствуйте — будьте здоровы, то же и поздравляю; благода­рю — благо дарю (за вашу услугу); извините — признаю свою вину и прошу простить; спасибо — спаси бог (за добрые дела) и т.д.

«Волшебство» речевого этикета и в том, что он действитель­но открывает двери к нашим человеческим взаимодействиям. Попробуйте-ка сказать, например, в транспорте: Подвиньтесь! Ваш адресат скорее всего истолкует это как грубое требование и будет вправе не выполнить действие: с какой стати вы приписываете себе роль требующего «начальника», а ему отводите роль подчиненного?! Ведь требуют-то вышестоящие! А добавьте волшебное пожалуйста — и императивная форма уже выражает просьбу, и только просьбу; достаточно уважительную, направлен­ную к равному партнеру. И еще есть много способов «поглажи­вания» в этой ситуации: Вам не трудно подвинуться?; Если вас не затруднит, подвиньтесь, пожалуйста и мн. др.


Не улавливать социальной сути «поглаживания» в речевом этикете — значит неправильно истолковывать вопрос встречного знакомого: Как дела? Как здоровье? Ведь в этом случае никто не требует подробного ответного рассказа о делах и здоровье. Между тем подобные претензии раздаются: не хочет выслушать подробности о моем здоровье, тогда зачем спрашивает?

«Поглаживания» превращаются в длинные диалоги и попеременные монологи партнеров по общению, в салонные беседы и выступления с трибуны; необходимость «поглаживания» зачастую определяет круг тем и длительность разговоров. На первый взгляд это может показаться пустой тратой времени, поскольку то, что мы привыкли считать «ин­формацией», здесь не обменивается. Однако это впечатление следует, по-видимому, отбросить. В конечном счете обмен ин­формацией типа... «я желаю тебе добра» и т.п. играет не мень­шую роль в процессах социального взаимодействия, чем про­дуктивное обсуждение научно-технической, политической, худо­жественной или иной проблематики» [ 3; стр.32].

В научном мире впервые обратил внимание на неотврати­мость, например, в гостях «пустой болтовни,» английский этно­граф Б. Малиновский, который назвал этот уровень общения фатическим, т.е. контактоустанавливающим. С тех пор фатическое общение исследуется лингвистами, устанавливается типич­ный круг тем, характер текста, участников общения и т.д. Особенно активны здесь специалисты по преподаванию иност­ранных языков, потому что при обучении языку научить вступ­лению в речевой контакт и поддержанию такого контакта очень важно! Иначе человек, и выучивший саму систему языка, ока­жется беспомощным во множестве житейских ситуаций. Конеч­но, в наш век стремительных скоростей и делового отношения к работе обидно впустую тратить время, но фатическое общение оказывается вовсе не пустой болтовней: оно, с одной сто­роны, снимает стрессы, дает «поглаживания», с другой стороны ритуально обозначает, что мы вступили в контакт и теперь мо­жем побеседовать по существу.


Кстати, о погоде. Мы уже упоминали, что это (для некоторых стран) типичная тематика бесед и занимает эта бе­седа именно фатическую зону общения. А в Японии даже дело­вое письмо должно начинаться примерно так: Сейчас дуют силь­ные ветры, но мы надеемся, что плохая погода не влияет на Ваше здоровье и не помешает нашим деловым контактам... — а уж после этого идет сама суть делового письма. Поздравительная же открытка — вся этикетна, вся заполнена фатической инфор­мацией! Конечно, стандарт, ритуал... Но как обидно не получить поздравительной открытки по торжественному случаю!

Понимание того, что без контакто-устанавливающего общения, без речевого этикета и друзей поте­рять можно, очевидно полезно всем нам. Итак, вежливость — это форма проявления уважения к человеку, и выражается эта фор­ма в стереотипах речевого этикета. Именно форма и стереотип!

И вот еще что важно: в наш практический век очень высоко начинают ценить вежливость в деловых кругах! Как свидетель­ствует американский промышленник, он с удовольствием имеет дело с японцами: они деловиты, трудолюбивы, вежливы, умеют выслушивать собеседника. Как видим, вежливость (как и умение слушать!) перечисляется уже в ряду деловых ка­честв.

Сервантес говорил: «Ничто не обходится нам так дешево и не ценится так дорого, как вежливость». Уважение, доброже­лательность, направленные другому, делают лучше и нас самих. И плохо и окружающим, и нам, когда этого нет. Сестра Тереза, основатель­ница ордена «Миссия милосердия», которую знает весь мир, во время визита в нашу страну сказала корреспонденту газеты: «Если даже нет ничего, чтобы помочь нуждающемуся, всегда можно подарить человеку улыбку или рукопожатие. Часто это даже больше, чем все остальное» [Цит. по: 2; стр. 63]. Поскольку вежливость проявляется больше всего в нашей речи, а книга эта посвящена речевому этикету (значит — речи и языку), то необходимо остановиться, хотя бы попутно, на том, как сам язык отражает вежливость.

3. Отражение вежливости в языке и речи.


Язык отразил все — окружающую действительность, приро­ду и Космос, воображаемые объекты и плоды фантазии, наши взаимоотношения — семейные и служебные, все то, что было и есть. Он обязательно зафиксирует и то, чего еще нет, но что будет, потому что язык неразрывно связан с сознанием, «это и есть наше действительное сознание». Язык назвал все, что есть в человеке, с его внешностью и духовным миром, с его чувствами, эмоциями, аффектами, с его оценками и отношениями. Язык отразил и вежливость.

Вежливо и этикетно общаются в самых разных странах, и разные языки мира, естественно, отражают эти явления. Говоря научно, категория вежливости — это функционально-семантичес­кая универсалия. Но, конечно, каждый из национальных языков проявляет свою специфику. Так, например, в японском и ко­рейском языках существует лексико-грамматическая (собственно языковая) категория вежливости1. В этих языках много словообразовательных, морфологических, лексических средств, с помощью которых образуются формы выражения отношения говорящего и к адресату, и к объекту речи — от торжественно-приподнятого, официального, нейтрального до дружеского и фамильярного. В русском, как и в большинстве языков мира, такого специального грамматического показателя нет, но спо­собов выразить вежливость множество. Лингвисты занялись изучением тех языковых средств, которые образуют «функцио­нальное поле» вежливости. Здесь оказываются и лексические средства (например, слово пожалуйста), и грамматические ка­тегории лица, числа, глагольного наклонения и т.д., и, конечно, выражения речевого этикета, и противопоставление ты- и Вы-форм, да и вообще все личные местоимения и мн. др.

Мы уже упоминали, что в научном стиле предпочитают ис­пользовать «мы» вместо «я» - это и ради скромности, и ради «укрытия» себя среди других ученых, на авторитет которых ссылается автор; иногда же происходит соединение говорящего и адресата - возникает так называемое «мы совместное», как бы «мы с вами». А вот и такое перемещение личного местоиме­ния возможно, когда вместо называния единичного адресата местоимением 2-го лица (т.е. «ты» или «Вы») его превращают в «мы». Так, например, врач спрашивает пациента: Как мы себя чувствуем? В такой форме и сочувствие, и участие, и сопережи­вание — «мы вместе», «я с вами». Игра личных место­имений в нашей речи очень интересна!


А вот и другая часть речи. Из школьной грамматики мы все знаем, что сослагательное наклонение глагола (форма с частицей бы) означает нереальное, не совершившееся действие. Вот примеры: Я хотел бы поехать летом к морю — желательное, возможное в будущем дело. И среди выражений речевого этикета нахо­дим много таких, в которых частица бы при глаголе не перево­дит действие в нереальное. Так, когда мы говорим: Я хотел бы поблагодарить вас! — речевое действие благодарности вполне реально совершается и мы не можем дать ответную реплику-разрешение: Ну благодарите, если хотите. То же в случае: Я хо­тел бы извиниться перед вами; Я хотел бы попросить вас...; Я хотел бы пригласить вас... и т.д. Во всех этих случаях глагол с частицей бы повышает степень вежливости наших речевых действий, видимо, потому, что снижает степень категоричности этих действий.

Лингвистам еще предстоит исследовать «поведение» различ­ных грамматических категорий при выражении вежливости, но и приведенные примеры достаточно красноречивы.

Речевое употребление в угоду вежливости заставляет нас избегать прямого отказа {Я отказываюсь), а выражать его завуа­лированно: Я не могу, к сожалению...; Я бы с удовольствием, но...; обязательно аргументировать отказ: Я не могу, потому что...; или сам аргумент, например, занятости, плохого само­чувствия и т.д. использовать как отказ.

С точки зрения категории вежливости любопытно взглянуть на ситуацию, в которой люди о чем-то просят. Почему просьба как речевое действие рассматривается традиционно среди фор­мул речевого этикета? Потому что здесь говорящий стремится не отступать от правил вежливости, иначе он рискует не достиг­нуть своей цели. Чтобы достичь чего-то «для себя» с помощью просьбы, человек и должен быть вежливым. Ну, а советуя? Если результат совета важен в первую очередь для адресата, а не для говоряще­го, должен ли он быть вежливым? Обязательно должен! И вот почему. Совет может дать только тот, кто компетентен в данном вопросе (во всяком случае чувствует себя компетентным). (А если я чего-то не знаю, то и не «полезу» с советом!) Но надо ведь в соответствии с правилами ведения речи не «приподни­мать» себя, знающего, над другим, не знающим, надо не прида­вать себе излишнего значения, чтобы не унизить партнера, надо быть скромным относительно собственного опыта, а значит — совет надо давать тактично Такт - чувство меры, создающее умение вести себя приличным, подобающим образом. Такт связывают с деликатностью - чуткостью, мягкостью в обращении с другими.


Тактичность же — составляющая вежливости, как бестактность — ее противоположности. Именно по той причине, что совет должен быть тактичным, мы не советуем старшим по возрасту, положению (ведь старший - это опытный), если нас специально об этом не просят. А если посоветуем бестактно, то вежливый и старший человек осадит нас. Уточнив, что любое речевое действие для коммуникативного сотрудничества должно совершаться в рамках вежливости, вернемся к способам выражения просьбы. Раньше мы упоминали, что форма императива - наиболее распространенная в ситуации просьбы, — не снабженная вежли­вым пожалуйста, может расцениваться слушателем как требова­ние, а если у говорящего нет ролевого права требовать, то тре­бование не соответствует роли, оно — превышение прав, значит, его и не обязательно исполнять, более того, ему хочется даже сопротивляться.

А вот вместе с пожалуйста — уже вежливая просьба. Кроме этого показателя, актуализатора вежливости, есть немало других, присоединяемых к императивной форме: Будьте добры...; Если вам не трудно...; Если вас не затруднит...; Сде­лайте одолжение...; Не откажите в любезности...; Окажите лю­безность...; Не сочтите за труд... Конечно, одни из этих «вводов» в просьбу будут явно характеризовать говорящего как предста­вителя интеллигенции старшего и среднего поколения, другие более широко употребляются, в частности и молодыми, если им надо обратиться к старшему (по возрасту и по положению) с такой просьбой, выполнение которой очень важно для просящих.

Языковая форма просьбы зависит и от ориен­тации на адресата, и от степени важности дела, о котором просят. Вообще эта самая важность, значительность дела, которое обо­значается произнесением формулы речевого этикета, всегда учитывается в наших взаимодействиях с партнером. Не отличающаяся особой вежливостью просьба в форме вопроса возникает тогда, когда адресат не старше того, кто к нему обращается, когда обстановка общения неофициальная, а само дело, которое предстоит выполнить (или не выполнить) адресату, несложно. Тогда просьба-вопрос обиходно-нейтральная и даже разговорная: Ты не сделаешь это?; Вы не сделали бы это? (более вежливо, как видим): Ты не сходишь за хлебом?


Как видим, для выражения просьбы существует множество конструкций, по-разному ориентированных на вежливое обще­ние, регулирующих взаимодействие партнеров и потому принад­лежащих речевому этикету. Каждую из них мы выбираем в зависимости от официальной или неофициальной обстановки, в нейтральной, повышенно-вежливой или дружеской тональности, со знакомым или незнакомым адресатом и т.д.

Заключение.


Подводя итог данной работы можно сказать, что культура обще­ния заключается в том, чтобы в той или иной ситуации выбрать наиболее уместное языковое средство, продемонстрировать своему адресату наиболее подходящее в данном случае вежли­вое, уважительное отношение. Ту же множественность, разветвленность способов языково­го выражения разумно употреблять и во всех других тематических объеди­нениях речевого этикета: у нас много приветствий и прощаний, извинений и благодарностей, поздравлений и пожеланий, согла­сий и отказов, одобрений и комплиментов, сочувствий, собо­лезнований, форм представления при знакомстве, почти неис­числимое множество обращений... И мы отлично понимаем, что все это дает возможность, строя текст для передачи информации, ориентироваться на адресата, на степень важности самого дела и регулировать свои взаимоотношения с партнерами в комму­никативной и некоммуникативной деятельности

Я пришла к выводу, что высокий уровень речевой культуры — не­отъемлемая черта культурного человека. Совершенствовать свою речь — задача каж­дого из нас. Для этого нужно следить за своей речью, чтобы не допускать ошибок в произно­шении, в употреблении форм слов, в построе­нии предложении. Нужно постоянно обога­щать свои словарь, учиться чувствовать своего собеседника, уметь отбирать наиболее подхо­дящие для каждого случая слова и конструк­ции. Речевой этикет служит действенным средством снятия речевой агрессии.

Главными признаками речевого этикета являются: неписанное требование общества к употреблению знаков этикета, исполнение знаков этикета воспринимается адресатом как социальное “поглаживание”, его связь с категорией вежливости. Речевой этикет — важный элемент культуры народа, продукт культурной деятельности человека и инструмент такой деятельности. Речевой этикет, как видно из сказанного, является составной частью культуры поведения и общения человека.



Литература.


  1. Алпатов В.М. Категория вежливости в современном японском языке. М., 2001, - 183 с.

  2. Гольдин В.Е. Речь и этикет. М.: «Мысль» -2000. -176 с.

  3. Добрович А.Б. Общение: наука и искусство. М.: - «Мысль», 2001, - 157 с.

  4. Оганесян С.С. Культура речевого общения / Русский язык в школе. № 5 – 1998г.

  5. Формановская Н.И. Речевой этикет и культура общения: / Н.И Формановская. М.: - Высш. шк., 2000 - 159 с.

  6. Холодович А.А. Глагол в современном японском языке. Л., 1979, - 146 с.