shkolakz.ru 1


Доклад по гуманитарной конференции Лены Швец.

«Два Диониса: в «Лягушках» Аристофана и «Вакханках» Еврипида»


Тема моего доклада – «Два Диониса в «Вакханках» Еврипида и «Лягушках» Аристофана. Моей задачей было найти связь между Дионисами в этих пьесах.

Еврипид жил в 480-406 годах до нашей эры, Аристофан в 445 – 385 годах до нашей эры. Они были почти современниками. Оба написали пьесы, в которых одно из главных действующих лиц был Дионис. Эти пьесы ставились на Дионисии - в Древней Греции празднества в честь бога Диониса. В Афинах 6-4 вв. до н. э. наиболее известны следующие Дионисии:

1) Великие, или городские (в конце марта - начале апреля, весеннее равноденствие), включали торжественные процессии в честь бога, состязания трагических и комических поэтов, а также хоров, исполнявших дифирамбы; отмечались с особой пышностью в течение нескольких дней в присутствии гостей из др. государств.

2) Ленэи (в конце января - начале февраля), получившие название от святилища Диониса; на Ленэях примерно с 442 до н. э. начали ставить комедии, с 433 - трагедии.

3) Антестерии (в конце февраля - начале марта), приурочивались к открыванию бочек с новым вином и первому его разливу.

4) Малые, или сельские (в конце декабря - начале января), связанные с началом солнечного года и сохранившие пережитки аграрной магии; сопровождались весёлыми играми.

Пьеса «Вакханки» была поставлена в 405 году уже после смерти Еврипида, пьеса «Лягушки» была поставлена в этом же году, на Ленэи.

«Вакханки» были поставлены, скорее всего, на Великие Дионисии. Сюжет этой пьесы таков: В Фивах появляется культ Диониса. Но фиванский царь Пенфей был противником этих обрядов. Пьяные вакханки бросали свои дома и в горах устраивали пляски и оргии в честь Диониса. Тогда он, переодевшись в жреца Диониса, пытается переубедить Пенфея. Пенфей ему не верит, и Дионис насылает на него безумие и тот, переодевшись в женское платье, идет смотреть вакхические оргии. Вакханки замечают его и мать Пенфея, Агава с менадами растерзывают фиванского царя на куски. Потом, когда безумие проходит, она понимает, что убила своего сына.


В «Вакханках» Дионисии ещё не упорядоченные, совершенно оргиастического характера. В Фивы Вакханалии приходят из Малой Азии. Случается это в 7 веке до нашей эры, а пьеса поставлена в конце 5. Получается, что сюжет пьесы направлен к прошлому, описываются события, которые происходили 300 лет назад.

Рассмотрим, какой Дионис в «Вакханках». Вот, что Пенфей говорит о Дионисе, который, пришел к нему в образе служителя Вакха:

«Ну, дай взглянуть, каков ты. Ишь красавец,

Как раз на женский вкус! А ведь для жен

Ты в Фивы и пришел. Да, не в палестре,

Конечно, локон нежный твой взращен,

Что вдоль щеки лежит, соблазна полный;

Не на припеке солнца, - в холодке

Ты кожу белую свою лелеял»

Дионис является в образе женоподобного, изнеженного юноши, на вид достаточно безобидного. И этот женоподобный юноша насылает на всех безумие, вакханок заставляет растерзать царя. Ведь это всё Дионис мстил Пенфею за то, что тот хотел бросить его в тюрьму и за то, что не хотел признавать вакханалий. И вакханки разодрали Пенфея, потому что они ничего не понимали, Дионис затмил им разум своей огромной, не управляемой разумом силой, перед которой сами вакханки трепетали:

«Жены Азии, что с вами? Страхом

Вы объяты, пали ниц?.. А, видно,

Содрогнулись вы пред силой Вакха,

Когда дом он рушил? Но дерзайте,

Поднимитесь и покиньте трепет!»

Ещё одно проявление силы Диониса:

Когда Пенфей приказал заковать его и бросить в темницу, а тот убежал, то Пенфей пришёл в ярость. Дионис освободился от оков и наслал безумие на фиванского царя:

«Подле стойла, где мне полагалось

В заключенье быть, нашел быка он.

Вот быку-то на ноги и начал

Петли он накидывать, от гнева

Задыхаясь, сам в поту, все губы

Искусал он в кровь, - а на безумца,

Тут же сидя, я глядел спокойно.


Вдруг блеснула мысль, что убежал я.

Тут во двор с мечом бежит Пенфей...

И, должно быть, Бромий из эфира

Сделал призрак мой. Я вижу, что Пенфей

Выскочил и тычет в воздух, словно

Горло колет... Вакх на том не кончил:

Рушит дом он - весь чертог в обломках:

"Вот тебе, Пенфей, мои оковы".

Меч из рук роняя, обессилен,

Падает Пенфей».

Сила Диониса настолько велика, что из-за его гнева рушится дворец, землетрясение, пожар.

Когда Пенфей противится Дионису и не хочет признавать вакханалий и приказывает заковать бога в оковы, то тогда Дионис насылает на Пенфея безумие. Тон их разговора постепенно меняется, и Пенфей покоряется Дионису, уже сам хочет посмотреть на вакханок и забывает всё и себя настолько, что позволяет Дионису переодеть себя в вакханку и восторгается своим видом. В своём безумии Пенфей видит Диониса, как быка, с Дионисом происходят различные превращения. Дионис так мстит Пенфею.

Или тот изнеженный юноша, в образе которого Дионис явился Пенфею, с лёгкостью наклоняет огромную ель, чтобы усадить на неё царя.

Дионис и на вакханок наслал безумие, за то, что они не верили в легенду его рождения, и они совсем забыли родные дома, детей, семью. Они ушли в леса, устраивали вакхические пляски, они могли бегать быстрее лани, их не жалили змеи. И они были наделены Дионисом необычной силой:

«Вот тирс берет одна и ударяет

Им о скалу. Оттуда чистый ключ

Воды струится. В землю тирс воткнула

Другая - бог вина источник дал,

А кто хотел напиться белой влаги,

Так стоило лишь землю поскоблить

710 Концами пальцев - молоко лилося.

С плюща на тирсах капал сладкий мед...»

Вакханки же перед Дионисом находились в благоговейном трепете, и от его зова теряли рассудок:

«Дионис

И-о!

Услышьте мой голос, услышьте его!


И-о, вакханки! И-о, вакханки!


Хор

Кто это? Чей

Голос зовет меня? Кликом вакхическим

Кто зовет?


Дионис

И-о! И-о! снова взываю,

Я – сын Семелы и Зевса!


Хор

И-о! И-о!

Царь ты наш радостный,

О, поспеши

В наш хоровод,

Бромий, мы ждем тебя!»

Когда всё кончено, и безумие у вакханок проходит, Агава спрашивает Диониса, зачем же он был так жесток, он ей отвечает, что виноваты сами люди, что не хотели признавать Зевесова сына и небожителя. Завершая свою месть, он пророчит Кадму, основателю рода фиванских царей, что он и его жена станут змеями, приведут варваров и т.д.

В этой пьесе Дионис – владыка смерти, его наказания жестоки, противления Дионис себе не терпит. Пьеса заканчивается разрушением, смертью. От мести Диониса гибнет не только виновник всех бед - Пенфей, но и весь его род, и даже самим Фивам в будущем грозит опасность. А ведь Дионис тоже принадлежит к тому роду, который он уничтожает – Дионис сын Семелы, дочери Кадма. Получается, что этот бог не считается со своим человеческим началом, он признает только божественных родственников.

Таков Дионис и его окружающие лица в трагедии «Вакханки». Теперь рассмотрим комедию Аристофана «Лягушки».

Краткое содержание: На земле умерли все достойные поэты и Плутон посылает Диониса в подземное царство судить двух трагиков – Эсхила и Еврипида, и победителя надо вернуть на землю. По дороге в Аид с Дионисом случаются всяческие неприятности – он встречает торговок, принявших его за другого, ему не доверяет страж и т.д. В итоге начинается состязание поэтов, Дионис присуждает победу Эсхилу и возвращает его на землю.

Пьеса начинается с того, что Дионис в образе женоподобного юноши, с палицей в руке, в туфельках, наряженный в шкуру льва, со слугой Ксанфием, несущим поклажу и оседлавшего чучело осла, идут к Гераклу, чтобы узнать, как идти в подземное царство. Вот, что говорит Геракл, когда он встречает Диониса:


«Геракл

От смеха удержаться не могу никак,

Кусаю губы, а смеюсь. Хо-хо-хо-хо!


Дионис

Чудак, послушай, подойди! Ты нужен мне.


Геракл

Да не могу отделаться от хохота.

На женской рубашонке шкура львиная!

Вот вздор! В чем дело? Туфельки и палица!

Куда собрался?»

Здесь мы видим женоподобного Диониса, но женоподобие его комично, над этим женоподобией Геракл смеется. Вспомним, как Пенфей описывал Диониса – как изнеженного красавца, тут же это становится предметом шутовства. А Геракл – это полубог, герой. Получается, что Дионис пародирует силу, мощь, героику.

Потом Геракл объясняет Дионису, как спуститься в подземное царство – ведь это же своего рода таинства, мистерии, это всё опасно и наводит ужас – спуститься к мёртвым. И вот каков разговор Диониса и Геракла:


«Дионис

Назови скорей

Дорогу, чтоб сойти мне в преисподнюю,

Ни жаркую, ни чересчур холодную.


Геракл

Какую же назвать тебе дорогу? А?

Одна дорожка – волоком: на бечеве

Повеситься.


Дионис:

Дорожка слишком душная!»

Здесь весь страх, который мог возникнуть, разрушается шутками и смехом. Да и Дионис, по сути дела, знает дорогу в подземное царство, кому, как не ему знать? Тем самым шутовство Диониса начинается с самого пути к Гераклу. И над Гераклом, которого он ещё и пародирует – одет в львиную шкуру и с палицей в руке, Дионис просто насмехается. А, насмехаясь над Гераклом, Дионис тем самым насмехается над героикой, силой, мощью и войнами. Ведь там где сила, там и войны. А Аристофан, как мы знаем, был противником войн. Поэтому Геракла Дионис тоже пародирует. Далее, Дионис спускается в подземное царство, что он там видит:


«Первая торговка

Платана, эй, беги, держи! Мошенник тут,

Ввалившийся намедни в нашу лавочку


И дюжину сожравший калачей.


Вторая торговка

Ну да!

Он – этот самый.


Обе накидываются на Диониса, одетого Гераклом.


Первая торговка

Стащил он двадцать пять кусков говядины

По три гроша кусок.

И чеснока без счета.


Дионис

Брешешь, женщина!

Не знаешь, что болтаешь!»

Разве подобные сцены могут быть в Аиде, царстве мёртвых? Опять же, вся устрашающая обстановка превращается в комическую сценку. Да и спуск в подземное царство в «Лягушках» - это обыгранная сцена из «Вакханок», где Дионис выходит из горящего дворца. Ведь, когда Дионис оттуда выходит, то он за собой оставляет смерть, разрушение. Получается, что Дионис возвращается из царства мёртвых. Вспомним, зачем Геракл спускался в Аид – чтобы совершить подвиг – вывести Цербера – героический поступок. И ещё над этим поступком смеется Дионис. И Дионис в «Лягушках» при малейшей опасности сразу прячется за спину своего слуги, или же переодевается в него. Эти переодевания, по сути дела, и есть те превращения, которые происходили с Дионисом в «Вакханках», когда он превращался то в быка, то в служителя бога. Только в «Лягушках» эти превращения снижены до уровня шутовства. Вообще Дионис в пьесе «Лягушки» ведёт себя, как шут, - смешит народ, кривляется. А где может быть шут? На карнавале. Все моменты с переодеванием Диониса – это же тоже элементы карнавала. И вся пьеса такими моментами насыщенна. В этой пьесе все смеются над Дионисом, даже издеваются над ним (не сильно конечно, и не серьезно, как над шутом). Такое отношение к Дионису в «Лягушках» – полная противоположность отношения к нему в «Вакханках».

В пьесе есть такой момент, когда Эак (справедливый судья в подземном царстве по мифологии) должен решить, кто же бог, а кто его слуга, так как в это время Дионис переодет в Ксанфия. И тогда Эак не находит более мудрого решения, как избить обоих, ведь настоящий бог не закричит от боли. В «Вакханках» есть похожий момент, когда Пенфей пытается наказать Диониса (в бреду, когда он с мечом бегал по двору). Тогда Дионис чудится ему то обычным человеком, то быком. Это такое же раздвоение, только в «Вакханках» это превращения, а в «Лягушках» это раздвоение образа выглядит, как Дионис и его слуга.


В «Лягушках» есть много моментов, которые пародируют «Вакханок», в качестве ещё одного примера – хор лягушек:

«Коакс, коакс!

Нисийского бога так

Мы чествуем Бромий

На древних болотах,

В час, когда пьяной толпою,

Праздник справляя Кувшинов,

Народ за оградою нашей кружится.

Брекекес, коакс, коакс!»

И клич лягушек «брекекес-коакс-коакс» это не что иное, как передразниваемый клич вакханок «И-о!». И ещё песнопения Дионису лягушками очень похожи на благоговейное трепетание вакханок:

«Сладки дары Диониса:

В хороводы вакханок вплетать,

Да под музыку флейты смеяться,

Да из сердца гнать думы, когда

Подают за трапезой богов

Виноградную влагу…»


В «Вакханках» Дионис был жестокий бог, который не терпел невнимания к себе, противления себе. Здесь же Дионис позволяет это – обычный раб может противиться воле хозяина-бога, когда Дионис выбрал Эсхила, Еврипид ему воспротивился, стал бранить его. Такое отношение к Дионису понятно в его шутовском обличии.

Дионис судит двух трагиков – Эсхила и Еврипида. Именно Диониса выбирают, как судью, потому что он – знаток искусства. Сравнивает поэтические обороты с какими-то бытовыми вещами, понятными простолюдинам.

«Эсхил

«…На холме, пред гробницей, я молю отца

Услышать, внять…»

Еврипид

Опять он повторяется!

Услышать, внять – здесь тождество бесспорное.

Дионис

Чудак, ведь он же говорит с покойником:

Хоть трижды повторяй, не докричишься тут»

Ещё один карнавальный приём бога виноделия.

Дионис выбирает Эсхила и возвращает его на землю. А зачем вообще Аристофану вдруг захотелось вернуть именно этого трагика на землю? Вот как Аристофан это объясняет:

Или:

«Будь же счастлив, Эсхил, и на землю вернись,


Сохрани и спаси государство свое,

Научи и наставь, дай хороший совет

Неразумным, их много, их целый народ!»


Аристофан считает, что трагик, который выйдет на землю, способен будет воспитать афинян в старых традициях, даст им правильные советы, воспитает в народе мужество, твёрдость и прочие добродетели. Аристофан возмущен той обстановкой, которая сложилась в Афинах, что не почитают отцов, что к рабам стали относиться по-иному.

Но, несмотря на шутовской облик Диониса в «Лягушках», Плутон посылает именно Диониса в Аид, чтобы выбрать поэта, который должен будет вернуться на землю. И Плутон полностью полагается на выбор Диониса. Получается, что шут – один из многих ликов Диониса, так же как бык, слуга и т.д. Дионис – в сущности везде один, но лики у него всегда разные. В «Вакханках» идёт разрушение мира, порядка за счёт страха, ужаса, а в «Лягушках» же за счёт смеха, карнавальных шуток и сцен восстанавливается разрушенное. Ведь в «Вакханках» перед Дионисом все трепетали, боялись его, и Дионис своей местью разрушил дворец, Пенфея убивают, Фивы тоже в итоге страдают – мир рушится! А в «Лягушках» Дионис ищет достойного человека, который мог бы перевоспитать афинян. Дионис в трагедии разрушает мир, а в комедии - восстанавливает.

Мы видим, что все моменты из «Вакханок» карнавально обыграны в «Лягушках». Как бы не поступил Дионис в «Вакханках», Дионис в «Лягушках» поступает наоборот, или же это становится предметом шутовства Диониса. Но, несмотря на такие карнавальные приёмы, Дионис в «Лягушках» для Афин делает благодеяние – выводит из Аида Эсхила. И в итоге отношение к Дионису у нас не как к шуту – насмешливое, а как к богу, который не страшен. Дионис в «Лягушках» смехом снимает всё напряжение и страх, которые были в «Вакханках».

Вспомним, что «Лягушки» были поставлены на Ленэи. Но в этих празднествах роль Диониса – бог вина, участник мистерий. Но нигде не говорится о нем, как о защитнике государства. А ведь в «Лягушках» Дионис интересуется проблемами, своего города, пытается хоть чем-то помочь ему. А разве тому шуту, который обычно выступает на карнавале на площади надо интересоваться проблемами государства? Его это ничуть не касается. Зато о проблемах государства может знать шут при короле. Такой шут может делать, что хочет, и это ему простится. Шут может свободно оспаривать действия короля, критиковать его поступки, тем самым даже влияя на короля. Получается, что шут имеет власть, пусть не настолько большую, как у короля, но его всё равно будут слушать. От шута люди зависят – точно так же, как и от Диониса в «Лягушках» зависит, по сути дела, судьба Афин. Дионис – только предтеча такого королевского шута, но именно из такого театрального образа он и появится.


А теперь посмотрим, каков же Дионис в «Вакханках». Шутом его никак не назовёшь, там он скорее – король. Жаждущий власти и поклонения себе, король, который не потерпит никакого оскорбления, он будет требовать единогласного поклонения, а если такого не случится – то он будет жестоко мстить. И он будет мстить до тех пор, пока все не признают его королем. Он способен разрушить город, уничтожить свой род, Он не остановится ни перед чем. Люди – ничто для такого короля, они не вправе что-либо изменить. Попадя по его власть, они уже не владеют своей судьбой.

Дионис – бог плодородия, а значит, связан с жизнью, смертью и возрождением – жизненным циклом. Одна из функций Диониса – виноградарство, и вино помогает переживанию мирового единства. Из-за этого Дионис нам является в виде освобождающего бога. И «Вакханки» приобщаются к мистериям Диониса, разрывая зверей, тем самым они участвуют в его смерти. А участвуя в его смерти, они приобщаются к его возрождению. У него есть ещё функции – возрождающая. Она является главной темой комедии. Эта функция связана со смехом, как мы увидели в «Лягушках». Ещё одна из функций Диониса – смертоносная. Она, в свою очередь, связана со страхом.

И тот Дионис, который в «Вакханках» и в «Лягушках» - один и тот же, только его лики полярны – один страшный, другой смешной. Рассматриваемые вместе, они дают всю полноту божественных проявлений Диониса.