shkolakz.ru 1 2
3. Международный режим нераспространения ядерного оружия


Международный режим нераспространения ядерного оружия представляет собой чрезвычайно интересное поле для исследования и теоретического анализа. Он оказался достаточно устойчивым по сравнению с другими известными международными режимами в сфере обеспечения безопасности (например, «Европейский концерт» или режимы ограничения вооружений, разрабатывавшиеся в период между двумя мировыми войнами). По сравнению же с другими существующими режимами (нераспространения биологического оружия, нераспространения химического оружия, двустороннего российско-американского режима контроля стратегического оружия), режим ядерного нераспространения является наиболее многосторонним. Представляется также возможным утверждать, что он имеет чрезвычайно значимые последствия для обеспечения международной безопасности и стабильности.

Необходимость международного контроля над распространением ядерного оружия была осознана наиболее дальновидными политиками еще даже до появления самого оружия. Так, уже 25 апреля 1945 г. военный министр Генри Стимсон, знакомя Гарри Трумэна, ставшего президентом после смерти Франклина Рузвельта, с ядерной программой США, заявил, что главнейшим вопросом при определении внешней политики США является проблема совместного владения этим оружием с другими странами и условия такого совместного владения, если такое решение будет принято. С другой стороны, если данная проблема будет разрешена, это, по мнению Стимсона, предоставило бы возможность построить такой миропорядок, в котором мир во всем мире и существование нашей цивилизации будут надежно обеспечены42.

На заседании Временного Комитета (Interim Committee) 31 мая 1945 г. Стимсон высказал мнение, которое также разделял Джордж Маршалл, что данный проект надо рассматривать не просто как создание нового оружия, но как «новое отношение человека к вселенной», которое может стать угрозой самому существованию цивилизации.

Джордж Маршалл на том же заседании заявил, что создание могучей коалиции государств-единомышленников подтолкнет СССР к сотрудничеству, выразил уверенность, что, если информация об атомной бомбе будет передана Советскому Союзу, то он не раскроет ее Японии и даже предложил пригласить двух русских ученых присутствовать на испытаниях.


В конечном итоге, все присутствовавшие на заседании согласились, что наилучший вариант – как можно быстрее развивать свою атомную программу, чтобы обеспечить лидерство США, и в то же время продолжать делать все для улучшения политических отношений с СССР43.

На совещании в Москве министров иностранных дел США, Великобритании и СССР 16-26 декабря 1945 г. было принято решение вынести на рассмотрение Генеральной Ассамблеи ООН вопрос о создании Комиссии ООН по атомной энергии. 24 января 1946 г. Генеральная Ассамблея ООН в своей первой резолюции учреждает Комиссию для рассмотрения проблем, возникших в связи с открытием атомной энергии44. 14 июня 1946 г. США выдвигают план Баруха, как способ решения поставленных Комиссией задач. Свой план представляет также и Советский Союз. Этот план представлял собой проект международной конвенции о принятии государствами обязательств не применять атомное оружие, запретить его производство и хранение, уничтожить в трехмесячный срок весь накопленный атомный арсенал.

Пока шли обсуждения по международным планам контроля над атомной энергией, США приняли Акт МакМагона (Акт об Атомной Энергии от 1 августа 1946 г.), который учредил Комиссию США по Атомной Энергии как единственного собственника всех предприятий ядерной отрасли и единственного обладателя всех расщепляющихся материалов, а также строго запретил передачу информации по ядерным проектам другим странам. Тем самым Соединенные Штаты аннулировали соглашения 1943-1944 гг. с Канадой и Великобританией об обмене информацией по ядерным проектам. Кроме того, вопрос об атомной энергии был перенесен исключительно в сферу компетенции суверенного государства, не ограничиваемого в данном вопросе какими-либо международными договоренностями.

В конечном итоге эгоистические интересы государств, стремившихся к наращиванию собственного могущества, возобладали над общечеловеческим стремлением к более безопасному миру. Вследствие этого, человечество оказалось втянуто в гонку ядерных вооружений. 29 августа 1949 г. свое атомное оружие испытал СССР, а 2 октября 1952 г. – Великобритания.


Вопрос международного контроля над атомной энергетикой был вновь вынесен на повестку дня после речи президента США Дуайта Эйзенхауэра «Атомы ради мира», произнесенной на заседании Генеральной Ассамблеи ООН 8 декабря 1953 г. Кульминацией переговоров по возможности воплощения в жизнь выдвинутых в этой речи положений стала Конференция по утверждению Устава МАГАТЭ, проходившая в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке в сентябре-октябре 1956 г.

29 июля 1957 г. создается МАГАТЭ в качестве самостоятельной организации в рамках ООН. Перед МАГАТЭ стояла задача контролировать военное использование ядерной энергии и содействовать ее мирному использованию. Первым Генеральным Директором МАГАТЭ стал Уильям Стерлинг Коул, с 1935 г. и до своего избрания бывший конгрессменом США от Республиканской партии.

В начале своего существования МАГАТЭ не может справиться с проблемами нераспространения и разоружения, практически все в международной системе определяется противостоянием СССР и США.

Реалии «холодной войны» периода формирования «вектора взаимоотталкивания»45 СССР и США отражали и складывавшиеся режимы нераспространения. Можно говорить о более успешном, по сравнению с попытками создания действительно международного режима, постепенном складывании режима в рамках одного из противостоящих блоков. Так, в 1949 году появился Координационный комитет по многостороннему экспортному контролю (КоКом), призванный предотвратить экспорт новейшего оборудования и вооружений в страны социалистического лагеря.

1 января 1958 г. был создан Евратом как организация Европейского Сообщества, призванная координировать развитие ядерной энергетики в ЕС. Евратом разрабатывает единые нормы ядерной безопасности и осуществляет контроль над использованием ядерных материалов.

В том же 1958 г. Евратом и США подписали меморандум о взаимопонимании и соглашение о сотрудничестве. Евратом взял на себя задачу разработать и применять систему контроля и гарантий, призванную обеспечить мирный характер и использование как поставляемых Соединенными Штатами в Европу ядерных материалов и соответствующего оборудования, так и ядерных материалов, нарабатываемых с помощью подобных поставок. Соглашение о сотрудничестве между Евратомом и США предусматривало создание системы контроля и гарантий, совместимых с подобными регуляторами МАГАТЭ, предполагало консультирование с МАГАТЭ46. Фактически же нарастание противоречий «холодной войны» привело к тому, что США полагались на укрепление трансатлантического сотрудничества, а не на развитие сотрудничества действительно международного.


В конечном итоге, подписанное США и Евратомом 8 ноября 1958 г. и вошедшее в силу 12 февраля 1959 г. Соглашение о сотрудничестве фактически исключило Западную Европу из системы гарантий МАГАТЭ47. Кроме того, СССР не мог проверять ФРГ – страну, ядерные планы которой могли бы внушить Советскому Союзу наибольшие подозрения.

Фактически, до Карибского кризиса, продемонстрировавшего политикам реальную опасность самоуничтожения человечества, инициативы по созданию международного режима нераспространения были заведомо неприемлемыми. Они либо заведомо невыгодными для одной из великих держав, например, план Баруха, план «открытого неба», либо были откровенно утопическими, как декларация Советского правительства о всеобщем и полном разоружении, внесенная советской делегацией на пленарном заседании XIV сессии Генеральной Ассамблеи ООН 18 сентября 1959 г.

По мере изменения структуры мировой системы и перехода от периода конфронтационной биполярности и политико-силового регулирования к периоду «двудержавного взаимодействия» и «преимущественно политического регулирования мировой системы»48 более успешно идет развитие не только «внутриблоковых» составных частей режима нераспространения, но и международного режима в целом.

Так, например, в июне 1963 г. СССР поддержал решение Совета МАГАТЭ распространить систему гарантий на реакторы любой мощности. В том же 1963 г. был подписан и вступил в силу бессрочный Договор о запрещении ядерных испытаний в трех средах.

Далее, по инициативе СССР в 1965 на ХХ сессии Генеральной Ассамблеи ООН была принята Резолюция A/RES 2028 (XX), заложившая основы для дальнейших обсуждений, приведших в конечном итоге к выработке и подписанию Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО)49.

Наряду с этим продолжали выстраиваться региональные составляющие режима нераспространения. Так, первый Договор о создании безъядерной зоны в населенной части земного шара был подписан в районе Тлателолко города Мехико 14 февраля 1967 г., вступил в силу 25 апреля 1969 г. В дальнейшем зоны, свободные от ядерного оружия (ЗСЯО) охватили значительную часть южного полушария. Например, договор Раротонга 1985 г. создал безъядерную зону в южной части Тихого океана, Бангкокский договор 1995 г. – в юго-восточной Азии, договор Пелиндаба 1996 г. – в Африке.


Хотя сам ДНЯО еще не вступил в силу, предпринимались активные шаги для того, чтобы облегчить его подписание большинством государств. Резолюция Совета Безопасности ООН 255 от 19 июня 1968 S/RES/255 (1968) рассматривала вопрос о мерах по обеспечению безопасности не обладающих ядерным оружием государств-участников договора о нераспространении ядерного оружия и приветствовала намерение ядерных государств предоставить помощь неядерному государству-участнику ДНЯО, если такое государство подвергается нападению со стороны ядерного государства50. Подобная помощь неядерному государству известна под именем позитивных гарантий, тогда как негативные гарантии стали пониматься, как обязательство ядерных государств не применять ядерное оружие против неядерных.

Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), ставший краеугольным камнем международного режима нераспространения ядерного оружия был открыт для подписания 1 июля 1968 г., и вступил в силу 5 марта 1970 г. Отражая сложившиеся к тому моменту политические реалии, договор признавал легитимными обладателями ядерным оружием те же самые пять государств, победили во Второй мировой войне, создавали послевоенный миропорядок и стали постоянными членами Совета Безопасности ООН. В самом же тексте договора (статья IX, пункт 3) было указано, что государством, обладающим ядерным оружием, считается государство, которое произвело и взорвало ядерное оружие или ядерное взрывное устройство до 1 января 1967 г.

ДНЯО преследует три основные цели: нераспространение, разоружение и содействие мирному использованию ядерной энергии. Нераспространение обеспечивается за счет того, что государства, обладающие ядерным оружием, обязуются не передавать ни само оружие, ни контроль над ним, ни поощрять или побуждать другие государства к производству или приобретению ядерного оружия (Статья I). Неядерные государства обязуются не принимать ядерное оружие или контроль над ним от других стран, не производить и не приобретать его (Статья II). Кроме того, все государства обязались принять систему гарантий МАГАТЭ, призванных не допустить переключения ядерной энергии с мирного применения на военное (Статья III).


Разоружение предусматривалось за счет обязательства всех участников ДНЯО «в духе доброй воли вести переговоры об эффективных мерах по прекращению гонки ядерных вооружений в ближайшем будущем и ядерному разоружению, а также о договоре о всеобщем и полном разоружении под строгим и эффективным международным контролем» (Статья VI). Таким образом, Договор фактически устанавливал двойные стандарты, поскольку обязывал неядерные государства отказаться от приобретения ядерного оружия, но не предусматривал четких сроков отказа от ядерного оружия для пяти великих держав. Подобный подход был объявлен дискриминационным и подвергался критике со стороны трех государств, отказавшихся от участия в ДНЯО – Израиля, Индии, Пакистана. Примечательно, что два государства, объявленных по ДНЯО легитимными обладателями ядерным оружием – Франция и Китай – присоединились к ДНЯО только в 1992 г.

Содействие мирному использованию ядерной энергии в ДНЯО обеспечивается постулатом о том, что ничто в данном договоре не может каким-либо образом толковаться как затрагивающее неотъемлемое право всех участников договора на мирное использование атомной энергии. Более того, все участники обязуются способствовать возможно более полному обмену материалами и информацией о мирном использовании ядерной энергии (Статья IV).

Договор сразу стал не просто отдельным международным документом, но краеугольным камнем международного режима нераспространения. В тексте самого ДНЯО оговаривалась ключевая роль МАГАТЭ, призванного выработать систему гарантий и осуществлять контроль их соблюдения (Ст. III). Кроме того, договор утверждал право государств заключать региональные договоры с целью создания зон, свободных от ядерного оружия (Статья VII)

ДНЯО предусматривает возможность внесения поправок, а также проведение каждые пять лет конференций участников договора с целью рассмотрения его действия (Статья VIII).

Признавая примат государственного суверенитета, договор предусматривает возможность выхода государства из ДНЯО, если это государство посчитает, что некие исключительные обстоятельства поставили под угрозу высшие интересы страны (Статья Х). Корейская Народно-Демократическая республика вышла из ДНЯО в 2003 г., ссылаясь на данную статью.


Кроме возможности выхода государств из ДНЯО, статья предусматривала через 25 лет созыв конференции о рассмотрении продления срока действия договора. В соответствии с этим положением, ДНЯО был продлен бессрочно в 1995 г.

После вступления в силу ДНЯО, непосредственно привязавшего мирное развитие ядерной энергетики к МАГАТЭ, это агентство стало играть все более значимую роль в складывающемся международном режиме нераспространения.

В марте 1971 г. МАГАТЭ принимает INFCIRC/153 – документ, ставший образцом для обсуждения гарантий для всех государств, участников ДНЯО. Тогда же, в 1971 году был создан Комитет Цангера, занимающийся постановкой под контроль МАГАТЭ ядерных объектов и контролирующий только экспорт ядерных материалов прямого назначения. Обязательным условием участия в работе Комитета стало присоединение к Договору о нераспространении ядерного оружия. Выработанный Комитетом Исходный список ядерных материалов и пояснения к нему впоследствии были приняты как документ МАГАТЭ INFCIRC/20951.

Кроме выработки норм и правил международного регулирования, особую значимость для международной безопасности во времена биполярного противостояния СССР и США представляли двусторонний договоренности, достигнутые этими двумя сверхдержавами. 30 сентября 1971 г. в Вашингтоне между СССР и США было подписано бессрочное Соглашение о мерах по уменьшению опасности возникновения ядерной войны. Стороны обязывались применять меры против случайного или несанкционированного применения ядерного оружия, а также соглашались обмениваться информацией и предупреждать друг друга о запланированных пусках. Начавшиеся же еще в ноябре 1969 г. в Хельсинки переговоры между США и СССР позволили обеим странам сблизить свои позиции и привели к подписанию в Москве 26 мая 1972 г. бессрочного Договора по противоракетной обороне (Договора по ПРО) и Договора об ограничении стратегических вооружений (ОСВ-1). Впоследствии, в 2001 г., президент США Дж. Буш-мл. объявил об одностороннем выходе США из Договора по ПРО..


Наряду с этим продолжалось и развитие международного режима, призванного охватить практически весь мир. Причем новые составные части этого режима с момента своего появления были привязаны к ДНЯО и МАГАТЭ, а появлялись в ответ на новые угрозы. Так, Группа ядерных поставщиков (ГЯП)52 была создана в 1975 году, когда, после произведенного Индией испытания ядерного взрывного устройства, появилось осознание необходимости создания новых международных норм экспортного контроля, дополняющих договоренности Комитета Цангера. Формально Группа ядерных поставщиков не была непосредственно привязана к ДНЯО юридическими обязательствами, что дало возможность участвовать в ее работе странам, не присоединившимся в то время к ДНЯО. Так, например, к ГЯП присоединилась Франция, к тому моменту еще не подписавшая ДНЯО53. Тем не менее, ГЯП создавалась как часть режима, основанного на ДНЯО и ведущей роли МАГАТЭ. Основой для контроля в рамках Режима являются руководящие принципы ядерного экспорта (распространяются как официальный документ МАГАТЭ – INFCIRC/254). В 1992 г. Группа приняла Руководящие принципы по контролю за экспортом материалов и технологий двойного назначения, список материалов и технологий двойного назначения, Меморандум о взаимопонимании и заявление о полномасштабных гарантиях54.

Формирование режима нераспространения ядерного оружия продолжалось и в период свертывания разрядки и роста напряженности в советско-американских отношениях, завершившийся затем попыткой «преобразования конфронтационного варианта биполярности в кооперационный»55. Так, Режим контроля над ракетными технологиями (РКРТ) был образован в 1987 году с целью снижения риска распространения ядерного оружия посредством установления контроля над поставками оборудования и технологий, способствующих разработке систем доставки ядерного оружия56. РКРТ является добровольным соглашением 34 государств. В том же 1987 г. СССР и США подписали в Вашингтоне Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД). В июле 1991 г. был подписан чрезвычайно масштабный и детализированный Договор СНВ-1


Распад Советского Союза вначале вызвал опасения относительно появления на мировой арене в качестве ядерных держав таких независимых государств как Украина, Беларусь, Казахстан. 1 августа 1991 г. Президент США Дж. Буш (старший), выступая перед Верховной Радой, даже призывал Украину отказаться от обретения независимости.

В дальнейшем, полной правопреемницей СССР в деле формирования, как международного режима нераспространения, так и системы двусторонних договоренностей с Соединенными Штатами стала Россия. Уже в январе 1993 г. между Россией и США был подписан Договор СНВ-2. Поскольку до сих пор значительную часть мировых запасов ядерного оружия составляют арсеналы России и США, двусторонние договоры по разоружению между ними продолжают оставаться исключительно важной частью международного режима нераспространения. 8 апреля 2010 г. в Праге президенты Д. Медведев и Б. Обама подписали Договор СНВ-3, который, впрочем, должен быть еще ратифицирован законодательными ветвями власти обеих стран.

С уходом в прошлое противостояния двух враждебных блоков, развитие международного режима нераспространения получило новый импульс. После упразднения в 1994 г. существовавшего в годы «холодной войны» Координационного комитета по многостороннему экспортному контролю, в 1996 г. были созданы Вассенаарские договоренности, получившие свое название по месту подписания соглашения – город Вассенаар, Нидерланды. Основополагающим документом Вассенаарских договоренностей являются Первоначальные элементы. В соответствии с этим документом главной целью договоренностей является «содействие региональной и международной безопасности и стабильности путем повышения транспарентности и ответственности в области передач обычных вооружений, товаров и технологий двойного применения, чтобы препятствовать таким образом дестабилизирующим накоплениям»57. Для обмена информацией создана закрытая автоматизированная система обмена информацией Вассенаарских Договоренностей на основе Интернета.


Важным инструментом сотрудничества государств стала резолюция Совета Безопасности ООН 1540, принятая 28 апреля 2004 г. Резолюция обязывает государства «воздерживаться от оказания в любой форме поддержки негосударственным субъектам, которые пытаются разрабатывать, приобретать, производить, обладать, перевозить, передавать или применять ядерное, химическое или биологическое оружие и средства его доставки»58. Кроме того, резолюция обязывает все государства применять меры в целях установления национального контроля для предотвращения распространения ядерного, химического и биологического оружия и средств его доставки. Впоследствии, 25 апреля 2008 г. Советом Безопасности ООН была принята Резолюция 1810, продлевающая мандат созданного резолюцией 1540 Комитета, а также постановляющая укреплять и развивать постоянное сотрудничество и взаимодействие «между Комитетом 1540, Комитетом Совета Безопасности, учрежденным резолюцией 1267 (1999) об организации «Аль-Каида» и движении «Талибан», и Комитетом Совета Безопасности, учрежденным во исполнение резолюции 1373 (2001) о борьбе с терроризмом»59.

Сложившийся на данный момент режим нераспространения ядерного оружия действует на глобальном (Совет Безопасности ООН, МАГАТЭ, ДНЯО), региональном (Евратом, ЗСЯО) и национальном (двусторонние договоры типа СНВ, национальное законодательство) уровнях. Он включает в себя как юридически обязывающие документы (ДНЯО), так и неформальные «клубы» (Комитет Цангера) и нацелен на предотвращение распространения ядерного оружия, на обеспечение его неприменения, а также ставит цель в конечном итоге полностью уничтожить ЯО.

Режим нераспространения ядерного оружия – многосторонний международный режим, сложившийся в период «холодной войны», отражающий сложившуюся на тот период структуру мировой системы и, соответственно, носящий открыто дискриминационный характер. В большинстве сопоставимых многосторонних режимов подразумевается юридическое равенство суверенных государств. Так обстоит дело, например, в режимах нераспространения химического и биологического оружия. Уникальный в своем роде режим нераспространения ядерного оружия не только разделяет государства на ядерные и неядерные, но и не предусматривает их перехода из одной категории в другую60.


Основные юридические и институциональные компоненты режима нераспространения ядерного оружия – ДНЯО и МАГАТЭ. Совет Безопасности ООН является единственным органом, обладающим возможностями по принуждению к соблюдению норм международного режима нераспространения, поскольку только он способен принимать решение о принятии принудительных мер, введении экономических санкций (например, торгового эмбарго) или осуществлении коллективных военных действий61. ДНЯО является основным юридически обязывающим документом, а МАГАТЭ осуществляет контроль за его соблюдением. Принуждать же государства к подобному соблюдению норм может только Совет Безопасности ООН.


Институционально режим нераспространения включает в себя:


  • многосторонние соглашения о контроле над вооружениями – например, ДНЯО и Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ);

  • международные организации – например, МАГАТЭ и Конференция по разоружению;

  • режимы экспортного контроля – например, Вассенаарские договоренности, Группа ядерных поставщиков;

  • политические заявления отдельных государств и международные декларации – например, позитивные и негативные гарантии безопасности62.

Изменения в режиме нераспространения ядерного оружия идут на нескольких уровнях. На национальном уровне – когда государства идут на односторонние ограничения, отказываются от обладания ядерным оружием, развивают национальное законодательство в сфере экспортного контроля или принимают военные доктрины, ограничивающие его применение. К этому же уровню можно отнести двусторонние договоры по ограничению вооружений, подобные подписанному 8 апреля 2010г. договору между Россией и США. На региональном уровне продолжается создание зон, свободных от ядерного оружия. На международном уровне продолжается сотрудничество между государствами в рамках неформальных «клубов» и соглашений, не являющихся юридически обязывающими.


12-13 апреля 2010 г. на саммите по ядерной безопасности в Вашингтоне Канада согласилась отказаться от значительных запасов высокообогащенного урана (ВОУ). От всех запасов ВОУ решили отказаться Чили, Украина, Мексика. Россия объявила о том, что собирается остановить работу реактора в Железногорске – последнего в России реактора, вырабатывающего оружейный плутоний.

Наиболее значимыми все же представляются попытки сохранения краеугольного камня режима – Договора о нераспространении ядерного оружия. Именно на это направлены проходящие каждые пять лет Конференции по рассмотрению действия ДНЯО, не всегда, впрочем, идущие успешно.

На Конференции по рассмотрению действия и продлению Договора о нераспространении ядерного оружия, проходившей в Нью-Йорке с 17 апреля по 12 мая 1995 г., ДНЯО был продлен бессрочно.

На Обзорной Конференции 2000 г. были согласованы 13 практических шагов «по обеспечению систематических и последовательных усилий по осуществлению Статьи VI ДНЯО»63. В данной статье говорится о том, что ядерные государства будут стремиться к сокращению и уничтожению своих ядерных арсеналов. Однако следующая Конференция по рассмотрению действия ДНЯО, проходившая 2-27 мая 2005 г. в Нью-Йорке, закончилась безрезультатно. Делегаты не только не смогли достигнуть консенсуса ни по одному из вопросов, но даже отказались подтвердить обязательства, принятые на предыдущих конференциях64. Подобное отсутствие прогресса в работе Конференций связано, в том числе, с нарастанием противоречий между легитимными членами клуба ядерных держав и государствами-ревизионистами, стремящимися узаконить свой ядерный статус.

Достаточно сложно проходила и Обзорная Конференция 3-28 мая 2010 г. Так, Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад заявил, что Иран хотел бы пересмотреть ДНЯО, но не собирается выходить, ни из ДНЯО, ни из МАГАТЭ. Кроме того, он объявил о готовности Ирана обсуждать условия обмена своего низкообогащенного урана на топливо для исследовательского реактора. Ахмадинежад также отметил, что Иран не боится ни санкций, ни агрессоров, а также предупредил Израиль, что если тот начнет военные действия на Ближнем Востоке, то будет уничтожен.


Все же на конференции были и более положительные моменты. В итоговый документ конференции была включена договоренность о проведении региональной конференции в 2012 году для обсуждения вопросов, касающихся создания на Ближнем Востоке зоны, свободной от оружия массового уничтожения и средств его доставки. Соединенные Штаты, поддержав эти шаги, высказали все же глубокое сожаление в связи с тем, что в окончательном документе из всех стран Ближнего Востока особо выделен Израиль65.

На конференции были приняты 64 действия, направленные на поддержку и укрепление всех трех основополагающих принципов Договора – разоружение, нераспространение и мирное использование ядерной энергии66.

Проблемы безопасности в пост-биполярном мире кардинально изменились. Эти перемены были настолько разительными и трудно предсказуемыми, что привели в середине 1990-х гг. к достаточно серьезному кризису в теории международных отношений. Ядерное противостояние двух сверхдержав, грозящее уничтожением всей планеты, уже не представляется столь напряженным, как это было в период «холодной войны». Тем не менее, сам факт наличия значительных ядерных арсеналов не может не вызывать беспокойства, какими бы маловероятными ни казались сценарии случайного возникновения ядерной войны, либо эскалации неядерного конфликта в ядерный, совершенно сбрасывать со счетов их не следует. Особенно тревожащим в данном случае представляется дальнейшее распространение ядерного оружия, а также возможное снижение «порога чувствительности» к его применению. Кроме того, всевозрастающую обеспокоенность вызывают новая угроза – «мега-терроризм» глобального размаха.

Осознание общей угрозы привело к появлению новых составных частей режима нераспространения. Так, например, по инициативе России резолюцией 59/290 Генеральной Ассамблеи ООН 13 апреля 2005 г. была принята Международная конвенция о борьбе с актами ядерного терроризма67.

Невозможно полностью исключить как возможность появления ядерной угрозы со стороны террористических организаций, так и вероятность применения такими организациями радиоактивных материалов для изготовления «грязной бомбы». Причем ядерная угроза со стороны террористических организаций может проявиться по-разному. Террористы могут попытаться захватить ядерный заряд из арсенала одного их ядерных государств, приобрести тем или иным способом расщепляющиеся материалы и изготовить самодельное ядерное взрывное устройство, совершить нападение на ядерный объект, либо изготовить так называемую «грязную бомбу». Фактически, единственным серьезным препятствием на пути террористических организаций, которые стремились бы создать ядерное взрывное устройство, остается сложность накопления достаточного количества высокообогащенного урана. Например, в бомбе «Малыш», сброшенной на Хиросиму, было 64 килограмма урана со степенью обогащения по урану-235 около 80%.


Теоретически, пригодную для изготовления ядерного взрывного устройства урановую «начинку» террористическая организация могла бы получить, либо обогащая имеющуюся в свободном доступе урановую руду, либо приобретя уже обогащенный уран.

Однако, обогащение урана представляет собой чрезвычайно дорогостоящий, ресурсо- и энергоемкий, а также технологически достаточно сложный процесс, что делает данный путь малопривлекательным для террористов. Тем не менее, именно этим путем в начале 1990-х годов начинала двигаться японская экстремистская организация «Аум Синрике»68.

Террористы могут также попытаться приобрести, захватить или украсть высокообогащенный уран. В печати неоднократно сообщалось об аресте преступников, пытавшихся сбыть украденный ими высокообогащенный уран. В ряде случаев им удавалось даже переправить уран через государственные границы. Хотя речь, как правило, идет о небольших количествах, сам факт возможности хищения и перевозки высокообогащенного урана не может не вызывать самых серьезных опасений.

Таким образом, чтобы снизить вероятность создания террористами ядерного взрывного устройства, в первую очередь необходимо тщательно отслеживать и учитывать запасы высокообогащенного урана, а также контролировать технологии, которые могут использоваться для обогащения урана. Сокращение запасов оружейного урана и оружейного плутония также позволяет снизить потенциальный риск того, что террористические организации смогут приобрести тем или иным образом подобные материалы. В этой связи представляются достаточно важными как уже упоминавшиеся решения государств, озвученные в апреле 2010 на Саммите по физической ядерной безопасности в Вашингтоне, так и принятый на нем план дальнейшей работы69.

В конечном итоге, важнейшей задачей не только государственных структур, но и соответствующих неправительственных организаций, экспертных сообществ и общественности в целом становится всемерное укрепление режима нераспространения ядерного оружия и адаптация его к новым реалиям изменяющегося мира.



4. Рекомендуемая литература:


  1. Богатуров А.Д., Косолапов Н.А., Хрусталёв М.А. Очерки теории и политического анализа международных отношений. М., 2002.

  2. Бойко В. И. Ядерные технологии и вызовы XXI века: учебное пособие / В. И. Бойко, Ф. П. Кошелев, Г. М. Пшакин, О. В. Селиванникова; Томский политехнический университет. – Томск: Изд-во Томского политехнического университета, 2009.

  3. Киссинджер Г. Нужна ли Америке внешняя политика? М., 2002.

  4. Кулагин В.М. Международная безопасность. Учебное пособие. М. 2006.

  5. Лебедева М.М. Мировая политика. М., 2006.

  6. Мировая политика и международные отношения/Под ред. С. А. Ланцова, В. А. Ачкасова. СПб., 2005.

  7. Мировая политика: теория, методология, прикладной анализ. М., 2005.

  8. Примаков Е.М. Мир после 11 сентября. М. 2002.

  9. Системная история международных отношений. В 4 т. М., 2000-2004.

  10. Современные международные отношения и мировая политика. М., 2004.

  11. Теория международных отношений. Хрестоматия. М., 2002.

  12. Тимербаев Р. М. Россия и ядерное нераспространение. 1945-1968. М.: Наука, 1999.

  13. Тэтчер М. Искусство управления государством. Стратегии для меняющегося мира/Пер. с англ. М., 2003.

  14. Цыганков П.А. Теория международных отношений. М., 2004.

  15. Ядерное нераспространение // Под ред. В.А.Орлова, Н.Н. Сокова. М., 2000.


5. Интернет-ресурсы:

  1. Австралийская группа – http://www.australiagroup.net/index_ru.htm
  2. Группа ядерных поставщиков – http://www.nuclearsuppliersgroup.org/


  3. Комитет Цангера – http://www.zanggercommittee.org/Zangger/default.htm

  4. МИД России – http://www.mid.ru

  5. НАТО – http://www.nato.int

  6. ООН – http://www.un.org

  7. ПИР-Центр – http://www.pircenter.org

  8. Режим контроля за ракетными технологиями – http://www.mtcr.info

  9. Стокгольмский Институт исследований проблем мира (СИПРИ) – http://www.sipri.se

  10. Центр по изучению проблем нераспространения имени Джеймса Мартина при Монтерейском институте международных исследований – http://cns.miis.edu

  11. 1540 Committee website – http://www.un.org/sc/1540/

  12. Bulletin of the Atomic Scientists http://www.bulatomsci.org

  13. Inventory of International Nonproliferation Organizations & Regimes http://www.cns.miis.edu/pubs/inven/index.htm




1 Angell N. The Great Illusion. A Study of Relation of Military Power to National Advantage. London: William Heinemann, 1912. Р. 31.

2 Angell N. The Foundations of International Polity. London: William Heinemann, 1914. Р. 8.

3 Ibidem. Р. 17.

4 Ibidem. Р. 19.

5 Ibidem. Р. 41.


6 Zimmern A. The Prospects of Democracy / Journal of the Royal Institute of International Affairs, Vol. 7, No. 3 (May, 1928), pp. 153-191 URL: http://www.jstor.org/stable/3015295 Р. 157-159.

7 Zimmern A. The Prospects of Democracy. Р. 164.

8 Ibidem. Р. 164.

9 Marquess of Lothian, A. Zimmern et al. The Universal Church and the World of Nations. The Ethical Presupposition of a World Order. N.Y.: Willet, Clark & Co., 1938. Р. 34-35.

10 Ibidem. Р. 46.

11 Ibidem. Р. 50.

12 Schwarzenberger G. The Rule of Law and the Disintegration of the International Society // The American Journal of International Law. Vol. 33, No. 1 (Jan., 1939), P. 56-77. URL: http://links.jstor.org/sici?sici=0002-9300%28193901%2933%3A1%3C56%3ATROLAT%3E2.0.CO%3B2-G

13 Schwarzenberger G. Power Politics: An Introduction to the Study of International Relations and Post-War Planning. London: Jonathan Cape, 1941. Р. 11.

14 Ibidem. 103.

15 Herz J. H. Power Politics and World Organization//The American Political Science Review. Vol. 36, No. 6 (Dec., 1942). Р. 1039-1052. URL: http://links.jstor.org/ sici?sici=0003-0554%28194212%2936%3A6%3C103%3APPAWO%3E2.0.CO%3B2-X

16 Peffer N. America’s Place in the Post-War World//Political Science Quarterly. Vol. 58, No. 1 (Mar., 1943). Р. 11-24. URL: http://links.jstor.org/sici?sici=0032-3195%28194303%2958%3A1%3C11%3AAPITPW%3E2.0.CO%3B2-G


17 Keohane R. The Contingent Legitimacy of Multilateralism. GARNET Working Paper No: 09/06. September 2006, p. 1.

18 Haggard S., Simmons B. Theories of International Regimes // International Organisation, Vol. 41, No. 3 (Summer, 1987). P. 491.

19 Theories of International Relations. 3rd Ed. / Scott Burchill et al. Palgrave Macmillan, 2005. P. 84.

20 Петровский В.Е. Азиатско-тихоокеанские режимы безопасности после «холодной войны»: эволюция, перспективы российского участия. М.: Памятники исторической мысли, 1998. С.3.

21 Theory Talk # 21. Stephen Krasner on Sovereignty, Failed States and International Regimes. URL: http://www.theory-talks.org/2008/10/theory-talk-21.html

22 Haggard S., Simmons B. Theories of International Regimes // International Organization, Vol. 41, No. 3 (Summer, 1987), P. 491-517. URL: http://links.jstor.org/sici?sici=0020-8183%28198722%2941%3A3%3C491%3ATOIR%3E2.0.CO%3B2-W

23 Claes D. H. What Do Theories of International Regimes Contribute to the Explanation of Cooperation (and Failure of Cooperation) among Oil-Producing Countries? ARENA Working Papers. URL: http://www.arena.uio.no/publications/wp99_12.htm

24 Grieco J. M. Realist Theory and the Problem of International Cooperation: Analysis with an Amended Prisoner’s Dilemma Model // The Journal of Politics, Vol. 50, No. 3. (Aug., 1988) p. 600-624. URL: http://links.jstor.org/sici?sici=0022-3816%28198808%2950%3A3%3C600%3ARTATPO%3E2.0.CO%3B2-N


25 Glaser Ch. L. Realists as Optimists: Cooperation as Self-Help//International Security. Vol. 19, No. 3 (Winter, 1994-1995). Р. 50-90. URL: http://links.jstor.org/sici?sici=0162-2889%28199424%2F199524%2919%3A3%3C50%3ARAOCAS%3E2.0.CO%3B2-U

26 Glaser Ch. L. Realists as Optimists. Р. 55-60.

27 Glaser Ch. L. Realists as Optimists. Р. 61-63.

28 Glaser Ch. L. Realists as Optimists. Р. 63-65.

29 Glaser Ch. L. Realists as Optimists. Р. 67.

30 Glaser Ch. L. Realists as Optimists. Р. 68-70.

31 Ibidem. Р. 89-90.

32 Nye, Joseph S. Understanding international conflicts: an introduction to theory and history / Joseph S. Nye, Jr. – 6th ed. P. 224.

33 Brown C., Ainley K. Understanding International Relations. 3rd Ed. Palgrave Macmillan, 2005. Р. 35-37.

34 Donnelly J. International Human Rights: a Regime Analysis // International Organization, 40, 3, Summer 1986. P. 599-639. URL: http://classes.maxwell.syr.edu/intlmgt/readings/donnellyhr.PDF

35 Wendt A. Social Theory of International Politics. Р. 250.

36 Ibidem. Р. 249.

37 Wendt A. Social Theory of International Politics. Р. 265.

38 Фукидид. История. СПб: Наука, 1999. С. 258.

39 Wendt A. Social Theory of International Politics. Р. 279.

40 Ibidem. Р. 283.

41 Ibidem. 298-299.

42 Memorandum on Sharing Nuclear technology. From: Henry Stimson, Secretary of War. To: Harry S Truman, President of the United States of America. Date: April 25, 1945. URL: http://www.nuclearfiles.org/menu/library/correspondence/stimson-henry/corr_stimson_1945-04-25.htm (дата обращения: 31.05.2010).


43 Notes of the Interim Committee Meeting. Thursday, 31 May 1945. URL: http://www.trumanlibrary.org/whistlestop/study_collections/bomb/large/documents/fulltext.php?fulltextid=7 (дата обращения: 31.05.2010).

44 Резолюции, принятые по докладам первого комитета. URL: http://daccess-dds-ny.un.org/doc/RESOLUTION/GEN/NR0/034/58/IMG/NR003458.pdf?OpenElement (дата обращения: 31.05.2010).

45 Богатуров А. Д., Косолапов Н. А., Хрусталев М. А. Очерки теории и методологического анализа международных отношений. С.17.

46 Fischer D. History of the International Atomic Energy Agency: the first forty years / by David Fischer. — Vienna : The Agency, 1997. Р. 244.

47 Fischer D. History of the International Atomic Energy Agency: the first forty years. Р. 245.

48 Богатуров А. Д., Косолапов Н. А., Хрусталев М. А. Очерки теории и методологического анализа международных отношений. С. 19.

49 Нераспространение ядерного оружия. URL: http://daccess-dds-ny.un.org/doc/RESOLUTION/GEN/NR0/220/41/IMG/NR022041.pdf?OpenElement (дата обращения: 31.05.2010).


50 Резолюция 255 (1968). URL: http://www.un.org/russian/documen/scresol/1968/res255.pdf (дата обращения: 31.05.2010).

51 Zangger Committee URL: http://www.zanggercommittee.org/Zangger/default.htm. (дата обращения: 31.05.2010).

52 Nuclear Suppliers Group. Nuclear Exports. URL: http://www.nuclearsuppliersgroup.org/member.htm. (дата обращения: 31.05.2010).

53 Ядерное нераспространение / Ред. Орлов В.А. М., 2002. С.340.

54 Росатом. Экспортный контроль. URL: http://excon.minatom.ru/netcat_files/435_24.pdf . (дата обращения: 31.05.2010).

55 Богатуров А. Д., Косолапов Н. А., Хрусталев М. А. Очерки теории и методологического анализа международных отношений. С. 25.

56 The Missile Technology Control Regime. URL: http://www.mtcr.info/english/index.html (дата обращения: 31.05.2010)

57 Initial elements. URL: http://www.wassenaar.org/guidelines/GuidelinesDocs/Initial%20Elements.doc. (дата обращения: 31.05.2010).

58 Резолюция 1540 (2004) Совета Безопасности ООН. URL: http://www.un.org/russian/sc/1540/ (дата обращения: 31.05.2010).

59 Резолюция 1810 (2008) Совета Безопасности ООН. URL: http://www.un.org/russian/documen/scresol/res2008/res1810.htm (дата обращения: 31.05.2010).


60 Paul T. V. Systemic Conditions and Security Cooperation: Explaining the Persistence of the Nuclear Non-proliferation Regime 1, Cambridge Review of International Affairs, 16: 1, 2003. Р. 135-154

61 Совет Безопасности ООН – Общие сведения. URL: http://www.un.org/russian/sc/unsc_background.html (дата обращения: 31.05.2010).

62 Sauer T. The Nuclear Nonproliferation Regime in Crisis, Peace Review, 18: 3 (2006), р. 333-340. URL: http://dx.doi.org/10.1080/10402650600848274 (дата обращения: 31.05.2010).

63 NPT/CONF.2000/28 (Parts I and II) URL: http://www.un.org/russian/events/npt2005/13steps.pdf (дата обращения: 31.05.2010).

64 Конференция 2005 г. участников ДНЯО по рассмотрению Договора. URL: http://www.un.org/russian/events/npt2005/ (дата обращения: 31.05.2010).

65 Выступление замгоссекретаря Тошер на Конференции по рассмотрению выполнения ДНЯО 2010 года URL: http://www.america.gov/st/peacesec-russian/2010/June/20100601151556ejavosson0.4435236.html (дата обращения: 21.07.2010).

66 Конференция 2010 г. участников ДНЯО по рассмотрению Договора. Заключительный документ. URL: http://www.pircenter.org/data/NPT%20RevCon%202010%20Final%20Doc.pdf (дата обращения: 21.07.2010).


67 Международная конвенция о борьбе с актами ядерного терроризма. URL: http://www.un.org/russian/documen/convents/nucl_ter.html (дата обращения: 31.05.2010).

68 Ferguson Ch. D., Potter W. C. The Four Faces of Nuclear Terrorism, p. 119-120.

69 Саммит по физической ядерной безопасности в Вашингтоне. План работы. URL: http://www.kremlin.ru/ref_notes/521



<< предыдущая страница