shkolakz.ru 1
О роли 16-й армии в Московской битве.



«Победа под Москвой вошла в историю как решающее и переломное событие первого года Великой Отечественной войны, влияние которого сказалась на всем последующем ходе вооруженной борьбы против фашистской Германии»,- писал в своей статье «Историческая битва» в газете «Известия» от 5 декабря 1956 года первый зам. начальника Генерального штаба Вооруженных Сил СССР генерал армии Михаил Сергеевич Малинин. С августа 1941 до июля 1942 года он был начальником штаба 16-й армии на Западном фронте. От стойкости 16-й армии зависела судьба Москвы. Недаром история, народная память выделили 16-ю армию, восславили подвиг ее героев.

При вторжении в нашу страну основные силы вермахта были сосредоточены в той группе армий, которая действовала на московском направлении. Москва — это не только голова и сердце Родины, это центр связи, политический центр, самая индустриальная область, узел коммуникаций всей страны.

Немецкое руководство, приступив к операции «Тайфун», надеялось на то, что их войска, подобно ураганному ветру страшной силы, ворвутся в Москву, сметут ее с лица земли, одержат полную победу над Россией и тем самым устранят главное препятствие на пути к мировому господству.

Все направления, по которым враг рвался к столице, были очень тяжелыми, опасными. Но особо угрожающая, порой почти безвыходная обстановка складывалась на Волоколамском рубеже. Здесь, проявляя исключительное упорство, прикрывали подступы к Москве войска 16-й армии под командованием К.К. Рокоссовского и где начальником штаба был наш земляк М.С.Малинин.

Великая Отечественная война застала полковника Малинина, начальника штаба 7-го мехкорпуса, на учениях между Тулой и Калугой. В конце июля 1941 года мехкорпус, участвовавший со второго дня войны в боевых действиях, соединился с Группой Рокоссовского. 18 июля 1941 года директивой Генерального штаба было создано пять армейских групп с задачей нанести контрудары из района Белый — Ярцево — Рославлев в общем направлении на Смоленск, ликвидировать прорвавшиеся войска противника и соединиться с основными силами войск фронта, дравшимися в окружении в районе Смоленска.


Штаб группы во главе с полковником М.С. Малининым сформировался буквально на ходу из полутора десятка офицеров. Горстка военных людей, подчиняя отступающие части, в течение 5-6 дней организовала крупное войсковое соединение с артиллерией и танками. Оно оказалось способным захватить Ярцево и взять под контроль переправы через Днепр, по которым отводили из-под Смоленска после кровопролитных боев наши части.

«При помощи войск группы К.К. Рокоссовского... большинству частей 16-й и 20-й армий удалось вырваться из окружения южнее Ярцева и выйти на восточный берег Днепра, где они соединились с главными силами фронта и перешли к обороне.» i- пишет в своих воспоминаниях Г.К.Жуков.


В августе 1941 года командующим 16-й армией стал К.К.Рокоссовский, который добился назначения на основные руководящие должности представителей штаба своей Группы.

Немецкий план взятия Москвы предусматривал успешное завершение операции «Тайфун» до начала зимы. Для осуществления наступления немецкое командование сосредоточило 6 армий: 15 танковых, 8 мотопехотных и 17 пехотных дивизий. Значительный боевой и численный состав, господство в воздухе и владение стратегической инициативой позволили врагу добиться преимущества над Западным, Резервным и Брянским фронтами.

Наступление началось 30 сентября. Главные силы немцев устремились на восток, к Вязьме. Они прорвали оборону советских войск на трех участках, а 7 октября замкнули кольцо вокруг войск, сражавшихся западнее Вязьмы, вследствие чего 30 дивизий Красной Армии оказались в окружении.

Брешь в обороне составила 500 километров. Дорога на Москву фактически осталась без защиты. Силы, занимавшие Можайскую линию обороны, были слишком слабы, чтобы остановить серьезное наступление.

Героически сражавшиеся в окружении под Вязьмой советские воины помогли выиграть драгоценное время для организации обороны, осуществить перегруппировку между фронтами и выдвинуть войска из глубины страны. Был восстановлен Западный фронт во главе с новым командующим генералом Жуковым, сформирован Калининский фронт.


«На волоколамское направление,- пишет Г.К. Жуков,- мы направили штаб и командование 16-й армии во главе с К.К. Рокоссовским, А.А. Лобачевым и М.С. Малининым, в состав которой включались новые соединения, так как ее дивизии, переданные 20-й армии, оказались в окружении западнее Вязьмы... С 13 октября разгорелись ожесточенные бои на всех оперативно важных направлениях, ведущих к Москве. Это были грозные дни.»ii



Фото 1. Командующий Западным фронтом генерал армии Г.К.Жуков беседует с начальником штаба 16-й армии генерал-майором М.С.Малининым 1941 г.
(Вторая половина октября. Район Волоколамска.
Публикация газ. Вечерняя Москва 1988. 6 декабря)

.

Именно это время запечатлела фотография. Вторая половина октября 1941 года. Район Волоколамска. На переднем плане снимка Георгий Константинович Жуков, командующий Западным фронтом, беседует с начальником штаба 16-й армии Михаилом Сергеевичем Малининым, который докладывает обстановку. Малинин только что из полковников произведен в генерал-майоры. Вскинув подбородок, он всем лицом, а не руками (руки по швам) показывает куда-то вдаль. Строгий и суровый Жуков, судя по его расслабленному виду, докладом доволен. Потом, уже после Победы, маршал напишет о Михаиле Сергеевиче:«Это был всесторонне подготовленный командир, штабной работник высокого класса. Со своим спаянным коллективом он отлично выполнял возложенные на штаб обязанности...» iii

Своеобразие боевых действий этих дней, как пишет в своей книге «Солдатский долг» К.К.Рокоссовский, заключалось в том, что они развивались быстро и главным образом вдоль дорог. Сплошного фронта не было. Обстановка менялась ежечасно. Против напористых, хорошо оснащенных и обученных немецких войск стояли немногочисленные, формируемые в ходе боев соединения.

На Волоколамском направлении бои начались 16 октября ударом двух танковых дивизий врага по левому флангу 16-й армии. За пять дней наступления немцам удалось прорвать оборону на фронте шириной 20 км и углубиться до 15 км, но, потеряв 34 танка, они приостановили атаки.


В этих неравных боях успех войск армии определили правильный выбор района сосредоточения основных усилий, быстрый маневр артиллерией и высокая стойкость наших солдат. Об этом свидетельствуют боевые приказы и распоряжения.


Из боевого распоряжения от 19.10.41.:


Командиру 22 тбр

Военный совет 16-й армии приказал:

...22-ю танковую бригаду немедленно сосредоточить СПАС-РЮХОВСКОЕ, по маршруту:НОВО-ПЕТРОВСКОЕ, ВОЛОКОЛАМСК, СПАС-РЮХОВСКОЕ, где поступить в распоряжение командира 316 сд...


Нач.штаба 16-й армии Военный комиссар штаба

генерал-майор полковой комиссар

Малинин Седенков

Начальник оперативного отдела

полковник

Рыжиков iv

316-я стрелковая дивизия генерала И.В.Панфилова действовала особенно успешно. Против нее враг ввел полторы сотни танков и полк мотопехоты.

Из боевого распоряжения №11/ОП ШТАРМ16 19.10.41.:


Особо важное

Командиру 316 сд

1.В целях организации преграждения путей движения танков противника к исходу 19.10.41. поставить на тыловых рубежах и тыловых дорогах противотанковые отряды.

2.Противотанковые отряды в составе 1-2 орудия ПТО, взвод истребителей со связками гранат и бутылками «КС», взвод саперов с противотанковыми минами, рота стрелков на следующих узлах дорог:

(далее — перечисление названий дорог)

...5.Указанные узлы дорог противотанковыми отрядами занять к 20.00 19.10.41г.

Исполнение донести.

Командующий 16-й армией Член Военного совета

генерал-лейтенант дивизионный комиссар Рокоссовский Лобачев

Начальник штаба армии

генерал-майор Малининv

В результате двухдневного боя 18 и 19 октября гитлеровцы незначительно потеснили части дивизии Панфилова. Но враг понес такие потери в танках и живой силе, что вынужден был прекратить атаки.


Передышка длилась недолго. Противник по - прежнему основное внимание сосредоточивал на Волоколамском направлении, вводя здесь все новые части. Он превосходил в силах и километр за километром теснил наши войска. Создав мощный танковый кулак, немцы стремились пробиться к Волоколамскому шоссе.

Командиру 25 Тбр

На основании приказания Командующего Западного фронта... немедленно поднять бригаду по тревоге и форсированным маршем направиться через Звенигород в район Кубинка.

П.п. Начальника штаба16-й армии Военный комиссар штаба

генерал-майор полковой комиссар

Малинин Седенков


22.10.41.vi


Это были тяжелые оборонительные бои. Гитлеровцы вводили в бой сильные группы по 30-50 танков, их сопровождали густые цепи пехоты, поддерживаемые артиллерией, а также бомбардировкой с воздуха.

Встретив хорошо организованное сопротивление наших войск, противник отходил, но потом снова атаковал. Сражение разгорелось на всем фронте обороны 16-й армии.

24 октября удары противника пришлись по центру и левому флангу 16-й армии, где оборонялись курсантский полк Московского пехотного училища, дивизия Панфилова и другие части. После упорных семидневных боев противник все-таки овладел Волоколамском. Но на рубеже 4 км восточнее Волоколамска фронт был стабилизирован.



Фото 2. Справа налево: начальник штаба 16-й армии генерал-майор М.С.Малинин; член Военного совета 16-й армии дивизионный комиссар А.А.Лобачев; нач. политотдела 16-й армии Масленов.(1941г. 13 ноября. Дер.Устиново)

Это было время, когда немцы, захватив на левом фланге 16-й армии несколько населенных пунктов, в т.ч. Скирманово, простреливали оттуда магистраль Волоколамск — Истра. Нужно было не дать им перехватить дорогу и выйти в тыл основной группировки нашей армии. О том, как созрела мысль о Скирмановской операции, К. Рокоссовский пишет:« Риск был в том, что мы решились на это дело в предвидении начала вражеского наступления. Все товарищи — и Малинин, и Казаков, и Орел — с воодушевлением работали над планированием боевых действий. … Бои за Скирманово прошли очень удачно. Разгром немецко-фашистских войск, занимавших Скирманово и другие селения, был полный.»vii


16 ноября началось второе наступление немцев на Москву. Сражение развернулось от Калинина до Тулы. 4-ая танковая группа (не менее 400 танков) при массированной поддержке авиации, двигавшаяся против 16-й армии, за три дня смогла вытеснить ее лишь с главной полосы обороны и продвинуться всего на 4-6 км. «...Позади 16-й армии не было каких-либо войск, и если бы обороняющиеся части погибли, путь на Москву был бы открыт...» viii- подчеркивает Рокоссовский.

Противник превосходил 16-ю армию в живой силе, сосредоточив до 80 000 человек, в танках — в 4 раза: 650 против советских 150. После пятнадцати дневных боев противостоявшие 16-й армии фашистские соединения насчитывали уже только 22 тысячи солдат и 130 танков. Благодаря героическому сопротивлению защитников Москвы войска противника продвигались ценой больших потерь лишь на 3-5 км в сутки.

Части 316-й дивизии под командованием генерала Панфилова давали наступавшим гитлеровцам жестокий отпор. Именно в этот день у разъезда Дубосеково совершили свой всемирно известный подвиг двадцать восемь героев-панфиловцев во главе с политруком Василием Клочковым. Его слова:«Велика Россия, а отступать некуда — позади Москва!» широко известны. Дивизия была награждена орденом Красного Знамени и переименована в 8-ю гвардейскую.

«Бои 16-18 ноября для нас были очень тяжелыми...Хорошо организованное взаимодействие всех родов войск не позволило противнику прорваться через боевые порядки 16-й армии,»ix- пишет Жуков.

В полосе обороны 16-й армии было создано свыше 20 противотанковых районов. Эти районы, включавшие в себя главным образом артиллерию, располагались преимущественно на шоссе и проселочных дорогах. Широко применялись лесные завалы и танковые засады. Бутылки с горючей смесью имел каждый боец. В результате танковые войска противника были лишены возможности пользоваться шоссейными и другими дорогами, что замедляло продвижение ударных группировок.


19 ноября, когда враг ввел в сражение еще 3 корпуса, задержать продвижение противника не удалось. 16-я армия сдерживала удар вдоль Ленинградского шоссе. На карту ставилось всё. Её дивизии истекали кровью, хотя Жуков укреплял их всем, чем только мог. По его приказу в конце ноября от каждой дивизии, оборонявшей центральный участок фронта, в 16-ю армию было направлено по одному взводу солдат, их сразу же бросили в бой. И всё же 23 ноября пали Клин и Солнечногорск. Противник получил возможность не только обойти столицу с севера, но и нанести удар по ней.

Обстановка обострилась до предела. Ставка ВГК и командование Западного фронта принимали срочные меры для ликвидации нависшей над Москвой опасности. Войска Рокоссовкого спешно отводились на рубеж южнее Солнечногорска, Истринское водохранилище, река Истра.

У города Истра были размещены на стратегически важных позициях лучшие войска 16-й армии — 78-я стрелковая дивизия, прибывшая из Сибири и укомплектованная личным составом и техникой. Немецкий танковый корпус был брошен в лобовую атаку на город. В течение трех дней подряд 78-я удерживала свои позиции, нанося урон врагу, но 27 ноября всё же была вынуждена отойти.



Фото 3. В штабе 16-й армии. Слева направо: генерал-майор артиллерии В.И.Казаков, член Военного совета дивизионный комиссар А.А.Лобачев, командующий Армией генерал-лейтенант К.К.Рокоссовский, нач. штаба генерал-майор М.С.Малинин. (Р-н Истры. Декабрь 1941 г. ЦМВС)

Боевое донесение в штаб фронта Соколовскому от 29 ноября 1941 года, подписанное Малининым, свидетельствует о величайшем напряжении сил и нервов всех, от кого зависела судьба Москвы:

« … 1. Противник прорвал фронт 8 ГСД и передовыми частями к 6.00 29.11.1941 года вышел на рубеж вост. опушка леса 3 км вост. Марьино...» Далее идет доклад о том, что перед каждым воинским подразделением (перечисляются) поставлены конкретные задачи: «организовать прочную оборону», «упорно оборонять рубеж», «прочно удерживать занимаемый рубеж».x


30 ноября фашисты заняли поселок Красная Поляна. Отсюда в ясные дни видна Москва. Немцы начали подтягивать дальнобойные орудия, чтобы начать обстрел столицы. Сталин выразил крайнюю обеспокоенность. Решено было провести контрудар.

Части 16-й армии, поддерживаемые сильным артиллерийским огнем и авиацией, вместе с войсками Московской зоны обороны выбили ожесточенно сопротивлявшегося врага из Красной Поляны и отбросили его на 4-6 км в сторону.

30 ноября немецкий мотоциклетный патруль достигает (но затем возвращается) Химок — до границы Москвы остается 6 км. 16-я армия, получив подкрепления, формирует новую линию обороны вокруг Химок.

Как писал К. Рокоссовский, «... вытянувшаяся в нитку оборона 16-й армии находилась все время под угрозой, что где-то она могла лопнуть... Обессиленная многочисленными потерями, она цеплялась за каждую пядь родной земли, давая врагу жестокий отпор, ослабляя его силы. Отойдя на шаг, она вновь была готова ответить ударом на удар, и это ей удавалось...»xi

Оборона армии отличалась высокой активностью, широким применением контратак и контрударов. При вынужденном отходе на заранее подготовленные рубежи в войсках армии соблюдались организованность и порядок, чувствовалось твердое руководство командования.

Из воспоминаний Рокоссовского: «…Хотя враг, пользуясь еще превосходством в силах, продолжал теснить наши войска, а мы вынуждены были бросить в бой все, что имелось в армии, можно было почувствовать, что недалек кризис сражения... В этих условиях с особым удовлетворением я наблюдал педантичную и уверенную работу нашего начальника штаба. Аппарат управления войсками был гибок и чуток, как никогда...» xii

Как отмечают военные историки, штаб, под руководством Малинина был подлинным «мозговым центром». Начальник штаба «облекал замысел операций командующего в четкие, всесторонне продуманные планы и в соответствии с распоряжениями главного командарма фактически дирижировал каждым телодвижением огромных воинских коллективов в сложнейших условиях.»xiii На завершающем этапе битвы под Москвой в короткие сроки штаб Малинина подготовил план контрнаступления. Без единого замечания он был утвержден Г.К. Жуковым, командующим Западным фронтом.


Перейдя в наступление 7 и 8 декабря, 16-я армия, преодолевая сильное сопротивление врага, начала преследование.

В боевом распоряжении от 6.12.41 говорится:

«Наступившие морозы дают полную возможность замораживать противника, размораживать его материальную часть (танки, автомашины)...

Приказываю:

1.Немедленно приступить, помимо дневных действий, к смелым, решительным ночным действиям.

2.Для ночных действий в каждом батальоне, полку, дивизии иметь хорошо подобранные отряды из смелых, хорошо одетых красноармейцев.

3.Задачей отрядов поставить:

всю ночь не давать противнику находиться в теплых помещениях (деревнях, землянках, блиндажах), заставить лежать в боевом порядке и замерзать».xiv

В боевом распоряжении от 9.12.41 командование армии приказало создать отряды автоматчиков и использовать их для действий по тылам противника с целью уничтожения его отходящих войск и материальной части, для создания паники в тылу и устройства заграждения на путях отхода.

В штабе армии разрабатывались способы применения обманных действий с целью ввести противника в заблуждение относительно расположения и намерений наших войск.

«Командующий войсками армии приказал:

в трехдневный срок заготовить из лесоматериалов пулеметы, минометы... и под прикрытием темноты расставить их так, чтобы на каждом километре фронта иметь 3-4 «оборонительных сооружения», 4-5 «пулеметов» 2-3 «минбатареи», 2-3 «группы пехоты» ( из чучел). Создать ложные огневые позиции артиллерии...

О произведенных работах донести...»xv

16-я армия перешла в контрнаступление без всякой паузы. В районе Красная Поляна, Льялово, Крюково бои вообще не прекращались. За Крюково немцы цеплялись как только могли. К 8 декабря в результате трехдневного боя, доходившего до рукопашных схваток, сопротивление противника было сломлено. Оставив Крюково, немцы бежали на запад, бросая оружие и технику. Только за два дня, 8 и 9 декабря, как видно из «Молнии» Соколовскому, захвачены трофеи: танков — 29, грузовых машин — 45, тягачей — 2, вездеходов — 6, станковых пулеметов — 6, множество автоматов, снарядов, мин, патронов.xvi


11 декабря была освобождена Истра. Стремясь задержать продвижение 16-й армии, противник взорвал плотину Истринского водохранилища и минировал многие участки западного берега. Река, разлившись до 60 м, стала серьезной водной преградой. В этой обстановке командование16-й армии направило в обход две вновь созданные подвижные группы, которые обошли с севера и юга истринскую позицию противника и разгромили ее.

20 декабря войска 16-й и 20-й армии освободили Волоколамск. Выйдя к реке Руза, 16-я армия встретила упорное сопротивление и продвинуться дальше не смогла.

В длительных оборонительных сражениях, а затем в контрнаступлении войска 16-й армии понесли большие потери. Об этом свидетельствует «Справка о потерях личного состава в частях 16-й армии»xvii за время с 6 декабря 1941 года по 6 января 1942 года . За первую неделю потери составили: убито — 1235, ранено — 4043, пропало без вести -2950, итого: 8228 человек; с 12.12. по 16.12. в борьбе за переправу Истринского водохранилища и реку Истру -2547 чел.; преследование противника в течение недели стоило 2429 жизней бойцов; наступление на оборонительный рубеж противника с 23.12.41. по 6.1.42. - 7084 человека.

Московская операция завершилась в первых числах января. Советские войска нанесли поражение войскам группы армии «Центр» и отбросили их на 100-250 км. xviii

8 января началась Ржевско-Вяземская наступательная операция , в ходе которой управление 16-й армии было переброшено под Сухиничи. Это был крупный узел железных и шоссейных дорог, который находился в руках противника и был очень важен для немецких войск. Пути подвоза войскам левого крыла Западного фронта были перерезаны. Сам фюрер требовал безусловного удержания этого небольшого городка Калужской области.

Здесь, под Сухиничами, 16-я армия приняла в подчинение действующие в этом районе соединения. «Уже третий раз за войну наш штаб принимал управление новыми соединениями в крайне ограниченные сроки. Ни у кого не было сомнений, что под руководством Михаила Сергеевича Малинина всё будет сделано вовремя… Офицеры штаба спокойно и четко налаживали связь, организовывали разведку противника и местности, собирали все данные в духе ближайшей задачи — овладеть Сухиничами». xix(К. Рокоссовский)


Дивизии, принятые в состав армии, были измотаны в боях, нуждались в пополнении, вооружении и боеприпасах. Поставленная фронтом задача не соответствовала силам и средствам. Решено было ввести противника в заблуждение: пусть думает, что к Сухиничам движется вся 16-я армия, уже известная немцам по жарким боям.

Атака была намечена на утро 29 января. На рассвете артиллерия начала обстрел вражеских укреплений. Затем двинулась пехота, и в полдень город Сухиничи уже был освобожден от фашистов — немцы оставили его после короткого ожесточенного боя, побросав много техники,боеприпасов, горючего.

Член военного совета дивизионный комиссар Лобачев А.А. в своей книге «Трудными дорогами» рассказывает, как радиостанция «Говорит Западный фронт» вела репортаж о бое в Лондон. Там, В Англии, отчетливо были слышны залпы советской артиллерии, мощное русское «ура». Слова диктора о том, что противник обращен в бегство, были встречены овацией и возгласами: «Да здравствует Россия!», «Да здравствует Красная Армия!»

В боевом донесении от 31 января 1942 года, отправленном за подписью Малинина в штаб фронта, в последнем пункте записано: «Состояние погоды — непрекращающаяся пурга замела все дороги... Движение всех видов транспорта невозможно. Подвоз всех видов материального обеспечения для войск прекратился. Тылы и артиллерия передвигаться не могут.»xx

В тяжелейших условиях бездорожья и глубокого снежного покрова войска Рокоссовского всё же успешно выполняли поставленные задачи, нанося удары последовательно то по одному, то по другому узлу обороны противника. На широкие наступательные операции не хватало сил. Но постепенно «войска армии вгрызались в оборону противника, расшатывая её то на одном, то на другом участке, отодвигая фронт к югу.» xxi


Фото 4. Группа офицеров и генералов Западного фронта после вручения государственных наград. Москва. Кремль. 1942г.

Слева направо: 1-й ряд: член Военного совета дивизионный комиссар А.А.Лобачев, секретарь президиума Верховного Совета А.Ф.Горкин, 4-й - командующий войсками 16-й армии генерал-лейтенант К.К.Рокоссовский. 2-й ряд: 2-й - нач. штаба генерал-майор М.С.Малинин, 3-й – командир 9-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майор А.П.Белобородов. (Февраль 1942г.)

В феврале 1942 года группе офицеров и генералов Западного фронта в Кремле были вручены государственные награды. На фотографии, запечатлевшей это событие, среди награжденных — командующий войсками 16-й армии генерал-лейтенант К.К.Рокоссовский и начальник штаба армии — генерал-майор М.С.Малинин. Оба награждены Орденом Ленина, Михаил Сергеевич — единственный начальник штаба армии, удостоенный высшей награды Родины за московскую операцию.

В начале марта 1942 года К.К. Рокоссовский был тяжело ранен осколком снаряда, влетевшего в окно штаб-квартиры. Записная книжкаxxii Михаила Сергеевича Малинина хранит запись на странице, датированной 8 марта, об этом тревожном случае: «В 22.30 ранен Рокоссовский...». Командующий вернулся из госпиталя в мае. Его обязанности в этот период исполнял Малинин.

В марте наступательный потенциал фронтов Западного стратегического направления себя исчерпал. Проведенные операции не принесли успеха. Началась весенняя распутица: вскрылись реки, дороги стали почти непроходимыми для колесного транспорта. В сложившейся обстановке Сталин принял предложение Жукова о прекращении наступления. Так завершилась одна из самых крупнейших битв Великой Отечественной войны.

Решающим фактором в достижении победы над захватчиками в битве под Москвой являлся высокий моральный дух советских воинов, среди которых были и бойцы 16-й армии, проявившие беспримерное мужество и стойкость.


Лебедева Галина Георгиевна -

научный сотрудник

Мемориального музея генерала армии М.С. Малинина.

iГ.К. Жуков. Воспоминания и размышления. Изд-во агентства печати новости. М., 1969г., с.297


iiГ.К. Жуков. Воспоминания и размышления. Изд-во агентства печати новости. М., 1969г., с.356

iiiГ.К. Жуков. Воспоминания и размышления. Изд-во агентства печати новости. М., 1969г., с.495

ivЦАМО, ф.11 гв.А, оп.5916, д.64, л.29

vЦАМО, ф.11 гв.А, оп.5916, д.64, л.30

viЦАМО, ф.11 гв.А, оп.5916,д.64, л.44

viiК.К. Рокоссовский. Солдатский долг. М., Военное изд-во, 1988г., с. 70-71

viiiК.К.Рокоссовский. Солдатский долг. М., Военное изд-во, 1988Г., с.81

ixГ.К. Жуков Воспоминания и размышления. Изд-во агентства печати новости, М, 1969г., с.366

xЦАМО, ф.358, оп.5916,д.64, л.150-151

xiК.К. Рокоссовский. Солдатский долг. М., Военное изд-во, 1988г., с.92

xiiТам же, с.91

xiii Ю. Грибов. Волоколамский рубеж. Сб. Живая память. Вып.6.М., «Патриот», 2006, с.194

xiv ЦАМО, ф.11гв.А., оп.5916, д.64, л.137

xv ЦАМО, ф.208, оп.2511, д.1109, л.43

xvi ЦАМО, ф.11гв.А, оп.5916, д.64, л.234

xvii ЦАМО, ф.11гв.А, оп.5916, д.133, л.3

xviii Кто был кто в Великой Отечественной войне 1941-1945. Кр. Справочник., М., «Республика» ,1995, с.323

xix К.К.Рокоссовский. Солдатский долг., М., Военное изд-во, 1988г., с.105

xx ЦАМО, ф.11гв.А, оп.5916, д.134, л.38

xxi К.К.Рокоссовский. Солдатский долг., М., Военное изд-во, 1988г., с.112

xxii Записная книжка М.С. Малинина. КОК 41407/119