shkolakz.ru 1

Роман Михеенков



Олимпийские игры


Пьеса


Действующие лица:


Зевс

Афина

Гермес

Дионис

Арес

Ника

Деметра

Жрец в храме Парфенон

Перикл

Аристид

Алкид

Экскурсовод

Туристы


Картина первая


Олимп. Утро. Тронный зал Зевса.

Крики толпы за сценой: «Богам нет веры!», «Олимпийские боги бездействуют!». Дым, звуки взрывов.

Зевс стоит у окна, смотрит вниз.


Зевс: Афина!


Никто не отзывается.


Афина!


Появляется Афина.


Афина: Ты звал меня, о, Бог всех Богов?


Подходит к окну, смотрит вниз, переводит взгляд на Зевса.


Зевс (показывает вниз): Что ты на это скажешь?


Афина: Скажу, что этому есть несколько объяснений.


Зевс: Так объясни!


Афина: Во-первых, они хотят есть.


Зевс: А во-вторых?


Афина: А во-вторых, их на данный момент нечем развлечь.


Зевс: То есть они уже забыли, как развлеклись на трагедии Эсхила, когда в театр фригийцы ворвались? Три дня развлекались, пока Арес не догадался фимиамом их выкурить! Всех богов ко мне!


За длинным овальным столом, во главе которого сидит Зевс, собираются олимпийские боги: Гермес, Деметра, Дионис, Ника.


Зевс: Все видели, что происходит у подножия Олимпа? Кто мне объяснит? Деметра?


Деметра: О, Бог всех Богов! Урожай оливок в этом году удался как никогда. А на виноградники ты же сам наслал засуху. Дионис, скажи.


Дионис: О да! Великому Зевсу, не понравилось, что греки возносят ему молитвы заплетающимися языками. Вино прошлогоднего урожая закончилось, вот народ протрезвел и бунтует.

Зевс: А оливки!



Афина: А это вопрос к Гермесу, о Великий Зевс.


Зевс: Гермес!


Гермес: Мировые цены на оливковое масло сейчас растут. Мы не имеем права расходовать его на внутренние нужды. На этом держится Олимп!


Зевс: Олимп держится на молитвах верующих! Что-то я их не слышу!


За окном крики возмущенной толпы.


Афина: Греки покупают оливки, которые растут вокруг них на деревьях, дороже, чем гунны или кельты.


Гермес: Напоминаю тебе, Афина, что Олимп – часть мирового Пантеона! Я не могу продавать грекам оливки не по мировым ценам!


Афина: Иди это грекам объясни.


Зевс: Мне неинтересно слушать ваши распри. Я хочу знать, что мы можем сделать.


Афина: Как обычно, сплотить или отвлечь, а лучше, и то и другое.


Зевс: Так почему вы до сих пор этого не сделали?


Афина: Это вопрос к Нике.


Ника: Я не могу каждый год выигрывать Дельфийские игры! А с национальными идеями музы уже не справляются!


Зевс: А Олимпийские?


Ника: На то, что остается от торговли оливковым маслом, я не могу даже накормить атлетов.


Гермес: А ты богиня еды или победы?


Ника: Атлеты, вне олимпиад, выступают у лидийцев, готов, даже у ацтеков, и те платят им деньги. А я не могу их даже накормить.


Зевс: Все, кто имеет к этому отношение, ответят! Сейчас надо что-то делать с этим (показывает на окно). А где Арес?


Входит взъерошенный, помятый Арес. Тяжело дышит.


Арес: Ты звал меня, о Великий Зевс?


Зевс: Ты, никак, уже пообщался с греками?


Арес: Как видишь, о Великий Зевс.


Зевс: И что сказали тебе греки?


Арес: А можно я их (проворачивает кулак, прижатый к ладони)?


Зевс: А кто будет возносить мне молитвы?

Афина: Надо развязать войну, очень хорошо отвлекает.


Гермес: И развлекает. Но дорого.


Арес: Гермес, а сколько у тебя есть. Я имею в виду на войну.


Гермес: Может, что-нибудь подешевле?


Ника: Главное, чтобы была победа!


Зевс: Ты уже напобеждалась.


Дионис: А может, виноградники воскресишь? Ты же Всемогущий! Напоим их вином, они и успокоятся.


Зевс: Зевс своих решений не меняет!


Деметра: Предлагаю накормить греков! Они достойны! Они возносят тебе молитвы, работают от рассвета до заката!


Гермес: Деметра, иди ты… в поля! Ты богиня плодородия? Вот и иди! Кстати, в Греции еще и демографический спад. Иди, работай!


Деметра смотрит на Зевса.


Зевс: Иди, Деметра. И Нику возьми с собой. Про Дельфийские и Олимпийские игры, спрошу отдельно!


Деметра и Ника уходят.


Зевс: Война, война. Ее как-то нужно начать. Сейчас время не то. Не могу я просто так метнуть пару молний и сказать «Идите, воюйте». Меня римские боги не поймут. И эта молодежь: ирокезы с гуронами.


Арес: О, Великий Зевс! Как раз мои коллеги из гуронского пантеона недавно проделали замечательную штуку: наняли трех ассирийских «икаров», снабдили их «греческим огнем» и позволили врезаться в собственные дворцы. Потом сказали, что во всем виноваты ассирийцы. До сих пор воюют! И народ занят, и всемирный Пантеон не возмущается!


Дионис: Великолепно! Вот для этого я театр и придумывал!


Гермес: Дорого! Не потянем мы сейчас войну! Война – это падение цен на оливковое масло!


Афина: А давайте у себя воевать!


Зевс, Дионис и Арес: Это как?


Афина: Дай мне карту, Арес.


Арес разворачивает перед Афиной карту Греции. Афина смотрит на карту, водит по ней пальцем.

Афина: О, Спарта!



Зевс: Что, Спарта?


Афина: Греки не любят спартанцев, а спартанцы не считают свой город частью Греции.


Арес: И что?


Афина: Нанимаем пару спартанцев, они поджигают «греческий огонь» в людных местах, мы говорим грекам, что во всем виноваты спартанцы и – война!


Зевс: Но Спарта – часть Греции.


Афина: Вот именно, и ходить далеко не надо. И мировой Пантеон не будет дергаться.


Гермес: И недорого! Афина, я твой поклонник!


Зевс: Приглашаю всех в винные погреба Диониса! Арес и Афина отвечают за… Назовем это «Ритуальное жертвоприношение». Все к Дионису!


Дионис: Но, Великий Зевс!


Зевс: Приглашаю всех, я сказал! Такова воля Бога Богов!


Все, кроме Афины и Ареса уходят.


Картина вторая


Арес: Афина, давай потом об этом, а то они все выпьют!


Афина: Успеешь! Мне, собственно, от тебя нужен только «греческий огонь».


Арес: И все? Но это я бог войны!


Афина: Иди, командуй (показывает на окно)!


Арес: Нам нужен план!


Афина: Дай мне карту Афин.


Арес: Ты хочешь прямо в своем городе? В столице?


Афина: Вот именно! А на всякий случай, устроим еще где-нибудь.


Арес: Ты хочешь «икаров», как гуроны?


Афина: Зачем? Чем проще – тем лучше. Главное, чтобы правдоподобно!


Арес: Здесь не все так просто.


Афина: В чем сложность?


Арес: Представь себе процесс: чтобы «греческий огонь» оказался в руках спартанца в центре Афин, его надо или провести через границу, или сделать на территории города.


Афина: Хочешь сказать, это сложно?

Арес: Через границу его никто не пропустит: местные производители сами обеспечивают себе монополию – следят так, что спички провезти нереально!



Афина: А сделать на месте?


Арес: Еще сложнее: везде соглядатаи, они работают и на производителей и на государство.


Афина: Ты хочешь, чтобы все это мы рассказали Зевсу?


Арес: Испепелит.


Афина: Значит…


Арес: Надо что-то придумать.


Афина: Арес, а ты бог по какому ведомству?


Арес (гордо): Бог войны!


Афина: И чем воюешь?


Арес: Нельзя же их же оружием?


Афина: Кто тебе это сказал?


Арес: А воинская честь?


Афина: Это говорит бог, который собирается уничтожить людей, верящих в него?


Арес: Я не по своей воле.


Афина: То есть я скажу Зевсу, что Арес пошел против его воли?


Арес молчит, смотрит в окно на бунтовщиков.


Афина: «Греческий огонь» нужен мне сегодня вечером.


Арес молча выходит.


Картина третья


Храм Парфенон. Афина и главный жрец. Афина разглядывает жертвенный алтарь.


Афина: Спасибо за жертву, Жрец. Где ты раздобыл вино для возлияния?


Жрец: О, Афина!


Афина: Да, в наше время для жертвы богине сложно раздобыть даже вино. А я помню времена, когда по алтарю стекали потоки человеческой крови.


Жрец: В твоем городе демократия, моя богиня!


Афина: Ты сам понимаешь значение этого слова? Доигрались! Греки штурмуют Олимп!


Жрец: Чем смертные обязаны твоему приходу, богиня?


Афина: Я оценила твою жертву.


Жрец: Это то малое, что я могу сделать для тебя, Афина!


Афина: Ты давно служишь в моем храме, жрец?


Жрец: Всю мою жизнь. Меня еще маленьким мальчиком выбрали для жертвы в твою честь, но ты явилась и спасла меня. А потом сделала жрецом.

Афина: А ты был готов стать жертвой Афины?



Жрец: Нет. Мне было очень страшно, я был шестилетним мальчиком.


Афина: Пришла богиня и подарила тебе жизнь.


Жрец: Моя жизнь принадлежит тебе.


Афина: Это слова, жрец. Просто слова. Ты способен полить алтарь вином, но не способен…


Жрец: Одно твое слово, Афина!


Афина: Мне не нужна твоя жизнь, жрец.


Жрец облегченно вздыхает.


Афина: Но мне нужна жертва.


Жрец: Только скажи, богиня!


Афина: Мне нужны трое мужчин – спартанцев, готовых принести себя в жертву Афине.


Афина выходит, жрец ее сопровождает.


Картина четвертая


Погреб Диониса. Дионис и Гермес провожают нетрезвого Зевса, входит Арес.


Дионис: Великий Зевс, возьмите пару амфор с собой.


Зевс: Не откажусь, где моя колесница?


За сценой звуки подъезжающей колесницы.


Зевс: О, Арес! Докладывай!


Арес: Работаем, о Всемогущий. Я свою часть работы выполнил, дело за Афиной.


Зевс: Результаты нужны сегодня!


Арес: Будут, Великий Зевс!

Зевс: Великий Зевс поехал домой.


Зевс выходит. Звук отъезжающей колесницы.


Гермес: Что скажешь, Арес?


Арес: Я уже Зевсу все сказал.


Дионис: А подробнее?


Арес: А мне вина нальют?


Дионис: Подожди. Нам нужны подробности.


Арес: Пока я не глотну вина, никаких подробностей.


Гермес: Налей ему, Дионис!


Дионис: Нет, пока не расскажет, не налью.


Арес: Ну, я пошел?


Дионис: Иди, Арес.


Арес выходит. Гермес вопросительно смотрит на Диониса. Дионис делает ему знак подождать. В погреб врывается Арес. Дионис кивает Гермесу.

Арес (скороговоркой): Я беру из военных запасов армии «греческий огонь», отдаю его Афине. Афина находит жертв и устраивает взрывы в столице и где-то еще. Наливай!



Дионис наливает вино из амфоры в кубок, протягивает Аресу, Арес жадно пьет, протягивает Дионису пустой кубок.


Арес: Еще!


Дионис наливает.


Дионис: Ты знаешь, Арес, вина не так много, Зевс уничтожил все виноградники.


Арес (пьет): Угу.


Дионис: Гермес, принеси еще бочонок.


Гермес выходит.


Дионис: Арес, а у тебя много бочонков с «греческим огнем»?


Арес: Есть несколько штук.


Дионис: Предлагаю обмен. Три бочонка «греческого огня» против трех бочонков моего лучшего вина.


Арес (подумав): Шесть.


Дионис: Что шесть?


Арес: Шесть бочонков твоего лучшего вина!


Дионис: Пять, и Гермесу ни слова.


Арес и Дионис пожимают друг другу руки. Входит Гермес с бочонком вина.


Гермес: Дионис, а сколько бочонков моего оливкового масла ты возьмешь за бочонок твоего вина?


Дионис: Пятьдесят.


Гермес: Побойся Аида! Это грабеж!


Дионис: Вино нынче дорого.


Гермес: Я лучше закажу вино в Колхиде или Риме.


Дионис: Закажи. Мое лучшее.


Гермес: А сколько бочонков ты можешь обменять мне на оливковое масло?


Дионис: Пойду, посмотрю.


Дионис выходит. Гермес подходит к Аресу, шепчет.


Гермес: Арес, мне нужен «греческий огонь», я знаю, что ты меняешься с Дионисом.


Арес: Я не интересуюсь оливковым маслом.


Гермес: А если я скажу Зевсу, что ты торгуешь «греческим огнем» направо и налево? Испепелит!


Арес: Сто бочонков масла на один с «греческим огнем».


Гермес: Три бочонка с «греческим огнем» мне, и я ничего не говорю Зевсу.


Арес: Ты коварен, как Гера!

Гермес: И ни слова Дионису.



Входит Дионис.


Дионис: Один бочонок. В лучшие времена предложу больше.


Гермес: И на том, спасибо. Я покидаю вас, боги. Дела…


Гермес выходит.


Дионис: Арес, не хочешь выбрать вино сам?


Арес: Веди, ты сегодня главный из богов, да простит меня Зевс.


Дионис и Арес выходят.


Картина пятая


Храм Парфенон. Жрец и три троянца: Перикл, Аристид и Алкид.


Жрец: Дети Афины, пришло время великих свершений!


Перикл: Мы слушаем тебя, жрец.


Жрец: Сегодня мы принесем жертву нашей богине!


Алкид: Это великая честь для нас, жрец!


Жрец отдает кубок с вином спартанцам, те по очереди выплескивают по глотку на алтарь.


Жрец: Помнишь, Перикл, как тебя, умирающего принесли на ступени Пафенона?


Перикл: Помню, жрец! Твоя жертва дошла до Афины. Богиня спустилась с Олимпа и спасла мне жизнь. Моя жизнь принадлежит ей!


Жрец: Ты помнишь, Аристид, как тебя взяли в плен и приговорили к смерти?


Аристид: Помню, жрец. Ты спас мне жизнь, вступившись за меня.


Жрец: Не я спас твою жизнь. Это была Афина, меня бы никто не послушал.


Аристид: Моя жизнь принадлежит Афине!


Жрец: Алкид?


Алкид: Я был рабом. Афина дала мне свободу. Я весь принадлежу ей!


Жрец: Афине нужна жертва. Греки отвернулись от нее. Молитвы богине возносят только спартанцы.


Перикл: В Спарте почитают Зевса, жрец.


Жрец: Афина – дочь его. Она слышит молитвы спартанцев.


Аристид: У спартанцев и греков одни боги.


Жрец: Боги одни. А кто дал тебе свободу, Алкид?


Алкид: Афина.


Жрец: Аристид и ты, Перикл. Кто дал вам жизнь?

Аристид: Афина.



Перикл: Афина.


Жрец: Афине нужна жертва. Пришло время благодарить нашу богиню. За вас и за Спарту!


Перикл: Я готов.


Аристид: Я готов.


Алкид: Я готов.


Жрец показывает на бочонки с греческим огнем.


Жрец: В этих бочонках «греческий огонь». Каждый берет по одному. Сегодня вечером ты, Перикл, войдешь в храм Диониса, разобьешь этот бочонок у себя под ногами, крикнешь «За Спарту!» и подожжешь его содержимое.


Перикл: Я погибну, жрец.


Жрец: Ты погибнешь, Перикл.


Перикл: Погибнут люди, которые будут вокруг. Много людей.


Жрец: Эта жертва угодна Афине. Ты говорил, что твоя жизнь принадлежит ей.


Перикл: Да, жрец.


Жрец: Ты готов, Перикл?


Перикл: Да, жрец.


Жрец: Алкид. В это же время ты войдешь с «греческим огнем» в храм Ареса и сделаешь то же, что и Перикл.


Алкид: Да, жрец.


Жрец: Аристид, ты отправишься в храм Диониса.


Аристид: Да, жрец.


Жрец: Повторяю. Афина и Спарта! Входите. Разбиваете. Кричите «За Спарту!». Поджигаете.


Перикл: Жрец, принося себя в жертву, я хочу погибнуть с именем Афины на устах.


Жрец: «За Спарту!». И ни слова больше! Так хочет Афина! Ступайте.


Спартанцы берут бочонки, выходят. Жрец выливает остатки вина на жертвенник.


Картина шестая


Олимп. Вечер. Тронный зал Зевса. Зевс, Гермес, Афина, Дионис и Арес сидят за длинным столом. Зевс во главе стола.


Зевс: Афина, я жду отчет.


Афина: Все готово, о Всемогущий!


Зевс: Конкретнее.

Афина: Сегодня вечером трое спартанцев войдут в людные места, разобьют у себя под ногами бочонки с «греческим огнем», крикнут «За Спарту!» и подожгут все вокруг.



Гермес: Афина, уточни, пожалуйста, в какие конкретно «людные места»?


Афина (делая вид, что не услышала вопрос): Это произойдет одновременно, для эффекта.


Дионис: А все-таки, куда ты их направила?


Афина: Я их не направляла. Я дала поручение проверенным людям.


Арес: Не богам?


Афина: Нельзя доверять такие дела богам.


Гермес: А куда их направили «проверенные люди»?


Афина: Я не вникала. Я четко поставила задачу!


Зевс: Слова какие противные: «За Спарту!». Люди должны умирать с моим именем на устах.


Афина: Подожди, о Бог всех Богов. Завтра они с твоим именем будут резать спартанцев.


Гермес: Слова сама придумала?


Афина: Да уж, не музы подсказали.


Арес: А дальше что?


Афина: Чтобы не терять времени, каждый из нас должен быть в своем храме во время вечернего жертвоприношения. Когда все случится, явимся людям, призовем на войну со Спартой.


Дионис: И завтра у Олимпа будет мертвая тишина.


Арес: Дионис, готовь вино!


Гермес: А сколько осталось до вечернего жертвоприношения?


Афина: Для бога Гермеса существует время?


Гермес: Обязанности не ждут. Даже божественные.


Дионис: Твои люди не бастуют. В Греции хорошо чувствуют себя только те, кто работает с оливковым маслом.


Гермес: Кто бы говорил, Дионис, бог вина!


Афина: Вы все неплохо устроились. Вон, у Аресовых присяга, никто не возмущается.


Гермес: Зато, ты самая мудрая.


Зевс: Хватит. Вечером все в свои храмы. Где Эол? Пусть сыграет что-нибудь.


Картина седьмая

«Танец «греческого огня». Возможна музыка «Сиртаки», но не классическая, а оригинальная. В танце происходит смена мест действия: храмы Ареса, Диониса, Гермеса, Афины и Зевса. Перемещение происходит в тот момент, когда каждый из богов исчезает.



Картина восьмая


Олимп. Наши дни. Актриса, игравшая роль Афины, - экскурсовод. Остальные актеры – туристы. На всех современные костюмы.


Экскурсовод (появляется с туристами из-за сцены): Греция подарила миру литературу и философию, математику и астрономию, театр, скульптуру, архитектуру. Здесь изобрели «греческий огонь» и научились правильно разбавлять вино. Первые спортивные соревнования – Олимпийские игры – тоже придумали греки. Мы с вами на знаменитом Олимпе. По преданию, здесь жили олимпийские боги.


Турист (Гермес): А куда они делись?


Экскурсовод: Точно не известно. Они исчезли вместе с древнегреческой цивилизацией, остались только в мифах, скульптурах и памятниках архитектуры.


Турист (Дионис): А сейчас здесь какая цивилизация?


Экскурсовод: Сейчас Греция – одно из государств Евросоюза. Экономика базируется на туризме и выращивании оливок.


Турист (Арес): А Олимпиады?


Экскурсовод: В Олимпийских играх греки участвуют, но заметных успехов не добиваются. А сейчас вы быстренько фотографируетесь на фоне Олимпа, садитесь в автобус, и мы отправляемся в столицу Греции. Я покажу вам храм Парфенон, возведенный в честь богини Афины.

Занавес.