shkolakz.ru 1 2 ... 8 9
ГЛАВА ТРЕТЬЯ


«Вещественная цивилизация»

Цель настоящей главы — восстановить русский образ тогдашней Англии — представления о ее экономиче­ской и политической системе, ее социальных проблемах и духовной жизни. Наша задача — проследить, как скла­дывался этот образ, как в нем преображались реальные факты и возникали их оценки.

У истоков

Сведения об Англии накапливались в России на про­тяжении многих столетий в ходе длительных торго­вых, политических и культурных контактов между обеи­ми странами.

В литературе, посвященной истории англо-русских отношений, изложение обычно начинается с середины XVI в., когда корабль Р. Ченслора бросил якорь в устье Северной Двины1. И возникает впечатление, что прямые связи между Россией и Англией устанавливают­ся только с того времени. Между тем они гораздо более давнего происхождения. Уже князья Древнерусского го­сударства поддерживали отношения с Западной Европой, в том числе с Англией. В период татарского ига и удель­ной раздробленности эти связи ослабели, но и тогда мос­ковские и новгородские купцы торговали с заграницей,

1 Гамель И. Англичане в России в XVI и XVII столетиях. СПб., 1865; Кологривов С. И. Материалы для истории сношений Рос­сии с иностранными державами в XVII в. СПб., 1911; Костома­ров Н. И. Очерк торговли московского государства в XVI— XVII столетиях.—Собр. соч. СПб., 1906, т. 8; Любименко И. И. История торговых отношений России с Ажплией. Юрьев, 1912.

* 69 *

а среди «заморских гостей» были и англичане. Отсутст­вие прямого выхода к морю затрудняло Московскому го­сударству связи с внешним миром, в том числе с Англи­ей, поэтому торговля шла главным образом через третьих лиц и была нерегулярной. Визит Ченслора привел к установлению прямой торговли, а льготы, которые анг­личанам дал Иван Грозный, способствовали ее быстро­му росту.


Некоторые исследователи полагают, что на протяже­нии 150 лет с середины XVI в. отношения между обеи­ми странами ограничивались исключительно торговлей и как политическая сила Россия для Англии не суще­ствовала: «С самого начала интерес Британии к полу­варварской Московии почти целиком ограничивался торговлей»2. Вряд ли такое категорическое утвержде­ние справедливо: само географическое положение Рос­сии неизбежно делало ее фактором европейской полити­ки, а с ростом силы и могущества Московского государ­ства его влияние на соотношение сил в Европе росло. Поэтому можно не сомневаться в том, что к английской торговле с Россией всегда примешивались политические соображения.

В Англии с известным опозданием пришли к пони­манию политического значения России как фактора европейской политики, а по мере ее усиления стали опа­саться, что это может повести к нарушению сложивше­гося равновесия на северо-востоке Европейского конти­нента. Руководясь этими соображениями, в период Се­верной войны (1700—1721 гг.) Англия поддерживала Швецию против России и пыталась оказать влияние на ход войны и на мирные переговоры. С этой целью анг­лийский флот неоднократно появлялся в Балтийском море3. Английская политика тех лет имела явную анти­русскую направленность.

Однако обострение англо-французских противоречий заставило английских политиков пересмотреть свое от­ношение к России. В середине 30-х годов был заключен первый англо-русский торговый договор4, а с середины XVIII в. начинается англо-русское сотрудничество в

2 Reading D. К. Anglo-Russian Treaty of 1734. New Haven, 1938,
p. 61.

3 Никифоров Л. А. Русско-английские отношения при Петре I. M,
1950.

4 Reading D. К. Op. cit.

* 70 *

Швеции, направленное против французского влияния в этой стране. Конвенции 1747 и 1755 гг. обязывали Рос­сию в обмен на английские субсидии защищать своими войсками Ганновер, германское владение английского короля. В 1750 г. Англия примкнула к русско-австрий­скому союзу. Англо-русский торговый договор 1766 г. содержал статьи политического характера, определяв­шие общую позицию обеих держав в Швеции и Поль­ше. Враждебность между обеими странами сменилась политическим сотрудничеством.


Первая русско-турецкая война 1768—1774 гг. не по­влияла на это сотрудничество. В ходе войны Англия даже оказывала некоторую помощь русскому флоту, главным образом снабжая его припасами. Английские моряки и офицеры с санкции своего правительства слу­жили наемниками на русских судах5. В 60-е годы меж­ду Россией и Англией велись даже переговоры о заклю­чении союза, которые, впрочем, не дали положительных результатов.

Поворот к ухудшению англо-русских отношений на­ступил в конце 70-х годов XVIII в. Известную роль в этом сыграло столкновение между ними по вопросу о морской торговле. Англия, объявив блокаду своих аме­риканских колоний, пыталась пресечь их торговлю с Европой. Захватам подвергались корабли всех стран, в том числе и русские. В 1780 г. Россия выступила про­тив английского морского произвола. На этой почве между Англией и Россией произошел ряд серьезных конфликтов.

Однако корни ухудшения в отношениях между Анг­лией и Россией лежали глубже: английские политики опасались, что Россия нарушит сложившееся в Европе равновесие. Вторая русско-турецкая война (1787— 1792 гг.) сильно встревожила английскую буржуазию, прежде всего круги, связанные с колониальными инте­ресами. В парламенте заговорили об угрозе русского за­воевания Ближнего Востока и потребовали обеспечить безопасность пути в Индию. Правительство начало де­монстративные приготовления к войне против России. Однако в среде правящих классов Англии обнаружились разногласия. Партия вигов выступила против воинствен-

5 Родзинская И. Ю. «Естественные» союзники: Русско-английские отношения 60—70-х годов XVIII в.— В кн.: Проблемы британ­ской истории. М„ 1972, с. 208—218.

* 71 *

ных планов правительства. Вигов поддержало общест­венное мнение в форме митингов и антивоенных резо­люций. Правительство было вынуждено умерить тон.

В конце XVIII — начале XIX в. Англия и Россия были вынуждены вновь сблизиться для борьбы против общего врага — революционной и наполеоновской Фран­ции. Противоречия между ними отодвинулись на второй план.


Традиция сотрудничества, закрепленная в годы совместной борьбы, продолжала действовать и после нее, а противоречия, которые обнаруживались и давали о себе знать то в одной, то в другой сфере, еще не при­няли значительных масштабов. Географическое положе­ние обеих держав, отсутствие общих границ исключало мелкие тяжбы и взаимные претензии территориального характера. Большую роль в укреплении и развитии анг­ло-русских связей играла торговля.

По мере развития и укрепления контактов между обеими странами уточнялись и представления об Англии и англичанах. На протяжении XVI и XVII вв. англича­не еще не выделялись из среды других чужеземцев, при­езжавших из Западной Европы: все они именовались просто «немцами», т. е. немыми, не говорящими по-рус­ски. Когда возникала необходимость точнее определить эту группу чужеземцев, их именовали «ангилейскими немцами» 6