shkolakz.ru 1
Задание: Внимательно прочитайте текст, сопоставьте данную информацию с материалом учебников; НАЙДИТЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ОШИБКИ.


(укрупните, распечатайте текст и подчеркните (или выделите другим цветом) найденные Вами ошибки)


"
Святослав" (текст с ошибками)

В то утро князь Святослав проснулся поздно и в дурном настроении: давало себя знать похмелье от вчерашнего пира в честь победы над лукавыми греками и их подлыми союзниками—половцами. Ведь не сам же хан Куря догадался ударить в тыл войскам князя, осаждавшим Херсонес! Какое счастье, что в тот час князь еще не ввел в бой свой главный резерв — варяжскую дружину во главе с Добрыней Никити­чем! Братья-варяги выждали момент и ударили половцам во фланг. Курю сам Добрыня рассек пополам и преподнес его голову своему князю. Из ханского черепа сделали чашу. Вчера весь вечер Свято­слав пил из нее мед и кумыс. Вот и перепил...

Но ничего, главное — Херсонес взят. Византия потеряла Крым! Конечно, царь Василий Болгаробойца не простит русичам этого успе­ха, как не простил недавнего разгрома своего союзника — хазарского султана Песаха. Не помогли тому ни звездочеты-иудеи, ни наемные татарские тумены. Стремительный натиск киевлян и их союзников мадьяр вынудил султана бежать сперва из Итиля в Саркел, оттуда в Семенер и дальше в родной Крым, где Святослав чуть не настиг беглеца, но тот успел уплыть в Царьград на последней галере. Ладно, Ал­лах с ним! Пусть сам расскажет царю Василию, какой грозный сопер­ник появился у него на северном берегу Черного моря. Хазария больше не возродится, и Крым стал владением Киева. Но о Царьграде нужно подумать всерьез... Лучший способ обороны — нападение. Войны с Василием не миновать, надо искать союзников в борьбе с ним.

Это Святослав умеет: еще в Киеве он заключил союз с варягами, которые помогли ему после смерти матери — она хотела отдать трон и скипетр старшему сыну, христианину Улебу. Не вышло! Нет больше Улеба, а киевских христиан Святослав прижал так, что и не пикнут. Хватит с них торговых дел, нечего лезть в княжье дело Потом Святослав договорился с конунгом мадьяр Арпадом; он пре­жде служил хазарам, но глупый султан Песах предпочел половецкого хана. Обиженный мадьяр жаждал кровной мести и охотно пошел на союз с Русью против Хазарии. Правда, теперь Арпад ушел со своей дружиной на запад, вслед за Аттилой. На прощание он принес Свя­тославу вассальную клятву, впервые назвав его новым титулом "ка­ган-рус". Так и должно быть: на смену султану Хазарии пришел каган! Руси. Этот титул выше княжеского; он дается не человеческим выбором, а волей неба. Сам Тёнгри подтверждает его громовым голосом и блеском своего молота.


Но и Христос силен: разве сумела бы мать Ольга без его помощи удержать власть в Киеве? Без такой помощи, наверное, и Святославу не взять Царьграда; ведь там, говорят, больше тысячи церквей с золо­тыми крестами! С Христом надо помириться, но как? Надо еще раз допросить Калокйра, пленного правителя Херсонеса. Он хитер и не трус; оттого князь пока сохранил ему жизнь. Что знает лукавый грек о Дунайской Болгарии? Не найдет ли там Святослав союзников против Царьграда, как прежде нашел их в Днепровской Болгарии против хазар?

Стража прервала размышления князя: в порт вошел странный ко­рабль с крестом на мачте, на нем прибыл посол какого-то могучего западного правителя. Через час Святослав принял кардинала Лйутпранда, легата папы Сильвестра и посла императора Отгона. Этот жилистый старик знал еще мать Святослава, даже присутствовал в Царьграде на ее крещении. Теперь Лиутпранд прибыл к сыну Ольги с новым предложением: папа и император предлагают князю участие в крестовом походе на Царьград. Западные рыцари готовы к походу, Болгарский хан Симеон, давно колебавшийся в своем выборе — от кого принять крещение, наконец решился в пользу Рима, против Адрианополя. Если и Святослав примет католическую веру, папа и им­ператор сразу даруют ему королевский титул. А потом русичи и варяги вместе с западными братьями-болгарами и норманнами, а также с англичанами и испанцами пойдут войной на Византию. Впереди богат­ства Адрианополя, за ними Святой Крест в Иерусалиме!

Святослав промолчал о том, как безразличны ему чужие святыни. Пусть папа с императором сами идут в Иерусалим, к своему умершему Богу. А вот взять Царьград общими усилиями — это дело заманчивое. Пусть папа римский помирит своего Бога со Святославом. Ради этого можно креститься, а дальше видно будет. Самое важное для князя-кагана урвать добрый кусок при разделе византийских земель. Для этого нужны будут союзники среди ромеев. Калокир назвал князю не­сколько полезных имен. Братья Варда Склир и Варда Фока задумали мятеж против царя Василия. Наверное, они помогут крестоносцам, а потом Святослав отдельно договорится с ними. Западные норманны_ с ними князь найдет общий язык так же легко, как нашел его с киевскими варягами... Да и хан Симеон наверняка присоединился к крестоносцам лишь для того, чтобы сокрушить давних недругов-ромеев. С ним можно сговориться о судьбе византийского Причерноморья. Каган-болгар и каган-рус поделят его между собой и не пустят в эти земли ни лукавых греков, ни лукавых итальянцев. Тогда можно будет говорить на равных и с германским императором, и со всеми короля­ми Европы. Киев уже перенял роль Хазарии в Великой степи; после падения Царьграда он может перенять и его роль — стать столицей Восточной Европы... Ну, время покажет!


Такие планы и мечты обуревали участников первого крестового похода. Так Святослав сделал первый шаг в Европу — "прорубил окно в Европу", как стали говорить потомки.


Задание:
Внимательно прочитайте текст, сопоставьте данную информацию с материалом учебников; НАЙДИТЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ОШИБКИ.

(укрупните, распечатайте текст и подчеркните (или выделите другим цветом) найденные Вами ошибки)


"Мономах" (текст с ошибками)

Князь Владимир Грозные Очи прискакал в Киев с юга, из Тмутаракани, где провел удачные переговоры с ханом Котяном и его советником белым монахом Домиником. Тот недавно уговорил хана креститься, пообещав ему помощь западных рыцарей в случае новой войны с киевля­нами. Поняв, что назревает очередной крестовый поход Запада против Руси, князь решил вмешаться в опасную игру. Осадив Кафу — оплот генуэзцев в Крыму — с помощью своего тестя, византийского импера­тора Алексея I Комнина, давнего недруга крестоносцев, Владимир принудил своих противников закончить дело миром.

Оценив соотношение сил, папский легат не стал упрямиться: он вспомнил, что киевский князь — кузен французского короля Луи Толстого и шурин английского короля Генри Плантагенета. Оба христианнейших правителя не любят папу Иннокентия, так что в случае крестового похода на Киев французы и англичане наверняка перестанут посылать в Рим десятину... Этого папа не простит своему легату. Поэтому святой Доминик благословил "вечный мир" степня­ков с Киевом. Владимир обещал не разорять больше кочевья печене­гов, а Котян поклялся на кресте не вторгаться на Русь и торжественно передал русскому князю древнюю реликвию — чашу, сделанную его прадедом Аттилой из черепа Святослава, прадеда князя Владимира. Этот обмен положил конец давней вражде; теперь Владимир может заняться внутренними делами Руси.

Прямо с дороги князь направился в храм Софии — молить Бога о вразумлении братьев-князей, готовых нарушить постановления не­давнего Любекского собора. Ведь было решено: "Каждый держит отчину свою"! Но вот уже Всеволод Большое Гнездо хочет подчинить Залесскую Русь, чтобы обеспечить отчинами своих сыновей. Ярослав Осмомысл из Галича Костромского захватил Владимир на Клязь­ме — любимую резиденцию киевского князя. Юрий Московский гянет свои долгие руки к Новгороду... Брань и усобицы по всей Святой Руси! Пора Грозным Очам усмирить смутьянов. Но на кого опереться в родном Киеве?


По требованию веча, которое призвало Владимира на княжение, « Киева выгнали ростовщиков-евреев; князь отменил долговое раб­ство. Народ был доволен, но купцы-мусульмане перестали приезжать в Киев вдоль степного Шелкового пути. Теперь они норовят плыть по Волге: либо на север, к варягам, за янтарем и мехами, либо на юг, к хазарам, за бирюзой и жемчугом. Киев оказался в стороне от ми­ровой торговли: потому и не хотят князья Мономашичи слушаться своего старейшину — Великого князя Киевского. Что же делать?

При выходе из храма Владимира встретила толпа купцов, тиунов и прочей челяди. Они потребовали немедля созвать собор для спасе­ния Руси от обнищания. Если северные князья откололись от Киева— значит, надо прорубить новое окно в Европу. Киеву нужен союз с городами Ганзы, которые только что добились независимости, разбив императора Барбароссу. Пусть новый путь "из немец в греки" заменит прежний "из варяг в греки"!

И еще: киевляне должны закрепиться на Волге, вновь взять под контроль Шелковый путь. Мир князя с печенегами очень кстати: пусть Владимир вместе с печенегами разобьет астраханских татар, как его предок Святослав с половцами разбил казанских хазар.

Услышав эти речи, Владимир понял: воистину, глас народа глас Божий! Заключив мир с Котяном, он и сам подумывал о военном союзе с грузинской царицей Тамарой. Православные грузины давно воюют с хорезмшахом Текешем — он контролирует сейчас западный конец Шелкового пути. Примирившись между собой, русские и печенеги могут помочь грузинам разбить Текеша; взамен он: получат выход на Каспий и Волгу, так что Киев вновь станет хозяином пяти морей.

Киевский собор утвердил смелый план князя. Вскоре он был воплощен, и Киевская Русь опять стала великой морской державой. Позднее церковь причислила князя Владимира и хана Котяна к лику святых, наряду с Домиником Крестителем.

Задание:
Внимательно прочитайте текст, сопоставьте данную информацию с материалом учебников; НАЙДИТЕ ИСТОРИЧЕСКИЕ ОШИБКИ.


(укрупните, распечатайте текст и подчеркните (или выделите другим цветом) найденные Вами ошибки)


"Александр Невский" (текст с ошибками)

Князь Александр Святославич ехал в Орду уже в пятый раз. На сер­дце было тревожно. Чего захочет новый хан—католик Берке от сво­его православного вассала? Прежний хан—мусульманин Сартак ибн Бату благоволил к Невскому, даже стал его побратимом и сам учре­дил в Орде православную митрополию. За это ордынские мусульмане обвинили хана в ереси и свергли его, но просчитались. Престол за­хватил хитрый Берке, которому помогли французский посол Рубрук и папский нунций Плано Карпини. Теперь рыцари-меченосцы обра­дуются и, наверное, опять нападут на Новгород...

Как многое изменилось за десять лет, с тех пор как Александр одолел шведов -и тевтонцев в Ледовом побоище! Тогда старик Бату вызвал юного полководца в свою ставку и внезапно назначил Вели­ким князем Владимирским, в обход старшего брата, Ярослава Тверского. Тот отправился с жалобой в Ханбалык, но великий хан Гуюк невзлюбил Ярослава и отравил его. Теперь вместо Гуюка правит его сын Угедей; он, кажется, недруг Берке. Как бы использовать эту вражду на благо Руси?

Берке долго не допускал князя пред свои очи. Александр не терял времени зря. Вскоре он выяснил, что послы Миндовга Литовского покинули Сарай после того, как монголы подняли Берке на черном войлоке, вручив ему колчан с синими стрелами — знак высшей власти в Синей Орде. Миндовг не хочет знаться с католиками! Теперь он неизбежно станет союзником Александра в борьбе против рыцарей и не прельстится короной, которую ему посулил папа Гонорий. Сегодняшний союзник — может быть, завтрашний единоверец? Надо посоветовать митрополиту Илариону послать в Литву мона­хов-проповедников из Троицкой лавры...

Другие вести были хуже. Тесть Александра — победитель ромеев Даниил Галицкий решил принять католичество и уже принял корону из рук папы. Это плохо для Руси; но вряд ли близость к папе сделает Даниила любезным подданным хана Берке. А уж вражда императора Фридриха с князем Даниилом обеспечена! Пожалуй, Александру стоит наладить с кесарем Фридрихом такие же тесные связи, какие, были между их дедами — Андреем Боголюбским и Барбароссой! Только нелегко это будет...


А в Орде хан Берке, оказывается, сидит не крепко. Мусульмане ненавидят его; православные татарские батыры, крещенные епископом Кириллом, не поддержат хана-католика. А уж язычники, верные памяти славного Бату, те готовы живьем съесть вероотступни­ка! И преемник ему готов—доблестный царевич Узбек, правнук Чингис­хана и любимец кагана Угедея. Его хотел бы видеть на престоле Орды сам Джагатай, последний сын Чингисхана, правящий сейчас Иране. Берке знает это. Вот он и решил повысить свой авторитет удачной войной против Джагатая. Александр ему нужен как воевода в походе на Кавказ, и русские воины нужны для этого.

Нет, негоже лить русскую кровь в горах Кавказа, уподобляясь неразумным крестоносцам! Но отвергнуть ханскую волю тоже нель­зя; придется разрешить вербовку добровольцев в русских городах. Руководство этим войском можно поручить брату Александра — Андрею Суздальскому, который давно рвется превзойти старшего брата в военной славе и власти. Так пусть потрудится на чужбине, воюя за неправое дело! Александру же придется выжидать на родине — ко­пить силы и крепить союзы, готовясь к свержению Берке.

Дальний расчет Александра оправдался. Южный поход Берке был неудачным; на обратном пути хан погиб от рук своих мамлюков. Новый правитель Синей Орды — Узбек восстановил в своей державе свободу религии. Князь Александр получил право сам собирать дань Орде со всей Руси. Союз Александра и Миндовга надолго остановил немецкий натиск на Балтике, а епископ Стефан Пермский начал успешное крещение Литвы. Бесславно вернувшись на Русь, князь Андрей был посажен братом на княжение в маленькой Шуе, где его потомки правили в течение пяти веков. Но уберечь Галицкую Русь от католиков Александр не смог. При поддержке князя Даниила пропо­ведники-иезуиты провели там унию православной и католической церквей, а позднее эти земли вошли в состав Венгерского королев­ства. Новой столицей Северной Руси стала Москва, отчина князя Александра Невского.