shkolakz.ru 1 2 3 4
РОСТИСЛАВ ÒÓÐÎÂÑÊÈÉ


ВЫБОРЫ В СОВЕТ ФЕДЕРАЦИИ


Совет Федерации изначально планировался как собрание руководителей регионов, постоянно занятых своей работой на местах и время от времени съезжающихся в Москву, чтобы решать вопросы общегосударственного значения. Но стоит отметить, что длительное пребывание местных лидеров в Москве способствует, в свою очередь, ослаблению их позиций на местах. Подразумевалось также, что этот орган будет лояльным президентской политике в силу зависимости регионов от Центра и в силу того, что главы администраций дорожат своим постом. В какой-то степени этот план удалось реализовать, но, естественно, с существенными отклонениями от идеальной картины.

То что Совет Федерации будет органом представительства региональных элит, было ясно с самого начала. В республиках Российской Федерации в него баллотировались президенты (или председатели Верховных Советов) вместе с премьер-министрами. Такие характерные пары были в списках кандидатов в Башкирии, Бурятии, Горном Алтае, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Карелии, Республике Коми. Северной Осетии и Чувашии. Один или несколько высших должностных лиц выставили свои кандидатуры на суд избирателей во всех российских республиках без исключения. Наименее "солидными" были кандидаты, пожалуй, только в Республике Марий-Эл и Хакасии (первые заместители председателей ВС).

Похожая, но более сложная ситуация сложилась в российских краях и областях. Здесь наиболее активными были главы местных администраций, которые воспринимали формирующийся Совет Федерации в качестве "своего" органа, по праву им принадлежащему. Главы администраций пошли на выборы в 41 из 54 краев и областей (в Челябинской области выборы 12 декабря 1993 года не состоялись). Не стали по своим причинам баллотироваться главы администраций Алтайского края, Амурской, Астраханской, Белгородской, Ивановской, Калужской, Камчатской, Кемеровской, Курганской, Мурманской, Рязанской, Свердловской, Тульской областей. Характерно присутствие в этом списке областей, где незадолго до выборов произошло устранение опального главы администрации, и ситуация еще не "утряслась" - Амурская, Белгородская, Свердловская, а также регионов, где с властями конкурировали сильные оппозиционные группировки (Кемеровская, Курганская области). Отказ от выдвижения для глав областных и краевых администраций в большинстве случаев объясняется относительной слабостью и непопулярностью местных властей.


В регионах, где главы администраций по тем или иным причинам не стали выставлять свои кандидатуры, работники областной администрации меньшего ранга, как правило, все же присутствовали в списках кандидатов. В Алтайском крае, Амурской области это были заместители председателя комитета администрации, в Астраханской, Белгородской областях заместители главы администрации, в Калужской области - директор департамента администрации, в Мурманской области - управляющая делами администрации.

Кроме глав администраций регионов довольно охотно на выборы пошли и главы администраций республиканских, областных и краевых центров - Пскова, Костромы, Иваново, Пензы, Ульяновска, Саратова, Волгограда, Краснодара, Майкопа, других крупных городов - Череповца, Новомосковска, Старого Оскола, Нерюнгри, а также административных районов. Таким образом, люди из исполнительной власти явно стремились доминировать на этих выборах.

Особая ситуация была связана с председателями местных советов. Как известно, на момент выборов советы в большинстве регионов были распущены или лишены какой-либо существенной властной функции. Во многих регионах руководители советов также выставили свои кандидатуры, стремясь остаться в большой политике, сохранить популярность и влиятельность в своем регионе и продолжать отстаивать свои принципы. Так поступили, в частности, оппозиционно настроенные лидеры советов в Кемеровской, Белгородской, Курской, Тамбовской, Смоленской, Липецкой, Курганской, Новосибирской областях.

Что касается входящих в состав федерации автономной области и десяти автономных округов, то главы местных администраций в них очевидно нацелились на победу. Только в Коми-Пермяцком и Эвенкийском автономных округах они не выставили свои кандидатуры. Интересно, что в автономных округах попытались пройти в Совет Федерации и два "московских" министра: министр топлива и энергетики Юрий Шафраник в Ханты-Мансийском, министр сельского хозяйства Виктор Хлыстун в Усть-Ордынском Бурятском.


Помимо деятелей из исполнительной власти в Совет Федерации баллотировались также многие крупные боссы местного значения - банкиры, директора, председатели колхозов.

Судя по результатам выборов, попытка создать в составе российского парламента элитный клуб удалась. Собственно говоря, вся избирательная кампания в большинстве регионов была "сделана" под местные элиты. Наиболее распространенным сценарием было навязывание электорату выбора в пользу главы исполнительной власти региона, а в республиках - в пользу президента или председателя ВС. Таким образом, принадлежность к региональной элите была основным "мотором" кампании. Вряд ли необходимо говорить и о том, какие рычаги власти имеет местный босс, для того чтобы склонить людей к выбору в его пользу или пользу его креатуры - материальные и финансовые ресурсы, поддержку местных СМИ, возможности косвенного подкупа избирателей и нередко поддержку Центра.

Однако при всем при том не следует забывать, что региональные элиты достаточно неоднородны. Во-первых, в каждой из них происходит своя внутренняя борьба за власть и сталкиваются персональные амбиции. Раскрыть эти внутренние конфликты, глядя из Москвы, весьма сложно, но несомненно что этот фактор оказал свое влияние на предвыборную борьбу. Во-вторых, местные лидеры придерживаются разных политических взглядов. И хотя все они, что называется "по должности", обязаны соблюдать дипломатичные отношения с Москвой, различия между ними налицо. В целом политический имидж местных лидеров не имеет явных расхождений с предпочтениями местного электората. Во многих регионах - прежде всего в республиках, а также и во многих областях эти лидеры были избраны на всенародных выборах. В любом случае выборы 12 декабря были проверкой региональных лидеров на популярность.

Многие главы администраций были поддержаны блоком "Выбор России", что являлось свидетельством их лояльности Центру, определенной "надежности". Так случилось в Ставропольском крае, в ряде областей - Брянской (где на место оппозиционера Лодкина был поставлен "послушный" Карпов), Владимирской, Вологодской, Воронежской, Иркутской (хотя Юрий Ножиков ранее считался крайне "неблагонадежным" и ему угрожала отставка), Калининградской, Кировской, Нижегородской, Омской, Оренбургской, Пермской, Самарской, Сахалинской, Ярославской областей, Корякского и Ханты-Мансийского округов. "Выбор России" поддерживал также председателей ВС и СМ Чувашии.


Другой проправительственный блок ПРЕС выставил главу администрации Новгородской области. Это не случайно, поскольку организационные мероприятия, связанные с созданием ПРЕС проходили в Новгороде, при поддержке и с заинтересованным участием главы областной администрации. Однако большинство местных лидеров шло на выборы без поддержки каких-либо блоков. Собственно, имея "под собой" целый регион представители региональных элит могли бы обойтись и без вхождения в предвыборные блоки, выступая в качестве независимых кандидатов. Поддержка "Выбором России" была для них скорее мандатом доверия Центра и явным афишированием собственной политической ориентации. Характерно, что большинство республиканских лидеров как раз предпочло выставляться в качестве независимых кандидатов, то есть именно в качестве ничем не связанных и никому не обязанных полномочных представителей своих республик.

Еще одним типом местных лидеров являются внешне лояльные Центру главы администраций из бывшей партхозноменклатуры, которые предпочитают "жить своим умом" и восстанавливать хозяйство в своих краях и областях. Некоторые из этих людей попали на свой пост в результате всенародных выборов. Обе характеристики сближают их типологически с руководителями российских республик. Сюда относятся главы администраций Орловской, Смоленской, Липецкой, Пензенской областей. Что касается назначенных глав администраций, то речь здесь может идти, например, об Ульяновской области. Все эти лидеры выставили свои кандидатуры и на выборы в Совет Федерации.

Наконец, в выборах приняли участие и представители региональных элит, утратившие в той или иной степени свой статус и настроенные оппозиционно. Это председатели местных советов, а также снятый со своего поста и незадолго до этого всенародно избранный глава администрации Брянской области коммунист Юрий Лодкин.

Фактор "партийности" кандидата играл на выборах в Совет Федерации подчиненную роль. Это, правда, не значит, что высокий статус кандидата подавлял всё остальное. В менее лояльных политике Центра регионах активно выступали неангажированные кандидаты от КПРФ и АПР, и результат выборов зависел уже от стечения обстоятельств.


Итак, "элитность" и "партийность" кандидатов вели их к победе или поражению, а фактор случайности ещё немного усложнял картину. Что же страна получила после оглашения результатов?

Первое что приходит на ум уже после первого знакомства с результатами выборов в Совет Федерации - выборы были очень благоприятны для региональных элит. В этом нас убеждают и расчеты. Из 74 первых лиц регионов (президенты, председатели ВС и СМ республик, главы администраций краёв, областей и округов) в Совет Федерации прошли 65 человек. Таким образом, "уровень проходимости" местных лидеров (88%) оказался очень высоким, расчёт оправдался. Что касается "демократических" кандидатур, то из 18 местных лидеров, поддержанных "Выбором России", выиграли выборы 16 человек.

В результате выборов в Совете Федерации были представлены первые лица большинства российских республик, что еще раз свидетельствует об их лидерстве и в ряде случаев жестком контроле за политической ситуации в своих регионах. Сенаторами стали такие известные руководители как президент Башкирии Муртаза Рахимов, северо-кавказские лидеры - Аслан Джаримов, Валерий Коков, Ахсарбек Галазов, Руслан Аушев, Магомедали Магомедов, президент Калмыкии Кирсан Илюмжинов, президенты Якутии (Михаил Николаев) и Тувы (Шериг-оол Ооржак), председатели ВС Горного Алтая (Валерий Чаптынов), Бурятии (Леонид Потапов), Карелии (Виктор Степанов) и Республики Коми (Юрий Спиридонов). Победу одерживали также премьер-министры ряда республик - Анатолий Копсов (Башкирия), Владимир Петров (Горный Алтай), Георгий Черкесов (Кабардино-Балкария), Владимир Хубиев (Карачаево-Черкесия), Сергей Блинников (Карелия), Вячеслав Худяев (Коми), Валерий Швецов (Мордовия), Сергей Хетагуров (Северная Осетия), Александр Волков (Удмуртия), Валерьян Викторов (Чувашия, единственный из республиканских лидеров, поддержанный "Выбором России", что весьма характерно). Таким образом, большинство российских республик оказалось представлено в Совете Федерации первыми и вторыми лицами, что говорит о довольно сильной властной вертикали в республиках и маргинализации политических партий "партией власти".


Абсолютное лидерство "партии власти" в республиках подтверждается и прохождением ее менее значимых представителей в Совет Федерации в более сложных случаях нежели классические "парные победы" двух лидеров в Кабардино-Балкарии, Северной Осетии, Карелии, Республике Коми, Башкирии, Горном Алтае. Отмечаются победы на выборах глав городских администраций (Михаил Черниченко из Майкопа, Эдуард Эстерлейн из Нерюнгри), министров (Владимир Кара-Сал из Тувы), глав районных администраций (Вячеслав Кислицын из Медведевского района Марий-Эл, поддержанный "Выбором России"). В Совет Федерации прошли также председатель Госкомимущества Калмыкии Александр Головатов, представитель президента в Ингушетии Исса Костоев, первый заместитель председателя ВС Марий-Эл Анатолий Зенкин, председатель комитета ВС Бурятии Лидия Нимаева (член КПРФ), председатель райсуда из Карачаево-Черкесии Владимир Стригин, главный специалист министерства из Мордовии Людмила Иванова (член КПРФ). В республиках избирались также известный московский политик Рамазан Абдулатипов, представитель Хакасии при президенте РФ Андрей Асочаков, бывший народный депутат Владимир Подопригора (от Удмуртии, кандидат "Выбора России"). В целом представители "партии власти", более или менее значимые, забрали себе практически все сенаторские места от российских республик. Но лишь трое из них были связаны с "Выбором России" и только двое относились к КПРФ!

Ситуация в российских краях и областях была более сложна: не везде администрация уверенно контролирует ситуацию, актуальны внутриэлитные конфликты, местами оппозиционные силы оказываются сильнее "партии власти". Членами Совета Федерации стали 42 главы региональных администраций. Особенно характерно избрание местных руководителей в Сибири (Валерий Зубов в Красноярском крае, Юрий Ножиков в Иркутской области, Иван Индинок в Новосибирской, Леонид Полежаев в Омской, Виктор Кресс в Томской, Леонид Рокецкий в Тюменской, Геннадий Неделин в Таймырском АО, Александр Филипенко в Ханты-Мансийском, Алексей Батагаев в Усть-Ордынском Бурятском). Но достаточно успешное прохождение глав региональных администраций оказалось возможным и на Северном Кавказе (все три руководителя - Николай Егоров в Краснодарском крае, Евгений Кузнецов в Ставропольском, Владимир Чуб в Ростовской области), в Поволжье (Иван Шабунин в Волгоградской области, Константин Титов в Самарской, Юрий Белых в Саратовской, Анатолий Ковлягин в Пензенской, Юрий Горячев в Ульяновской), в обоих областях Волго-Вятского района (Борис Немцов в Нижегородской, Василий Десятников в Кировской). Прошли в Совет Федерации главы администраций всех трех областей Северо-Западного района (Александр Беляков в Ленинградской области, Михаил Прусак в Новгородской, Владислав Туманов в Псковской) и руководитель Калининградской области Юрий Маточкин. Подтвердили свое лидерство главы администраций многих регионов Центрального (Юрий Власов во Владимирской области, Валерий Арбузов в Костромской, Анатолий Тяжлов в Московской, Егор Строев в Орловской, Анатолий Глушенков в Смоленской, Владимир Суслов в Тверской, Анатолий Лисицын в Ярославской) и Центрально-Черноземного (Александр Ковалев в Воронежской области, Василий Шутеев в Курской, Михаил Наролин в Липецкой) районов. Сравнительно успешным было выступление глав администрации Дальнего Востока (Евгений Наздратенко в Приморском крае, Виктор Ишаев в Хабаровском, Евгений Краснояров на Сахалине, Николай Волков в Еврейской автономной области, Сергей Леушкин в Корякском АО) и Северного района (Николай Подгорнов в Вологодской области, Павел Балакшин в Архангельской, Юрий Комаровский в Ненецком АО). Наихудшей ситуация для глав администраций была на Урале, где только оренбургский лидер Владимир Елагин стал сенатором.


Общее доминирование "партии власти" или точнее отдельных ее группировок на выборах в российских краях, областях и округах подтверждается избранием целой группы менее значимых персон, связанных с властными структурами, прежде всего с исполнительной властью. Это были главы администраций ряда городов (Вячеслав Позгалев из Череповца, Борис Коробов из Костромы, Александр Калашников из Пензы, Сергей Ермаков из Ульяновска, Юрий Чехов из Волгограда) или их заместители (Дмитрий Аяцков из Саратова), главы администраций районов (Владимир Стуров из Байкитского района Эвенкийского АО). Победил на выборах и первый заместитель Тяжлова Анатолий Долголаптев. Также в Совет Федерации прошли некоторые ответственные работники региональных администраций - начальник контрольного управления Воронежской обладминистрации Александр Воробьев, управляющая делами Мурманской обладминистрации Людмила Побединская, начальник управления юстиции Чукотской окружной администрации Людмила Котесова, начальник правового отдела Красноярской администрации Александр Усс (от Эвенкийского АО). Сенаторами стали четыре представителя президента в российских регионах - Алексей Кулаковский (Ставропольский край, Кулаковский также возглавляет администрацию Кавминвод), Валерий Адров (Астраханская область), Николай Егоров (Владимирская область), Григорий Ойнвид (Корякский АО). С "партией исполнительной власти" был связан и проректор медицинского института из Барнаула Яков Шойхет (заместитель председателя комитета администрации). В эту же группу следует отнести заместителя начальника управления Центробанка по Камчатской области Людмилу Григорьеву и начальника Ненецкого отдела Госкомсевера Леонида Саблина (член КПРФ).



следующая страница >>