shkolakz.ru 1 2 ... 6 7
Джим и Джон Томас



Хищник


---------------------------------------------------------------

OCR: Andrey S. Kukhar

---------------------------------------------------------------


Произведение "Хищник" представляет собой литературную версию популярного фильма Мактирнана "Хищник", поставленного по сценарию Джима и Джона Томасов. Вторая группа спецподразделения ЦРУ "Дельта", отправившаяся на боевое задание в джунгли Центральной Америки, не подозревает, что ее ждет встреча с грозным десантником планетной империи Ози, принявшим облик отвратительного хищника.


Алексею Михалеву,

актеру и переводчику.

Станислав Орлович


В черном мраке космоса, усыпанном бриллиантами звезд, прямо по курсу межгалактического рейдера "Озидис", висела бело-голубая громада планеты Зэт.

Десантник Первой Звезды, Зэт-9, в полном боевом вооружении полулежал в капсуле левого борта, равнодушно глядя на планету, где ему предстояло сдать последний экзамен и завершить тем самым курс обучения. Для Зэт-9 это значило стать десантником Второй Звезды и получить имя.

Все солдаты планетной империи Ози, о которую обломало зубы немало завоевателей, с рождения имели свой код, означавший ту планету, где они пройдут свое последнее испытание.

Зэт-9 был девятым десантником, которому предстояло побывать на этой планете, кишащей миллионами воинственных аборигенов. Аборигены истребляли друг друга без всякой пощады, совершенно не ведая, что их затерянный мирок является всего лишь одним из полигонов Ози, на котором проходят обкатку и шлифовку молодые солдаты грозной империи. Зэт-9 в последний раз проверил защитную систему чешуйчатого скафандра, делавшего его невидимым и почти неуязвимым. Потом осмотрел излучатель на левом плече, компьютерную систему в шлеме и, наконец, энергосистему на левом запястье, которая служила источником питания для излучателя и одновременно самоликвидатором. Десантник, не выдержавший экзамен, уже не возвращался. Несколько черепов, добытых в бою с самыми опасными аборигенами, считалось достаточным для сдачи экзамена. Опасными аборигенами были те, кто носил оружие. Согласно неписанным правилам звездного флота Ози, убивать безоружного полагалось только безоружному. В случае неудачи десантник без колебаний приводил в действие систему самоликвидации и через несколько секунд исчезал в ослепительном пламени взрыва.


- Зэт-9! Отстрел капсулы! - прорычало! в шлеме...


x x x


17 ноября 19.. года

Центральная Америка,

страна Н.

В тропическом небе сверкнул падающий метеорит.

Шестеро вооруженных американцев, пробиравшихся по джунглям в камуфляжных костюмах, замерли и проводили его взглядами.

- Черт, где-то совсем рядом упал, - вполголоса заметил один из них.

- Смотри, не наступи на него, Рэд, - ухмыльнулся в темноте командир. - Потопали, ребята...


x x x


18 ноября 19.. г,

Заместителю командующего

спецподразделениями "Дельта"

РАПОРТ

Довожу до Вашего сведения, что отряд особого назначения "Вулкан" (командир майор Дж. Харпер), выполнявший боевое задание согласно Вашему приказу, в назначенное время на связь не вышел. Облет района действий отряда вертолетами результатов не дал. Во время облета один из вертолетов сбит повстанцами. Прошу направить в мое распоряжение вторую группу спецподразделений "Дельта"...

Генерал Аллен с отвращением положил ручку и передал черновик рапорта специальному агенту ЦРУ Дилану. Тот пробежал глазами текст и кивнул.

- Прошу не забывать, генерал, что вторая группа не должна ничего знать о Харпере и его людях. Им достаточно сообщить, что мы потеряли вертолет, на котором находился... ну... скажем, министр одной дружественной страны...

- Еще не известно, пришлют ли нам вторую группу, - буркнул Аллен.

- Не беспокойтесь, генерал, мои шефы в Лэнгли нажмут на кого надо. Харпер не смог выполнить задание, а оно должно быть выполнено любой ценой. За это мы с вами получаем деньги от государства, верно?..

19 ноября 19.. г,

Военно-морская база

Сан-Диего, США.

Майор Дэсмонд Холланд, больше известный в подразделениях "Дельта" под кличкой Датч, задумчиво повертел в руках только что распечатанный конверт с секретным предписанием и передал его грузному сержанту, сидевшему за столом. Сержант немедленно опустил конверт в бумагорезку, и через секунду от секретного документа остались лишь бумажные опилки.


Холланд кивнул сержанту и вышел из офиса под моросящий дождь. Подняв воротник плаща, он не спеша зашагал по мокрому тротуару, размышляя, что может означать только что полученный приказ.

"Майору Д. Холланду, командиру второй группы спецподразделений "Дельта".

Немедленно собрать группу по категории "Экстра". Готовность номер один к 4.00 20 ноября. Ангар "Е" военно-морской базы Сан-Диего".

Приказ был подписан цифровым кодом. Таким кодом пользовалось только высшее начальство. Плюс к этому - категория "Экстра"... Холланду было над чем призадуматься. Подобные приказы он получал всего дважды: первый раз местом назначения оказался Афганистан, второй - Иран, и оба случая едва не стоили ему и его ребятам жизни...

Обычно вторая группа спецподразделений "Дельта" использовалась для освобождения заложников, но категория "Экстра" могла означать что угодно.

Холланд отыскал на стоянке свой "понтиак" и неторопливо выехал через КПП [1]. Собственно, спешить было некуда. Собрать группу не составляло труда. Сержант Маккуэйд и Блэйн уехали на рыбалку и к вечеру должны вернуться. Панчо отпросился в Пасадену к своей семье, а Хокинс и Билли только что вернулись из отпуска и были здесь, на базе.

Да и зачем кого-то разыскивать, если сегодня вечером они все, как обычно, соберутся в баре "Меконг". Это стало традицией, и они свято, как военную присягу, соблюдали ее.

"Странную шутку сыграл с нами Вьетнам, - размышлял Холланд, глядя через мокрое стекло на празднично-рекламные улицы Сан-Диего. - Когда мы были там, то мечтали побыстрее унести ноги из этого ада, а теперь живем воспоминаниями, судорожно цепляемся друг за друга, чтобы не потеряться, и, наверняка, многие из тех, кто побывал там, охотно вернулись бы обратно. И не потому, что нравится убивать или подставлять голову под пули, а для того, чтобы снова почувствовать себя одним из многих, чтобы снова мерзнуть в горах, тесно прижавшись друг к другу, подыхать от малярии, обливаясь потом, делить последнюю банку консервов на десятерых и вовсю костерить "гуков" [2], вжимаясь в землю под ураганным огнем"


Холланд задумчиво зажег сигарету и вдохнул ароматный сладковатый дым, пытаясь понять, что ему не нравится в полученном приказе. Скорее всего, неопределенность, тревожное ощущение неизвестности... Когда задание будет четко сформулировано, он снова обретет спокойствие и уверенность. Да и как иначе, если такие матерые волки, как его парни, без колебаний вверяли ему свои жизни. А ведь опыта у каждого из них хватило бы на десятерых. Маккуэйд, Блэйн, Хокинс, Панчо, Билли... Он знал их всех давно и после Вьетнама сделал все, чтобы они попали в его отряд. С этими ребятами он бывал в таких переделах, что теперь уже казалось невозможным расстаться с ними...

Бар "Меконг" не пользовался популярностью у жителей Сан-Диего. Пару раз здесь пробовали повеселиться буйные компании рокеров, но ветеранам это пришлось не по вкусу, и после нескольких жестоких драк, которые, к счастью, обошлись без трупов, рокеры здесь больше не показывались.

Хозяин "Меконга", отставной капитан морской пехоты, Ричард Вебер, потерявший ногу в Корее, приветствовал Холланда, едва тот перешагнул порог.

- Датч! Здорово, старина! Что-то давно тебя не видно!

- Привет, Дик, - Холланд пожал ему руку. - Между прочим, я был здесь позавчера.

- Но вчера-то тебя не было, - ухмыльнулся Вебер. - Что будешь пить? Как всегда?

- Нет, - вздохнул Датч. - Сегодня давай текиллу [3].

- Понял, - кивнул Вебер, наливая. - Значит, скоро опять уходите?

Датч пожал плечами. В этом баре не было тайной, что перед очередным рейдом ребята из спецподразделений "Дельты" всегда заказывают текиллу.

- Мои еще не показывались? - спросил он.

- Пока нет, - Вебер больше не пытался завязать разговор, по опыту зная, что в такие вечера Холланду не до болтовни.

- Как появятся, скажи, что я здесь, - Датч взял еще одну рюмку текиллы и пошел в дальний угол тускло освещенного зала.


Устроившись за столом у стены, он снова зажег потухшую сигарету и, вытянув ноги, удобно развалился в кресле.

Билли и Хокинс, даже не распаковав свои вещи, валялись на кроватях в пустой казарме, подложив под голову свернутые матрацы.

Еще несколько часов назад они были на самом северо-востоке страны в городке Элсуорт, штат Мэн, где гостили у родителей Хокинса.

Билли лежал, уставившись в потолок, все еще ошалевший от массы впечатлений. Ему понравились родители Хокинса и его старые приятели. Они радушно приняли Билли в свой круг и не задавали дурацких вопросов, несмотря на то, что в Билли сразу можно было признать чистокровного индейца. Обычно в случайных компаниях, куда он иногда попадал, все почему-то считали своим долгом спрашивать его о резервациях и о борьбе индейцев за свои права. После таких вопросов Билли, и без того неразговорчивый, замыкался в себе, отвечал односложно, а то и вовсе отмалчивался.

В Элсуорте все было по-другому. Он был просто друг и сослуживец Хокинса, и к нему относились так, словно он вернулся в свой родной город. Зачастую, увлекшись, друзья Хокинса начинали вспоминать смешные истории детства, забывая, что Билли не имеет о них ни малейшего представления. Индеец только улыбался в ответ и был рад такому отношению. Он даже как-то отважился на анекдот, чем поверг Хокинса в молчаливое изумление. Четыре года они служили вместе во второй группе спецподразделений "Дельта", и все это время Хокинс безуспешно пытался пробудить у Билли интерес к анекдотам. С чувством юмора у индейца было вроде все нормально, но как только дело касалось анекдотов, Хокинсу приходилось растолковывать Билли их смысл.

Он знал индейца давно, еще по службе во Вьетнаме. Правда, тогда их знакомство было поверхностным. Только через несколько лет после войны, когда их бывший командир роты, тогда еще капитан Холланд собрал бывших "вьетнамцев" во вторую группу спецподразделений "Дельта", они стали друзьями...


- Билли, - Хокинс отложил журнал и взглянул на часы. - Вставай. Пора в "Меконг". У меня такое предчувствие, что майор уже там.

Индеец молча поднялся и одел куртку.

- Думаю, ты прав, но и я вряд ли ошибусь, если добавлю, что сейчас он пьет текиллу...


x x x


Этот проклятый сон снился ему, наверное, в сотый раз. Снова под стволом бортового пулемета "кобры" проплывали бесконечные джунгли, снова горели деревни, окутанные клубами взрывов, снова он слышал стоны раненых, едкий запах пороховой гари и отвратительный сладковатый смрад трупов...

- Живо, живо, мужики! - поджарый, чумазый от дыма лейтенант не то приказывал, не то упрашивал солдат, тащивших к вертолету носилки с ранеными. Грохот взрывов не умолкал ни на секунду. Осколки мин то и дело рвали борт "кобры".

- Все! Уходим! - нервно орал командир вертолета. - Сейчас придут еще два борта и заберут остальных!

- Подождите! Не оставляйте нас! - к вертолету бежали солдаты. Они спотыкались и падали среди вздымающихся черных фонтанов земли.

- Командир! Мы не можем оставить их! - прокричал второй пилот.

- Парень?! - рявкнул в ответ командир. - Все равно всех не забрать. Уходим!

Вертолет уже отрывался от земли. Панчо, изнемогая, втащил в него раненого солдата. Солдат вцепился ему в плечо.

- Там наши! Их много! Надо вернуться! - кричал он в ухо Панчо.

- Спокойно, брат, за ними уже идут "вертушки", - успокаивал его Панчо. - Вон там, над деревьями, видишь?

Солдат обернулся. Над стеной джунглей действительно шла пара вертолетов. Заложив вираж, они начали спускаться прямо на рисовые поля, где, отбиваясь от вьетнамцев, метались фигурки оставшихся американцев.

Панчо, припав к бортовому пулемету, короткими очередями пытался прижать к земле цепь наступавших врагов. Вертолеты уже зависли над зеленым рисовым полем, когда совсем рядом, с опушки леса, тяжелой ровной строчкой ударил ДШК [4].


Ближайшая "кобра" неуклюже повалилась набок и через секунду взорвалась. Пламя взрыва поглотило людей, бежавших к вертолетам.

- Рэда сбили! - словно стон вырвался у командира "кобры". - Панчо, огонь. Твою мать! Огонь, Панчо! Отвлеки его!

Панчо снова припал к пулемету. Теперь он стрелял длинными очередями по опушке леса, откуда непрерывно стучал ДШК. Он понимал, что не сможет вызвать огонь на себя, вторая "кобра" была слишком близко к тяжелому пулемету вьетконговцев, но все равно стрелял и стрелял, крича от ярости и бессилия...

- Луис! Луис! - испуганный голос сестры заставил его проснуться.

Панчо сел на кровати и вытер лицо, мокрое от пота и слез.

Сестра стояла перед ним, прижимая к груди испуганного трехлетнего сына.

- Прости, Джина, - Панчо встал с кровати. - Снится всякое...

Он подошел к столу и взял сигарету.

- Тебе звонили, но я не стала будить, - извиняющимся тоном сказала Джина. - Ты ведь все равно сегодня поедешь в Сан-Диего.

Панчо щелкнул зажигалкой.

- Кто?

- Хокинс. Они с Билли только что вернулись из отпуска.

Панчо кивнул и чуть улыбнулся.

- Хорошо. Который час?

- Начало четвертого. Он присвистнул.

- Мне пора.

- Луис... - Джина помедлила, не зная, как начать. - Я понимаю, ты хорошо зарабатываешь в армии... просто не знаю, что бы мы с мамой делали, если бы ты не помогал нам, но...

Панчо молча ждал, когда сестра договорит. Он уже знал, что она скажет.

- Луис, так больше нельзя! Ты же свихнешься! Тебе надо уйти из армии...

Панчо затянулся сухим дымом "Лаки Страйк".

- Ты так считаешь? - медленно произнес он и хмуро посмотрел на сестру. - Знаешь, а может, я еще и не свихнулся лишь потому, что время от времени возвращаюсь туда...


... - Тогда я взял этого сукиного сына за горло и говорю: "Если ты, падаль, еще раз появишься здесь, то я твой мотоцикл засуну тебе в зад по частям и начну с колес!" - Блэйн чуть сбавил скорость, поскольку они уже подъезжали к Сан-Диего, и взглянул на Маккуэйда, удобно развалившегося рядом на переднем сидении.

- Ты просто псих, Джордж, - немедленно отозвался тот. - Тебе нужно присвоить генеральскую звезду и поставить во главе корпуса морской пехоты.

Блэйн громко заржал.

- Это надо было сделать десять лет назад, - заявил он. - Когда мы с тобой, мой чернокожий друг, ползали по болотам на камбоджийской границе.

- Если я не ошибаюсь, именно там тебе прострелили твою драгоценную белую задницу? - мягко поинтересовался Маккуэйд.

- Слушай, Мак, ты, случайно, не расист? - Блэйн обожал такие шутливые перепалки.

- Нет, - отрезал Мак. - Но я пять лет работал ответственным секретарем в местном отделении Ку-Клус-Клана, - он потер ладонью бритую голову и взглянул на ухмыляющегося Блэйна. - Что ты скалишься? Рыбалка ни к черту, колесо пробили, а ты веселишься? Говорил я тебе, что неудачный сегодня день, так оно и вышло.

- Да чушь собачья, все просто отлично! Рыбалка - хрен с ней. По-твоему, лучше было целый день торчать на базе?

- Ты на дорогу смотри, - перебил его Маккуэйд. - И знаешь что, поезжай-ка ты прямо в "Меконг". Билли и Хокинс наверняка там.

- Еще бы, небось даже в казарму заскочить не успели. Ох и гульнем сегодня, старик!



следующая страница >>