shkolakz.ru 1

Лекция 6


ЭПОХА ЕКАТЕРИНЫ II


Самое надежное, но и самое труднейшее средство сделать людей лучшими есть приведение в совершенство воспитания.

Екатерина II


6.1. Русская государыня


Екатерина II, немка по национальности, очень одаренная от природы и образованная женщина, хорошо понимала, что, желая стать русской царицей, любимой народом, нужно продолжать ту национально-полезную деятельность, которую начала Елизавета Петровна.

В самом начале своего царствования (1762–1796) Екатерина II предпринимает целый ряд действий, укрепляющих русскую государственность (коронуется в Москве, официально объявляет об отказе от преследования раскольников, о восстановлении старинных русских традиций; возвращает из-за границы русских эмигрантов; объявляет о своем особом покровительстве русской литературе, русскому театру, отечественному образованию. Однако личные взгляды Екатерины II, с которыми она взошла на престол, не всегда совпадали с тем, что было присуще русской действительности, и потому многие ее даже позитивные начинания не прививались на русской почве. В начале царствования императрица, воспитанная на либеральной французской философии, нередко высказывала весьма «вольнодумные» мысли, активно переписывалась с французскими просветителями (Вольтером (1694–1778), Дидро (1713–1784) и др.). Появляется в русском обиходе словосочетание «государство граждане», поощряется участие общества в решении государственных дел и т.п.


6.2. Первые замыслы о просвещении

Будучи достаточно проницательной правительницей, Екатерина II проявляет особую заботу об образовании. В отличие от образовательных реформ Петра I, направленных на реализацию прагматических целей (с помощью армии и флота сделать Россию могучей европейской державой), Екатерина II думает об образовании всего русского общества, народа, о воспитании нового поколения отцов и матерей, «кои, по словам ее помощника, педагога Ивана Ивановича Бецкого (1704–1795), бы детям своим те же прямыя и основательныя воспитания правила в сердце вселить могли, какие получили они сами». Фигура И.И. Бецкого весьма колоритна. Долгое время он жил за границей, изучал просвещенческие идеи (особенно французские). В России начал трудиться с 1763 г. по личному приглашению Екатерины, поручившей ему преобразование существующих учебных заведений в новые. И.И. Бецкой был инициатором женского образования и воспитания в особом учебном заведении. Более того, И.И. Бецкому принадлежит и вообще утопическая идея о воспитании новых русских людей в интернатах (дабы избавить их от дурного влияния семьи и общества) [256, с. 66]. Свои замыслы И.И. Бецкой попытался претворить в жизнь: в 1764 г. был открыт Воспитательный дом в Москве, а в 1770 г. – в С.-Петербурге. Поначалу Екатерина II увлеклась идеями И.И. Бецкого о воспитании «добронравных людей». Однако она быстро почувствовала их утопичность и обратилась к поиску более действенной образовательной системы. Тем не менее, она продолжала отдавать предпочтение закрытым учебным заведениям, особенно женским. Так, в 1764 г. был открыт Смольный институт благородных девиц с двумя отделениями (для дворянок и мещанок).





Бецкой

Иван Иванович

(1704–1795)


Программы этих двух отделении отличались друг от друга: в первом из них главными были язык и внешний лоск, во втором – практические сведения и ремесла.

Воспитанницы Смольного института были предметом особой заботы и внимания учителей; телесные наказания были запрещены.

Заметим, что во второй половине XVIII в. среди богатых дворян было широко распространено домашнее образование с помощью гувернеров-иностранцев.

Знание иностранных языков позволяло дворянам продолжить за границей свое образование, знакомиться с иностранной (в основном французской) литературой и философией. Вместе с тем преклонение перед иностранщиной часто отдаляло дворянскую молодежь от родины, влекло за собой полное незнание России (а часто и нежелание ее знать). По меткому выражению В.О. Ключевского, молодой русский дворянин, стараясь стать своим между чужими, становился чужим между своими [104, с. 95].

Немалую роль в отчуждении многих молодых русских дворян от своей родины сыграло и масонское движение.

Масоны (или франкмасоны – от французского franc-maсon – вольные каменщики) представляли и представляют собой международное религиозно-философское и политическое движение. Поначалу масоны ставили своей целью облагородить людей, объединить их под лозунгом «свобода, равенство и братство»; впоследствии целью многих масонских обществ (тайных лож) стало объединение и распространение своего влияния в мире. Первые сведения о масонстве в России относятся ко времени правления Петра I и Анны Иоанновны. Со временем русские масоны (как и западноевропейские) стали делиться на отдельные группы, каждая из которых имела свою организацию, цели и программу. Затем некоторые из них стали объединяться, входить в состав зарубежных лож. Среди русских масонов были многие известные люди, оставившие позитивный след в истории России (например, писатели и просветители Н.И. Новиков, И.П. Елагин, М.М. Херасков, М.М. Щербатов). Были среди русских масонов и подлинные патриоты, но были и другие – стяжатели, карьеристы и тайные враги нашего государства.



6.3. Школа – предмет заботы правительства

В 1782 г. императрицей была образована специальная «Комиссия об учреждении народных училищ». В работе этой комиссии активное участие принял талантливый педагог, серб Федор Иванович Янкович де Мириево (1741–1814), который нашел в России вторую родину. Ф.И. Янкович де Мириево начал работу над созданием в России системы народного просвещения, подготовил и издал в 1782 г. «Российский букварь», «Руководство к арифметике» – «Руководство к российскому чистописанию» и др.; перевел на русский язык некоторые иностранные уставы и инструкции.




Янкович де Мириево

Федор Иванович

(1741–1814)


5 августа 1786 г. был обнародован «Устав народным училищам в Российской империи». Этим уставом было предусмотрено создание в каждом губернском городе главного народного училища, состоящего из четырех классов. В каждом уездном городе должны были быть созданы малые народные училища (впоследствии уездные училища). Обучение в этих училищах приравнивалось к обучению в 1-м и 2-м классах главного училища. Важно отметить, что обучение предполагалось вести на русском языке.

Главные народные училища (впоследствии – губернские гимназии) были организованы в 25 губернских городах и содержались на средства государственных приказов общественного призрения, а малые народные училища содержались на местные средства. Обучение было бесплатным. В училища принимались дети всех сословий, кроме крепостных.

В Петербурге первое главное народное училище было основано в 1783 г.; его директором был Ф.И.Янкович де Мириево.

На первой ступени (1-2 классы – курс малых народных училищ) изучались: чтение и письмо, катехизис, чтение книги «О должностях человека и гражданина», арифметика, грамматика, чистописание, рисование.


На второй ступени (3-4 классы – курс главных народных училищ) изучались: история, география, математика, механика, физика, естественная история, гражданская архитектура, русский и иностранный языки, способ учения (методика).

Для желающих продолжить обучение в гимназии или университете преподавались основы латинского языка.

Для подготовки учителей главных училищ с января 1784 г. при Петербургском главном училище было образовано специальное отделение (с осени 1786 г. выделенное в Учительскую семинарию) со сроком обучения 2,5 года. Учебными предметами в ней были: математика (включая начала анализа и теории кривых), физика, естественная история, география, история, черчение, рисование, русский, латинский и немецкий языки.

Учащиеся были набраны из духовных училищ. Преподавателями семинарии поначалу были сотрудники Академии наук (М.Е. Головин, П.И. Гиляровский и др.). За 15 лет из семинарии вышло более 400 педагогов. В 1804 г. Учительская семинария была преобразована в Педагогический институт, а в 1816 г. – в Главный педагогический институт. На основе этого института в 1819 г. возник Петербургский университет.

Главные народные училища в основном предназначались для подготовки будущих учителей малых училищ. К сожалению, уровень их подготовки к учительской деятельности был невысок. Да и оклад учителей малых училищ был невелик.

В новых народных школах вводилась и новая система обучения. С этой целью Ф.И Янкович де Мириево (главный руководитель Учительской семинарии) выпустил «Руководство учителям первого и второго классов народных училищ Российской империи» (СПб., 1783).

Учитель должен был объяснять урок всему классу. Сначала новый раздел курса учитель читал вслух по учебнику, затем учащиеся (хором и порознь) от 8 до 12 раз повторяли его. Если кто-то из учеников отвечал, все должны были его слушать и быть, в свою очередь, готовы к ответу. Заучивание наизусть играло важную роль, хотя в руководстве указывалось на желательность ответа «исправно своими словами, нежели теми самыми, какие находятся в книге; ибо из того видеть можно, что они дело понимают». Для того чтобы научить применять изученные правила, рекомендовалось предлагать разнообразные задачи, желательно житейского, практического содержания. Аналогичные указания для учителей содержались и в «Кратком руководстве к геометрии» (СПб., 1786), написанном М.Е. Головиным.


Таким образом, говоря современным языком, в народных училищах была введена классно-урочная система занятий.

Отметим темпы роста училищ: в 1786 г. – 165, в 1791 г. – 288, в 1796 г. – 316.

При Екатерине II правительство определяло, какой должна быть школа и каков должен быть порядок надзора за ней. Открытие школ и их содержание возлагались на общество, на частные пожертвования. Сама императрица лично пожертвовала значительную сумму на устройство первых казенных (губернских) училищ Петербурга. Таким образом, при Екатерине II отдельные школы (гимназии) существовали за счет государства, а народные училища – за счет общества.

Помимо устава, комиссия выработала рекомендации для школьных учителей. Так, учителю рекомендовалось проявлять к ученикам «мягкость», не допускать телесных наказаний; рекомендовалось широкое использование наглядности в обучении и т.д. Предлагалось также ввести распределение учащихся по классам; в младших классах все предметы должен был вести один учитель.

Приведем еще один отрывок из «Наставления» учителям [65, с. 27]. «В рассуждении способности к учению бывают:

а) Такия дети, которыя все скоро понимают, хорошо помнят и выученное употреблять умеют. Поэтому их не следует заставлять многое заучивать, но упражнять в выученном, чтобы сделать познания их более основательными.

б) Такия дети, которыя одарены хорошею памятью, но имеют мало рассуждения. Тех должно учить мыслить, не давать им заучивать наизусть, заставлять понимать, давать примеры, заставлять их пересказывать своими словами.

в) Такия ученики, у которых слаба память – объяснять наглядно, задавать менее, возбуждать внимание.

г) Тупых детей, которыя мало понимают и помнят, всевозможно облегчать им учение, сообщать самое нужное, не поступать с ними сурово и не отнимать у них строгостью охоты к учению».

Не правда ли, уважаемый читатель, это «Наставление» звучит весьма злободневно?



6.4. Е.Р.
 Дашкова. Не все задуманное удается сделать

В системе отечественного просвещения немалую роль сыграла Екатерина Романовна Дашкова
(1744–1810). Она родилась в Москве в 1744 г.; воспитывалась в семье дяди – канцлера М.И. Воронцова; получила хорошее домашнее образование, которое пополнила за границей. В 1762 г. принимала участие в дворцовом перевороте, приведшем на престол Екатерину II. Принимала активное участие в просветительской деятельности; в 1774 г. участвовала в создании Вольного российского собрания при Московском университете.

В январе 1783 г. Е.Р. Дашкова была назначена директором Петербургской академии наук, находившейся к тому времени в крайне запущенном состоянии. Особенно в плохом положении находились университет и гимназия, которые после слияния в 1770 г. назывались Училищем Академии.

Е.Р. Дашкова приложила много усилий, чтобы сохранить и развить университетское образование. Она вникала во все вопросы организации и содержания обучения. В частности, была сохранена и получила дальнейшее развитие заложенная М.В. Ломоносовым традиция чтения публичных лекций на русском языке по различным разделам науки. Большое значение Е.Р. Дашкова придавала экзаменам, которые были многопредметными и проводились два раза в год. Посетив в 1792 г. экзамен по математике, она осталась недовольна ответами учащихся, усмотрев основную причину этого в недостатках программы. Академикам математического класса П.Б. Иноходцеву, С.Я. Румовскому, Г.В. Крафту и Ф.И. Шуберту было поручено составить новую программу (план занятий). 17 января 1793 г. Иноходцев представил такую программу, которая, по существу, была университетской. Она включала в себя универсальную арифметику Л. Эйлера4; элементы алгебры и высшей геометрии, а также начала дифференциального и интегрального исчисления. Далее предлагалось изучать прикладную математику по книгам X. Вольфа и А.Г. Кестнера; геометрию и плоскую тригонометрию по книге С.Я. Румовского.


«Свобода через просвещение» – таков был жизненный тезис Е.Р. Дашковой.




Дашкова

Екатерина Романовна

(1744–1810)


Комиссия 1782 г. выработала и план реформирования университетского образования (кроме столичных университетов, предполагалось открыть их в Пскове, Чернигове, Пензе). Краеугольным камнем преподавания в высшей школе комиссия считала свободу преподавания и свободу слушания курсов; предполагалось дать университетам и значительную долю самоуправления; сделать образование доступным для всех (за счет уменьшения платы за учебу или освобождения от нее бедных); экзаменовать при поступлении только тех учеников, которые не имеют свидетельства об окончании главного народного училища, и т.д. Однако этот проект так и остался проектом, не вошел в жизнь. Также остались без применения и соображения комиссии об организации сельских (земских) школ, которые, судя по документам, также, по-видимому, были подготовлены.

Увы, как часто в истории России благие намерения, так и остаются благими намерениями!

Торможение образовательных реформ во многом было вызвано переменой взглядов и самой императрицы, активно не принявшей ни французской революции, ни революционных волнений, охвативших другие зарубежные страны. С вольнодумством в России было покончено.


6.5. Нашего полку прибывает: математики и педагоги

О развитии русской науки и культуры наглядно повествует таблица персоналий того времени (Приложение 1, табл. 4). Дополним ее некоторыми комментариями: более подробно расскажем о тех, чей вклад в Математическое образование был достаточно весом.

О жизни Дмитрия Сергеевича Аничкова (1733–1788) известно немногое. После учебы в Троице-Сергиевой семинарии Д.С. Аничков в 1755 г. поступил в Московский университет. Учился блестяще: получил 8 золотых медалей за сочинения по математике, химии, естественному праву и философии. Еще будучи студентом Московского университета, он опубликовал философскую работу «О бессмертии души». После окончания университета с 1762 г. был оставлен преподавателем университетской гимназии и университета. Далее Д.С. Аничков был назначен инспектором университетской гимназии, а в 1777 г. был утвержден профессором сразу трех кафедр: чистой математики, метафизики и логики. Особое дарование он проявил в написании учебников арифметики, алгебры, геометрии, тригонометрии, фортификации и артиллерии, которые были широко известны в последней четверти XVIII в.; его «Курс чистой математики», изданный в 1770 г., был первым оригинальным курсом математики на русском языке.


Весьма необычной была его книга «Теоретическая и практическая арифметика», выдержавшая четыре издания (1764, 1775, 1786, 1793). В этом учебнике Д.С. Аничков представил строго логическое построение арифметики и снабдил его разнообразными прикладными задачами. Более того, в «Примечаниях» автор дает рекомендации о том, как научить учащегося решать арифметические задач и.

Степан Яковлевич Румовский (1734–1812) родился в семье священника. Так же как и С.К. Котельников, из духовной семинарии в 1748 г. был переведен в академическую гимназию, а затем стал учиться в университете. Проявил блестящие математические способности и был отправлен на стажировку к Л. Эйлеру. После возвращения на родину в 1756 г. работал преподавателем учебных заведений при Академии наук. С 1765 г., в течение 30 лет, руководил географическим департаментом АН; в 1800–1803 гг. был вице-президентом Петербургской АН, а в 1803–1812 гг. был попечителем Казанского учебного округа, в том числе Казанского университета, учрежденного в 1864 г.; им были приглашены в университет известные профессора из Германии. По его предложению с 1802 г. стали создаваться школы трех ступеней. С.Я. Румовский был весьма разносторонним ученым: его исследования относятся не только к математике и физике, но и к астрономии, геодезии, географии. Он известен также как один из авторов этимологического словаря. Для академической гимназии он написал учебное пособие «Сокращение математики» (1760).




Румовский Степан Яковлевич

(1734–1812)

Михаил Евсеевич Головин (1756–1790) – племянник М.В. Ломоносова, последователь его просветительских идей, один из первых отечественных методистов по математике и физике. В 1776 г. М.Е. Головин стал адъюнктом, а в 1786 г. – почетным членом Петербургской АН; его основные труды – по элементарной математике и механике. Научную работу успешно сочетал с педагогической: работая в Учительской семинарии, основанной в 1786 г., готовил учителей для народных школ России. Его учебник «Плоская и сферическая тригонометрия с алгебраическими доказательствами», изданный в 1789 г., по своему научному уровню превосходил многие русские и иностранные учебники того времени. В 1786 г. он опубликовал «Краткое руководство к геометрии», выдержавшее много изданий. М.Е. Головин перевел на русский язык несколько работ Л. Эйлера, редактировал собрание сочинений М.В. Ломоносова, издавал академические словари.


М.Е. Головин был активным участником в организации системы народных училищ в России по уставу 1786 г.

Николай Иванович Фусс (1755–1826) родился в Швейцарии и в 1773 г. был приглашен Л. Эйлером для работы в Россию, стал его помощником. Н.И. Фусс прожил у Л. Эйлера десять лет, работая с ним ежедневно по 8-9 часов; женился на одной из внучек Л. Эйлера. В 1776 г. Н.И. Фусс стал адъюнктом, в 1783 г. – академиком, с 1800 г. – секретарем академии. В 80–90-е гг. был профессором Сухопутного и Морского кадетских корпусов.

Большую роль сыграл Н.И. Фусс в школьной реформе 1804 г., принимая совместно с С.Я. Румовским участие в подготовке программ по математике, в 1814 г. издал в трех частях учебник «Начальные основания чистой математики», который стал первым стабильным учебником математики для гимназий, о чем в 1814 г. было специальное распоряжение Министерства народного просвещения. Этим учебником впервые в России определялись объем и характер гимназического курса математики в целом.

За свои научные работы по астрономии, геодезии и механике Н.И. Фусс неоднократно получал престижные премии, был избран членом многих зарубежных академий наук.

Важно отметить, что созданная Л. Эйлером научная школа (С.К. Котельников, Н.И. Фусс, С.Я. Румовский, М.Е. Головин и др.) под его руководством вела большую просветительную работу, создала обширную учебную литературу.

Названные в таблице 4 отечественные просветители и педагоги, каждый в своей области, внесли весомый вклад в развитие русской педагогической теории и практики; были, по существу, родоначальниками отечественной педагогики. Среди них отметим Я.П. Козельского и Г.Н. Теплова.

Яков Павлович Козельский (1728–1793) закончил университет при Киевской академии. В течение ряда лет преподавал в Инженерно-артиллерийском корпусе арифметику и механику. Написанные им в 1764 г. два учебника, названные в тексте таблицы, отличались практической направленностью и были предназначены для военных учебных заведений. У Я.П. Козельского были работы по фортификации и даже по философии.


Григорий Николаевич Теплов (1717–1779) учился в Петербургской семинарии, затем в академической гимназии; завершил образование за границей.

Г.Н. Теплов был сторонником сословного воспитания; при разработке учебной реформы в 60-70-е гг. защищал дворянские привилегии. Вместе с тем он принимал активное участие в развитии отечественного просвещения. Участвовал в разработке проектов об открытии трех университетов на Украине: в Сумах (1767), в Екатеринославле (1784), в Чернигове (1786). Представляет несомненный интерес и его педагогическая работа «Наставления сыну». В этой работе им сформулированы правила, которые должны вести юношу по жизни [6а, с. 203-210]. Например, правило I: будь добросердечным; правило 3: будь экономным, но не будь скупым; правило 5: преодолевай бедность трудом и прилежанием. Каждое из правил сопровождалось подробными разъяснениями и рекомендациями.




Теплов

Григорий Николаевич

(1717–1779)


6.6. Первый русский методист М.М. Щербатов

В Царствование Екатерины II особо отметим крупного общественного деятеля, историка, идеолога дворянства Михаила Михайловича Щербатова (1733–1790), почетного члена Петербургской академии наук (1776). Так получилось, что сочинения М.М. Щербатова были изданы только в 1896-1898 гг. (практически только через столетие!). В работе «О способах преподавания разные науки» он предложил широкую программу образования дворянских детей. Наряду с содержанием обучения автор рассмотрел и некоторые методы обучения. По этому книгу М.М. Щербатова можно считать первым русским методическим руководством.

М.М. Щербатов придавал большое значение изучению математики, поскольку она, по его словам, «во всем истинна, во всем точна». Он считал важным изучение физики и химии (особенно в их взаимосвязи), а также изучение анатомии, ботаники, минералогии, астрономии. Среди общественных наук им предлагалось изучать историю, географию, статистику, правовые и политические знания. В изучении словесности М.М. Щербатов считал, что следует начинать с изучения языков «употребляемых», а не «мертвых», говоря, что «нужное должно всегда предшествовать полезному». В изучении литературы отдавал предпочтение стихосложению, отмечая, что «без стихотворства никто хорошо в прозе писать не будет» [244, с. 197–198].


Обратим внимание на принципы обучения, разработанные М.М. Щербатовым:


  1. изложение различных сведений должно, по его мнению, осуществляться «наияснейшим и удобнейшим способом»;

  2. преподавание должно быть интересным, «не впадать в скушну науку»;

  3. правила следует изучать вместе с их применением, чтобы учащийся «почувствовал совершенную нужду в них и якобы сам изобрел их»;

  4. глубокие знания предмета должны сочетаться с определенным умением, мастерством.

Увы, деятельность М.М. Щербатова далеко не всегда одобрялась императрицей.


6.7. Оценка времени

Подведем некоторые итоги о положении России к концу царствования Екатерины II:

1. Россия накануне XIX в. была могущественным государством, расположенным на огромном пространстве и объединенным единой сильной государственной властью. Границы России были прочны и безопасны. В составе России проживало 36 млн. человек различных национальностей или этнического состава, но с господствующим преобладанием русских. Хотя к концу царствования Екатерины финансово-экономическое положение России было далеко не блестящим, но уже начали проявляться первые элементы будущего капитализма: началась централизация купеческих капиталов, вложение их в промышленность; развернулась борьба между интересами земледельческого сословия и торгово-промышленного капитала.

2. Начавшееся в годы царствования Петра I раздвоение общественной мысли в России на традиционно-православную и модернистско-прозападную к концу правления Екатерины II обострилось. Интеллигенция медленно, но верно превращалась из разносословной в бессословную. Из нее выделилась оппозиционная интеллигенция. Духовное состояние простого народа, вследствие церковного раскола, также стало нестабильным.

В умах интеллигенции зрели идеи об ограничении самовластия, о замене самодержавия конституционной монархией. Одним из крайних представителей этой оппозиционной интеллигенции, стремившейся «исправить социальные несправедливости» с помощью революции, был А.Н. Радищев, названный Екатериной II «бунтовщиком хуже Пугачева» [88, с. 92]. Воспитание людей «высоконравственных» (о которых вначале мечтала молодая императрица) он предлагал заменить «политическим воспитанием» человека, готового к переустройству общества насильственным путем. В 1790 г. за антигосударственную деятельность А.Н. Радищев был приговорен Уголовной палатой к смертной казни, замененной ему позже 10-летней ссылкой в Сибирь (в 1796 г. он был возвращен из ссылки императором Павлом I).


Значительную роль в отрыве отечественной интеллигенции от народа сыграли масоны (зарубежные и отечественные). В деятельность масонских лож в России было вовлечено и немало общественных и государственных деятелей.

Широкую известность приобрело «дело» известного писателя и просветителя России Н.И. Новикова, обвиненного в распространении запрещенной масонской литературы.

Николай Иванович Новиков (1744–1818) участник дворцового переворота 1762 г., приведшего к власти Екатерину II, был для нее человеком лично известным. Писательская и издательская деятельность Н.И. Новикова началась с 1769 г. Его сатирические журналы «Трутень» (1769), «Живописец» (1772) и «Кошелек» (1774) обличали пороки тогдашнего общества. Н.И. Новиков, организуя кружок своих единомышленников, начинает издавать журнал «Утренний свет». В этих журналах стали печатать мистическо-философские и сатирические произведения, выражающие «новое» (масонское) мировоззрение. Это вынудило Екатерину II, напуганную распространением вольнодумства, издать указ от 1 августа 1792 г. о ссылке Н.И. Новикова на 15 лет в Шлиссельбургскую крепость и запретить издание книг «развращенных и противных закону православному» [78, с. 215].




Новиков

Николай Иванович

(1744–1818)


Н.И. Новиков был просветителем, но не педагогом. Однако ему принадлежит и педагогическая работа «О воспитании и наставлении детей» (1783), в которой он говори г. о необходимости единства в физическом, умственном и нравственном воспитании.

В 1794 г. Екатерина II специальным указом полностью запретила деятельность масонских лож в России.

3. Отметим, что и в просвещенный век Екатерины положение крепостных крестьян продолжало оставаться очень тяжелым. Причин тому было много. Главной из них было, конечно, традиционное отношение к крестьянству как к низшему сословию, назначение которого – труд для блага более высших сословий. Здесь даже просвещенная императрица не решилась ни на какие перемены.


В дополнение к подушной подати (увеличившей налоги в три раза), введенной в 1724 г., приписке (с 1721 г.) к заводам крестьян (целыми деревнями с землей), к ежегодной рекрутской повинности (1705), «вечному закреплению» мастеровых на мануфактурах „разрешению ссылать их в Сибирь (1736) и т.п. при Екатерине II добавилось: предоставление права помещикам ссылать крепостных на каторжные работы (1765), запрещение крепостным крестьянам жаловаться на своих помещиков (1767), восстановление права помещиков продавать крепостных с поличных торгов (1792) [55, с. 117–128].

Неудивительно, что во время царствования Екатерины II произошли восстания (1773–1775) под предводительством Е.И. Пугачева, которые продолжались даже после его поражения и казни.

Тяжелое положение крестьян на протяжении всего XVIII в. практически не давало реальной возможности осуществиться замыслам о единой государственной школе для всех. И хотя к концу XVIII в. в России было уже около 290 народных училищ, обучались в них дети дворянского сословия, духовенства, мещан и частично купцов. Крестьянским детям обучаться было негде и некогда (нужно было трудиться вместе со своими отцами и матерями).

Вот что должен был «наработать» и отдать помещику каждый крестьянский двор в XVIII в. [там же, с. 180]:

к Рождеству Христову: сена лугового зеленого – 50 пудов (50х 16 кг), ржи чистой – 2 четверти (2x2 кг), овса или ячменя – 2 четверти (2x2 кг), круп, конопли, картофеля – по одному четверику (26 л), масла коровьего – 20 фунтов (20x0,4 кг), масла конопляного – 1 штоф (1,2 л), сукна серого – 2 аршина (2x0,7 м), холста льняного – 5 аршин (5x0,7 м), свинины – 1,5 пуда (1,5x16 кг), уток живых – 1 пара;

к Святой неделе: индийских кур живых – 1 пара, русских кур – 3 пары, яиц – 20 пар, кадку в 10 ведер творогу (10х 12 л), ушат сметаны, полсажени дров весной (1/2x9,7 м);

к Петрову дню: барана – 1, яиц – 30 штук.


к Успенью: гусей – 1 пара, цыплят русских – 5 пар, четырехлетнего быка – 1 со всех крестьян.

Отмечалось, правда, что все поставки могут быть заменены 10 рублями денег (с каждого тягла: мужа и жены). Деньги эти крестьяне могли получить лишь от продажи того, что ими было выращено на земле или от продажи скота. А вот каковы были цены того времени [там же, с. 183]: хлеб ржаной (1 фунт ≈ 400 г.) – 0,5 коп., мясо лучшее (1 фунт) – 3 коп., мясо обычное (1 фунт) – 2 коп., откормленный баран – 1 руб. 65 коп., крупный молочный теленок – 2 руб. 20 коп., русская курица – 23 коп. за штуку, рябчик (тетерев, фазан) – 20 коп. за штуку, обычные овощи и фрукты (1 фунт) – 1–2 коп.

Читатель может сам подсчитать, сколько и чего нужно было продать крестьянину, чтобы откупиться от податей деньгами. Работать должны были и стар и млад!

4. Если же подходить к оценке этого времени лишь с государственных позиций (увы, как часто это делается на Руси), то заслуги Екатерины II перед Россией и русским просвещением весьма ощутимы. Главным было то, что впервые народное образование стало при ней государственной задачей. Кроме того, в эпоху образовательных реформ Екатерины II школа стала (хотя бы официально) всесословной; появились первые народные училища, первые женские учебные заведения.

Бурными темпами развивалось в ее время и книгоиздание; возникали многочисленные частные типографии. Из 9513 светских книг, изданных в России в XVIII в., на долю правления Екатерины II приходилось 87% этого количества.

Как показывает таблица 4 (Приложение 1), эпоха Екатерины II представлена многочисленными деятелями отечественной культуры и просвещения, чьи имена близки и дороги сердцу современного русского человека. Поэтому многие историки (С.Ф. Платонов и др.) справедливо считают время царствования Екатерины И эпохой большого культурного подъема, во многом обусловленного просвещенностью и гуманизмом самой императрицы.

Отметим, что к концу XVIII в. увеличилось число изданий по физико-математическим наукам. Так, за десятилетие (1771 – 1780) была издана 41 книга (16 переводных); за период (1780–1790) – 121 книга (56 переводных); за десятилетие (1791–1799) – 112 книг.

Выявились два направления в естественнонаучных исследованиях. Первое, идущее от М.В. Ломоносова, – неразрывная связь теории и эксперимента (математика при этом выступает важным средством научного исследования). Второе направление, идущее от Л. Эйлера, – изучение самой математической теории и возможности ее применения на практике (математика при этом выступает в качестве предмета научного исследования).