shkolakz.ru 1
ОБ АКТУАЛЬНЫХ ВОПРОСАХ РОССИЙСКОГО ЖИЛИЩНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА


Бобровская Ольга Николаевна

к. ю. н., доцент, зам.зав.кафедрой гражданского права МАЭП, г. Москва

Е-mail: uracadem@yandex.ru


Жилищное законодательство, выступая в качестве комплексной отрасли законодательства, объединяет нормы различной отраслевой направленности. Основную часть норм составляют нормы гражданского права.

Поскольку жилищное законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений (ч. 1 ст. 1 ЖК РФ), ученые то и дело, высказываются по поводу отсутствия в нем признаков самостоятельного значения. Например, А. Иванов рассматривает жилищное законодательство как специальную часть гражданского законодательства [2, с. 5] Более того, К.В. Бубон, высказывает опасение: « … развитие экономики в смысле достижения достаточности жилищного фонда приведет к тому, что сегмент законодательства, который мы сейчас называем "жилищным правом", сольется частично с гражданским, а частично - с семейным законодательством и утратит признаки самостоятельной отрасли» [1, с. 5].

Ситуация осложняется еще и тем обстоятельством, что центральный акт жилищного законодательства – ЖК РФ, во многом несовершенен. Ведущие российские ученые, специалисты отрасли, такие как В.Н. Литовкин, К.И. Курбаков, неоднократно отмечали, что ЖК РФ неадекватен реалиям действительности и представляет полный отрыв от нее [5, с. 5] и нуждается в полной отмене [4, с. 5 ]

Кроме того, известный факт отсутствия в нормах жилищного кодекса упоминания о распространении норм гражданского кодекса на часть жилищных отношений (ст. 15 ЖК РФ содержит их исчерпывающий перечень), только усугубляет положение дел, тогда как ГК РФ содержит две главы: гл. 18 "Право собственности и другие вещные права на жилые помещения", гл. 35 "Наем жилого помещения", посвященные регулированию жилищных отношений. Данные несоответствия отмечались А.П. Сергеевым и Ю.К. Толстым [7, с. 5].


Перечень имущественных жилищных отношений, определенный ч. 1 ст. 4 ЖК РФ содержит отношения по поводу:


  1. возникновения, осуществления, изменения, прекращения права владения, пользования, распоряжения жилыми помещениями государственного и муниципального жилищных фондов;

  2. пользования жилыми помещениями частного жилищного фонда;

  3. пользования общим имуществом собственников помещений.

По сути, названные жилищные отношения регулируются нормами как жилищного, так и гражданского кодекса. При этом в ч. 2 п. 2 ст. 3 ГК РФ закреплено, что нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать ГК РФ. В случае, когда гражданско-правовые нормы, содержащиеся в жилищном законодательстве, противоречат положениям ГК РФ необходимо определить приоритет применяемого законодательства.

Среди цивилистов так и не сформировано единого представления о таком приоритете. В частности, Т. Журавлевым высказывалось мнение, согласно которому приоритет норм ГК РФ над нормами жилищного законодательства закреплен п. 2 ст. 3 ГК РФ, в котором устанавливается верховенство указанного кодекса по отношению к другим актам, регулирующим гражданские отношения (включая и те, которые входят в состав жилищного законодательства, если иное прямо не указано в самом ГК РФ [3, с. 5]

О.Ю. Шилохвост полагал, что оба кодекса обладают равной юридической силой, что предопределяет отсутствие прямого подчинения норм жилищного права, регулирующих гражданско-правовые отношения, требованиям гражданского законодательства. Применительно к отношениям, связанным с владением, пользованием и распоряжением таким объектом гражданских прав, как жилое помещение, жилищное законодательство в этой части следует признать специальным по отношению к гражданскому законодательству, содержащему общее регулирование соответствующих отношений [8, с. 5]

А.А. Иванов утверждал, что жилищное законодательство является специальной частью гражданского, и может содержать правила, изменяющие общее гражданско-правовое регулирование, касающееся недвижимости. В то же время в части, не урегулированной ЖК РФ, продолжают действовать общие нормы гражданского права [9, с. 5].


Таким образом, научная доктрина допускает наличие в ЖК РФ специальных правил, отличающихся от общего гражданско-правового регулирования.

Следует отметить также, что в соответствии с п. 2 ст. 5 ЖК РФ общественные жилищные отношения регулируются не только Российской Федерацией и ее субъектами, но органом местного самоуправления, что с точки зрения В.Н. Литовкина является противоречием ст.72 Конституции РФ [5, с. 5].

С другой стороны, такие вопросы, как установление размера дохода, приходящегося на каждого члена семьи, и стоимости имущества, находящегося в собственности членов семьи и подлежащего налогообложению, в целях признания граждан малоимущими и предоставления им по договорам социального найма жилых помещений муниципального жилищного фонда; принятие в установленном порядке решений о переводе жилых помещений в нежилые помещения и нежилых помещений в жилые помещения, с учетом значительного разрыва в доходах на территории разных субъектов, специфики этнического и географического характера, именно орган местного самоуправления наиболее оптимально способен урегулировать данные вопросы. Отбрасывая критерий целесообразности и подчиняясь требованию законности, автор поддерживает мнение В.Н. Литовкина, подчеркивая единый характер действия конституционных положений в отношении любых нормативно-правовых актов.

При этом, среди ученых нет однозначной позиции и по вопросу трактовки положений нормы ч. 2 ст. 49 ЖК РФ, из которой следует, что порядок признания граждан малоимущими определяется законом соответствующего субъекта Федерации. Жилищный кодекс РФ устанавливает, что признание граждан малоимущими должно осуществляться, во-первых, с учетом дохода, приходящегося на каждого члена семьи и, во-вторых, с учетом стоимости имущества, находящегося в собственности членов семьи и подлежащего налогообложению. В результате в субъектах Федерации устанавливаются различные критерии признания граждан малоимущими, т. е. жилищное законодательство не только допускает, но и прямо указывает на существование различных условий для реализации гражданами права на жилище, предусмотренное ст. 40 Конституции РФ. Ряд ученых подчеркивают негативное отношение к такому положению вещей. Так, например Н.В. Ростовцева считает, что критерии отнесения граждан к категории малоимущих должны определяться не на уровне субъектов РФ, а на федеральном уровне [6, с. 5.]. Такую позицию законодателя считает также неправомерной и А. Иванов [2, с. 5].


Особого внимания заслуживает рассмотрение вопроса об объектах жилищных прав. В соответствии с ч. 1 ст. 15 ЖК РФ ими являются жилые помещения. Согласно ч. 2 ст. 15 ЖК РФ жилым помещением признается изолированное помещение, которое является недвижимым имуществом и пригодно для постоянного проживания граждан. Анализ законодательства позволяет сделать вывод о том, что понятие "жилое помещение" в различных нормативных правовых актах наполняется неодинаковым содержанием. Например, в ч. 3 ст. 297 ТК РФ к жилым помещениям относит вахтовые поселки, в которых проживают работники, привлекаемые к работам вахтовым методом. В силу отсутствия необходимых условий такие поселки не могут считаться местом для постоянного проживания и нормального отдыха. Не соответствующим жилищному законодательству представляется также положение Семейного кодекса РФ, в соответствии с которым усыновителями могут быть совершеннолетние лица обоего пола, за исключением лиц, проживающих в жилых помещениях, не отвечающих санитарным и техническим правилам и нормам (п. 1 ст. 127 СК РФ). Вместе с тем, отсутствие в помещении санитарных и технических компонентов приводит к признанию его непригодным для постоянного проживания.

Таким образом, современное законодательство, регулирующее жилищные отношения, содержит множество неопределенностей, спорных положений и нуждается в преобразовании, дополнении и глобальном пересмотре.


Cписок литературы:


  1. Бубон К.В., "Законодательство и экономика", N 10, октябрь 2009 г.

  2. Иванов А. Вопросы недвижимости в новом Жилищном кодексе РФ // Хозяйство и право. 2005. N 6. С. 87.

  3. Журавлев Т. О соотношении гражданского и жилищного законодательства в регулировании договора найма жилого помещения // Нотариус. 2007. N 4. С. 22

  4. Курбаков К.И. Новый Жилищный кодекс: благо или ловушка? М., 2006. С. 24
  5. Литовкин В.Н. Дефектная ведомость Жилищного кодекса РФ // Журнал российского права. 2006. N 4. С. 40.

  6. Ростовцева Н.В. Об актуальных вопросах российского жилищного законодательства Журнал российского права, N 11, ноябрь 2008 г.

  7. Сергеев А.П. Жилищное право: учеб. М., 2006. С. 4

  8. Шилохвост О.Ю. Новеллы наследственного права в новом Жилищном кодексе Российской Федерации (критический анализ) // Журнал российского права. 2005. N 8. С. 53.