shkolakz.ru   1 ... 31 32 33 34

«Тут ячмень взойти не может -

Не расчищено тут поле,

Здесь не срублен лес под пашню

И огонь его не выжег».


Намерение конструировать прекрасное и гармоничное вовсе неспроста заключено в «современном» понятии «дизАЙН». Поэтому вполне возможно, что древние айны были не только генетиками, но и архитекторами, художниками, поэтами и т.д.

В США в штате Аризона есть глухое индейское селение Оранби.

«Оно расположено в пыльной прерии и не очень гостеприимно, – пишет Йорг Альбрехт в «Ди Цайт» от 26 ноября 1998 г. – Туристов здесь не привечают, фотоаппараты запрещены, магнитофоны нежелательны. В Оранби и десяти соседних деревнях живет народ хопи, и он хочет лишь одного, чтобы их оставили в покое. Хопи всегда жили в изоляции и представляют собой сложную систему родства. Примечательный факт: каждый 200-й из них имеет белую кожу. Альбинизм наследуется».

Эти люди до того, как стали индейцами, тоже подверглись генетическому конструированию. Причём, рождение каждого 200-го с белой кожей говорит о своего рода «научной шутке», которую могли позволить себе генетики-АЙНы как высочайшего уровня специалисты!

Какие тайны несла в себе «генная инженерия» глубокой древности, трудно сказать. По крайней мере переделывать диких животных в домашних наши далёкие предки умели блестяще, как и окультуривать растения. И к списку одомашненных животных и культурных растений в последние обозримые нами тысячелетия по сути не добавлено ничего. Скорей всего, не выдумка и полулюди-полузвери «древнегреческих» мифов, которых АЙНы «выводили» для каких-то целей, возможно, «идеологических». Это можно уловить при прочтении слова

КЕНТАВР: Азъ Вед Рекуче Твёрдо, который Концентрация Есть Ны, т.е. кентавр это как бы результат воздействия на животное изощрённого ума.

Прошло не одно тысячелетие, и обозначение профессии – АЙН – закрепилось в памяти человечества и в памяти самих айнов как «имя» отдельного народа.


Становится также понятно, почему айны не захотели «эвакуироваться» с нашей Прародины в Европу и на Ближний Восток: тут надо исходить из высоконравственного облика наших предков. АЙНы смотрели на сибирских «турков» и «тюрков» как на своих собственных детей и автоматически (так они генетически запрограммированы) считали себя за них ответственными. Не покинули они Сибирь и тогда, когда под ударами династии Романовых Сибирь оказалась брошенной, Манчжуры растворились в Китае, и следом начался сибирский «вавилон» – хаос неконтролируемого смешение языков, кровей и произвол необузданных «тюрков». Своей благородной жизнью айны подавали пример высокой нравственности всем народам Сибири, сосредоточившись в них небольшими группами, став «эвенками», «чукчами», «манси» и т.д. Доказательством этому – жизнь и неутомимая деятельность нашего современника-айна Егора Петровича Архипова, который не отделял себя от эвенков. Но время неумолимо работало на этническое вырождение айнов. Всё чаще и чаще им не удавалось избегать браков с бывшими «ханами».


3.

Современный “исследователь” В.Никитин пишет:

«Величайшей загадкой мировой истории называют айнов – жителей острова Хоккайдо. Они абсолютно оторваны в языковом отношении от всего человечества. Ученые заявляют, что эта группа не принадлежит ни к одной из трёх основных рас – белой, негроидной и монгольской. И вместе с тем она не является результатом смешения. Айны имеют вполне европейский облик и говорят на совершенно особом языке. У большинства – белые румяные лица, круглые глаза и волнистые черные волосы. Старики айны считают, что их народ пришел с неба. В долине реки Суру есть даже специальный памятник, отмечающий то место, на которое ступил первый айн, спустившийся с неба. Можно предположить, что айны были полностью изолированы от всего человечества и жили на острове, возможно неземном. В какой-то критический момент айны были перемещены на свободные земли в Юго-Восточной Азии» (Никитин В. Спутники Магеллана видели великана // «Невероятное, легендарное, очевидное» №1,1998, СПб).


Этот «специальный памятник» в долине СУРУ не поставлен ли айнами в честь того, что они – Се УРУ? Имя реки СУРУ древнерусского происхождения и тоже говорит о былом присутствии на Японских островах УРов и РУ. Что касается мнения «стариков айнов, что их народ пришёл с неба», то назовите хотя бы один ещё уважающий себя народ, который не сказал бы о себе самом, что он пришёл с неба?

О том, что Айны и Русские были в глубокой древности людьми одного происхождения и одной культуры и, кроме того, не гостями, а хозяевами на Японских островах, говорят русские топонимы в Японии. От острова Хоккайдо до южной оконечности острова Кюсю болота в Японии называют «нута-низина», т.е. НУ ТА НИЗИНА (см. Беленькая Е.Д. Айнские топонимы в Японии // Топонимика Востока. Новые исследования. М., 1964, с.216). Имя священной горы японцев, вулкана Фудзи, легко прочитывается по-древнерусски: ФУ ТО СЕ (Фу – неприятный серный дух из жерла). У острова Хоккайдо есть второе, древнейшее, название - РАУССУ. При прочтении справа налево это УССУАР=УССУРА. Япония, Русский Дальний Восток - это одно и то же топонимическое пространство.

Представление самураев о воинской чести и их обычай «харакири» один к одному соответствуют древнеславянским: в безвыходной ситуации Русич предпочитал покончить с собой, но не быть рабом. Нигде в южной части азиатского континента, откуда якобы приплыли японцы в III в. до н.э., такого обычая нет. «Харакири» – идентично древнеславянскому выражению «судьба последовать в рай» или «проявить характер», ибо: ХАРА – судьба, К ИРИ – в ирий. К ИРИ в слове «секира»: Се К ИРИ, т.е. «приглашение» на тот свет.

Название Ведического мировоззрения японцев «Синто» читается по-древнерусски: Се Ижейных Ны Твёрдое О-коло коло кол. Обратите внимание, не вообще НЫ, а Ижейных Ны: это указание на подлинных авторов учения Синто, т.е. Русских. Традиционное одеяние японской женщины «кимоно» – прочитывается по слогам: ЕМУ ОНО. Наконец, само имя «японец» происходит от древнерусского «япончица». «Япончица» – украшенный нашивками и драгоценностями боевой плащ русского воина. Слово о полку Игореве: «...орьтЪмами и япончицами, и кожухы начашя мосты мостити по болотамЪ...» («...колчанами, боевыми плащами и кожухами принялись мосты мостить по болотам...»). «Япончица» по прошествии времени стала в русском языке «епанчой». «ЕПАНЧА ж. широкий безрукавный плащ, круглый плащ, бурка» (Вл. Даль). Видимо, когда-то русские «япончицы» произвели сильное впечатление на «ханов» и они назвали себя японцами, т.е. как бы ею защищёнными. Почему? Потому что современные японцы в своём прошлом – это талантливые ханы-великоханьцы, дети Русов, как и древние китайцы.


Повышение уровня мирового океана, превращение «японского» сухопутного моста в «Японские» острова на стыке III-II тыс. до н.э., перемещение центра политической жизни Руси Великой в Западную Сибирь (Аркаим) и в Империю Чжурдженей, а потом и в Восточную Европу, - всё это помешало УРРУСам отправить из Японии в Америку=Атлантиду самую последнюю партию «индейцев»-ханов, которые сейчас – «японцы». С воцарением на Руси династии Романовых кУРировавшим японцев Русо-Айнам ничего не оставалось, как сделаться у своих же ханов высшей военной и духовной кастой – САМУРАЯМИ: С АМУРА АЙНАМИ. Поэтому учёным-антропологам надо бы давно подступиться с анализом крови к самураям на предмет их расовой принадлежности. И тогда не нужно было бы больше писать пространных монографий на предмет «происхождения айнов»!

Режиссёры японских исторических фильмов, стремясь быть объективными, подбирают на роли древних самураев актёров с наиболее подходящими лицами. Не надо быть убеленным сединами антропологом, чтобы узнавать в них КОНДовых пермских мужиков, среди которых нередко встречаются «самурайские» вытянутые лица с характерной легкой припухлостью век. Что уж тогда говорить о внешности самураев 300-летней давности, когда они ещё были чистокровными Русскими.

Японская иероглифическая письменность, якобы вывезенная, согласно официальной «истории», китайцами (будущими «японцами») из Китая, никакая не «средневековая китайская», а привитая УРРУСами любимым ханам одновременно: и будущим «японцам», и будущим «китайцам».

Известно, что до 1854 г. Япония была полностью изолированным от мира государством. Когда она открылась, то мировая история оказалась полностью поделенной. А «древнейшая история» Азии была столь плотно «утрамбована» 8000-летним Китаем, что амбициозным японским “историкам” не оставалась ничего другого, как приписать своему народу бегство (за 300 лет до н.э.) из континентального Китая, который якобы спасался от первого китайского «императора-объединителя» Цинь Ши Хуан Ди. Бежали, само собой, потому, что были гордыми, не желавшими никому покоряться. Бежали, построив в кратчайшие сроки тысячи кораблей. Кроме того, японским «историкам» надо было как-то объяснить, почему Япония единственная в мире спаслась от татаро-монгольского «ига». Для этого придумали такой анекдот. Дескать, монголы построили громадный флот, посадили на него 100 000-е (!) вооружённое до зубов войско, но, едва выйдя в море, армада попала под невиданной силы тайфун и благополучно «затонула».


Чтобы хоть что-то написать в своей древнейшей «истории», японские «специалисты» выдумали и ожесточённые войны, которые японцы, вроде бы, вели с айнами, отвоёвывая у них остров за островом, и полководца Миномото из семейного военного клана Фужевара, который «зверски» подавлял восстания айнов в I в. н.э., и других «героев». Если что-то и было в самом деле, то это фантомное отражение каких-то внутренних междуусобиц между самураями.

Разумеется, С АМУРА АЙНАМ было прекрасно известно о судьбе сибирской Пегой Орды, как и о раскольнической деятельности династии Романовых. В создавшейся ситуации, по примеру Манчжуров-РУСов, они тоже отгородились от мира и внимательно наблюдали, что в нём происходило через единственное иностранное посольство – Голландское.

Великой «китайской» стеной им служил Тихий океан.

В исторической судьбе самых последних айнов – наших современников – тоже становится всё понятным. 20-тысячный айнский народ в 1945 г. японцы при всём желании не смогли бы в одночасье собрать и насильно увезти на остров Хоккайдо, если бы айны сами этого не захотели. А до 1945 г. все айны сгрудились почему-то в южной части Сахалина и на Курильских островах – территориях, оккупированных после Русско-Японской войны японцами. И в этом «великая тайна есть»: АЙНЫ ЗНАЛИ, КУДА ЕХАЛИ, А ЯПОНЦЫ ЗНАЛИ, КОГО ЗАБИРАЛИ!

Доступ к айнам на остров Хоккайдо лингвистов, фольклористов, антропологов и других учёных запрещён. Японцы заявили, что айны совершенно неинтересный для исследователей «народец», который ведёт себя угрюмо, никого к себе не подпускает. То что айны «неинтересны» для учёных, то это выдумка японцев, а вот желание айнов быть «нецивилизованными, замкнутыми и отсталыми», так это очень правильное желание, показывающее их глубокий ум, знание подлинной, а не выдуманной всемирной истории человечества. По всей видимости, они не утратили ещё способность увязывать её с процессами, происходящими в Космосе.

Экскурсоводы в 70-80 гг., сопровождавшие туристов в шикарном морском круизе «По морям и землям Дальнего Востока», в своих рассказах непременно упоминали про айнов и с искренней горечью в голосе говорили, что «советское правительство не уберегло айнов и до сих пор не предприняло никаких шагов для возвращения айнов на Родину». Меня всегда поражало, что Русские люди, собиравшиеся на этот круиз со всех уголков СССР и никогда ранее не слышавшие об айнах, вдруг проявляли к ним самый живой интерес, задавали вопросы, спрашивали, где можно о них прочесть и т.д. Видимо, на само имя «айн» откликается та самая таинственная память, что живёт в нашей крови.


Русские снова пришли на Курильские острова в 1639 г. Это были казаки Наседкина и Дежнёва. Ещё один отряд казаков под руководством Ивана Козыревского в 1711-1713 гг. обследовал и нанёс на карту все Курилы, и Пётр I не замедлил включить их в состав Империи. Примечательно, что С.Дежнёв, М.Стадухин, Е.Хабаров, В.Атласов, А.Буза, М.Парфентьев, И.Хапененко, М.Васильев, И.Ребров, Д.Зырян, Я.Семенов, а также бессменный управитель Аляски А.А.Баранов были поморами. Русские поморы, земляки Михаила Ломоносова, сыграли выдающуюся роль в возвращении России утраченных династией Романовых Сибири, Дальнего Востока и Аляски. Без их врождённого мореходного искусства русское морское продвижение на суровейших широтах Ледовитого океана, Дальневосточного Севера и Аляски было бы невозможным.

Судя по сохранившимся «скаскам» первопроходцев, айны прекрасно поняли, КТО к ним пришёл, и радостно встретили своих собратьев-славян. Но, в силу исторического оглупления Русских, казаки-первопроходцы... НЕ УЗНАЛИ своих «мохнатых» братьев по крови, не поняли их детской радости. Русским к тому времени уже крепко вбили в головы, что их «настоящая» история началась лишь со времени крещения Руси. Не занимались всерьёз изучением айнов русские историки и антропологи ни в XIX, ни в ХХ вв. Бывали случаи скверного отношения к айнам со стороны островных правительственных чиновников Российской Империи.


4.

В 1995 г. в №3 газеты «За Русское Дело» проиллюстрированный фотографиями был опубликован очерк о необыкновенной жизни и деятельности Егора Петровича в увядающей, пропахшей водкой охотоморской глухомани. Примерно через год в Санкт-Петербург вернулись из посёлка Аим коренные петербуржцы Игорь Фёдорович и Нина Иосифовна Шинковы, которые отработали там двадцать лет. Они были свидетелями того, какое впечатление произвёл очерк на Егора Петровича. Он, полностью разбитый параличом, уже не поднимался с постели, его кормили с ложки и думали, что он вот-вот умрёт. После того, как его жена, Анна Петровна, прочитала вслух очерк, старик буквально преобразился, паралич его отпустил и он прожил ещё два с половиной года. По тайге, правда, он больше не «бегал», но по хозяйству Анне Петровне – помогал.


Конечно, он не думал, не гадал, что его труд кто-то поймёт и оценит.

В день похорон Егора Петровича Архипова не был приспущен флаг над московским Кремлём. Не приспустили флаг и над полуразвалившимся поссоветом Аима. А между тем событие того стоило... Егор Петрович, последний Айн Сибири, умер вместе с окончанием Эпохи Кали Юга – вот она-то и была тем флагом, который накрыл его холодную могилу.

У меня в ушах до сих пор звучит голос парторга от КПСС местного совхоза, обращенный к Архипову: «Ну ты, старик, привези мне бензина!» Бензин хранился на другом берегу Маи. Ехать парторгу самому было «западло». Поскольку все вокруг лежали пьяные, а Егор Петрович был трезв, то он и оказывался «крайним».

Екатерина Мартыновна Данилова, которая жила у Егора Петровича на Чадахане, была убита в своей палатке в 1981-ом. Её кто-то ударил камнем в висок. Может быть, Екатерина Мартыновна устала жить и сама «позвала» своего убийцу... Разбираться власти не стали.

Кладу перед глазами карту севера Хабаровского края и вглядываюсь в «круг», по которому Егор Петрович гонял своих оленей от одной ягельной поляны к другой. Маршрут этот необычно густо «обсажен» топонимами с древнерусским корнем КАН. Такой «плотности» КАНа нет больше ни в одном уголке Сибири. Это, в основном, названия небольших (по сибирским меркам, естественно) рек: ЧумиКАН, ТомптоКАН, ГеКАН, ТырКАН, ХайКАН, МаймаКАН, ЛырКАН, НемуйКАН, ИотКАН и др. А если взглянуть за пределы этого круга, то окажется, что все западные отроги хребта Джугджур тоже сплошь обставлены КАНами. Вспомним: КАН=НАК; КАНон=НАКаз. Здесь какие-то КАНоны-НАКазы оставили нам наши предки УРРУСы. Есть и отдельные возвышенности (до 1500 м и более) с КАН: ТомптоКАН, ВочеКАН, УлКАНский хребет, НемериКАНский хребет и др.

В имени проводника писателя-геодезиста Гр. Федосеева УлукитКАНа тоже КАН. Когда Гр. Федосеев спросил у Улукиткана, что обозначает его имя, то проводник уклончиво ответил: «Бельчонок». Вроде бы Улукиткан родился тогда, когда у белок появляется помёт. На самом же деле -


УЛУКИТКАН: КАН, Укрепляющий мужской ЛУ-Концентрацией Ижейно Твёрдых. Т.е. это имя волхва. 80-летний Улукиткан совершил подвиг, достойный настоящего мужчины, вернув на карту Восточной Сибири топонимы, оставленные нашими предками УРРУСами много тысячелетий назад!

А вот и наиболее интересная «точка», которая тоже в «ведении» Егора Петровича. Это отдельно стоящая возвышенность – гора Кондер. Она не из самых высоких – 1398 м, но интересно её название.

КОНДЕР: Концентрация ОНа Д-осПода в ЕР! Т.е. это священная гора УРРУСов, которая своим именем говорит, что ОН, Высший Космический Разум, как бы сохранил здесь свой Д-осПода, завещая нам свои высокие нравственные начала.

Судя по названию, гора Кондер в СИБИРИ=ТАРТАРИИ, куда «древнегреческий» бог Зевс «сослал под присмотр» СТОруких и Циклопов КрОНа (в этом иносказании – «эвакуации» самого крупного духовного центра), была непростым местом. Вполне возможно, что именно эта возвышенность была преемницей утонувшей горы МЕРУ или как-то с ней связанной. Жителей Аяно-Майского района гора почему-то неумолимо притягивает к себе. «Вот сходить бы на Кондер... там, говорят, такое...», – нередко можно было услышать от них. Но никто, разумеется, не ходит: шутка ли, бросить повседневные дела и за сотни километров идти пешком искать приключения...

Говорят же про гору Кондер такое. Вроде бы на ней сохранились какие-то постройки. Раньше (до установления советской власти) малочисленные народности Сибири собирали там ржавые гвозди, скобы, железные полосы и делали из них ножи и топоры. Объяснение «стандартное»: во время всемирного потопа на Кондер забросило Ноев ковчег.

Если провести на карте прямую линию от входа в Ципандинскую пещеру через гору Кондер, то она упрётся в реку УчУР, на которой, как о том говорит прочтение этого топонима, когда-то Укрепляли Черьвь УРы. Согласно местному преданию, 150 лет назад о. Иннокентий по подземельям Ципандинской пещеры преодолел 400 км и вышел на реку Учур. Возможно, что пещера проходит как раз под Кондером. Не исключено, что эта возвышенность – одна из древних пирамид Сибири, предшественниц египетским и китайским. Возможно, что внутри её – обширные пустоты.


Джугджур тоже был когда-то святыней УРов.

ДЖУГДЖУР: УР Д-осПода Жизни Укрепляет, Глаголя (подавая пример своими) Д-осПода и Живете!


5.

Летом 1973 г., окончив первый курс Восточного факультета ДВГУ, я решил исполнить когда-то задуманное и перефотографировать неопубликованную книгу Вс.Н.Иванова «Китай и его двадцать четвёртая революция». Приехав в Хабаровск, я отправился по знакомому адресу, надеясь, что вдова писателя, Мария Ивановна, извлечёт из знакомого дивана пожелтевшую рукопись и позволит переснять её.

Когда я позвонил, дверь полуоткрыла незнакомая девушка лет семнадцати.

- Простите, я не ошибся? Здесь раньше жил писатель Всеволод Никанорович Иванов...

В ответ девица с большим достоинством, сделав ударение на последнем слове, произнесла:

- А теперь здесь живём мЫ!

И захлопнула дверь.

Тогда я пошёл в располагавшуюся неподалеку редакцию журнала «Дальний Восток». Там, в фойе между фикусами, сидел какой-то сонный писатель и принимал посетителей. От него я узнал, что Мария Ивановна умерла, а ответственным за сохранность литературного наследия Всеволода НиКАНоровича назначен литератор Владимир Руссков. Но у Русскова был «творческий день». Оказалось неясным, будет ли Руссков завтра. Короче, книгу «Китай и его двадцать четвертая революция» я так и не перефотографировал и рукопись больше никогда не видел. Не отказался бы и сейчас, по прошествии тридцати лет, снять с неё копию: для меня любопытно чисто писательское видение Всеволодом Никаноровичем Китая. Без сомнения, он продолжил в книге свои поиски «души» Срединной империи, устремившись за мифом, сочинённом «историками».

Интерес Всеволода Никаноровича к личности сержанта Юрия Бабанского в своё время разделяли многие, в том числе и я. Встретиться с Бабанским и выяснить у него, что же он тогда, в 1969 г., «натворил», мне удалось только через четверть века.

Потом прошло ещё пять лет, и вот в 1999 г., когда дописывалась эта книга, исполнилось тридцать лет, как отгремели бои на острове Даманский. Им не один год предшествовали скупые информации в газетах, из которых смутно угадывалось большое неблагополучие на 5000-километровой советско-китайской границе. Это неблагополучие «неожиданно» прорвалось крупномасштабным сражением на севере Приморского края. Газеты запестрели статьями, очерками, фотографиями с места события: им это наконец разрешили. Страна увидела портреты награждённых и, опять же в рамках разрешённого цензурой, прочла описание их подвигов. В этих описаниях были выхолощены, намеренно убраны те детали и те драгоценные подробности, которые позволили хотя бы одному из героев Даманского проникнуть глубоко в душу читателя и остаться в ней навсегда. Звания Героя Советского Союза были заслуженно удостоены офицеры Армии, а из простых солдат – младший сержант Юрий Бабанский. За что бы вдруг?


Эта «единственность» рядового воина обращала на себя внимание, но никак не осмысливалась: выглядел Бабанский в газетных репортажах и изданных затем книжках некой безликой фигурой... «Возглавил, ...повёл в атаку, ...выстоял до подхода подкрепления...». Герой возникал из ничего и уходил как бы в никуда.

В сентябре 1969 г., бродя по залам Приморского краеведческого музея в г. Владивостоке, я вдруг увидел скромную экспозицию, посвящённую не вообще событиям на острове Даманский, и не какому-нибудь высокопоставленному офицеру, а... младшему сержанту Юрию Бабанскому. В ней был его автомат «АК», солдатский бушлат, шапка, рукавицы, стреляные гильзы... Тут же было приклеено в половину стандартного листа бумаги описание совершённого Ю.Бабанским подвига, причём по-человечески просто и понятно, т.е. без пропагандистского партийно-коммунистического «надрыва». Была и отличная фотография Ю.Бабанского, нигде ранее не публиковавшаяся. И это тоже было понятно. Видимо, не пропустила цензура: Ю.Бабанский был снят со спины – он как бы оглянулся на ходу, и объектив через ствол автомата запечатлел спокойный, дерзкий, чуть ироничный взгляд воина. Из той музейной экспозиции я впервые и узнал кое-какие подробности (но всё же не самую главную!) самого начала той, ныне уже забытой, войны...

С чего же начались события на острове Даманский, с какого момента? Кто первым отдал приказ, вследствие которого пришла наконец в движение большая масса войск и на советско-китайской границе был наведён долгожданный порядок?

...По договорам о границах, Айгуньскому 1858 г. и Пекинскому 1860 г., реки Амур и Уссури от берега до берега были нашими. Китай сам этого захотел, когда в середине XIX века возникла нешуточная угроза его порабощения Англией и Францией. Но нельзя сказать, чтобы за минувшие сто лет Русские были по-немецки педантичны и полностью отгородили от Китая обе эти реки. Китайцы и рыбу ловили у берегов, в том числе красную, и общались с нашими пограничными сёлами, и даже умудрялись проникать маленькими группами добывать жень-шень в уссурийской тайге. Но в середине ХХ века и с той, и с другой стороны в наших отношениях стал играть доминирующую роль идеологический фактор. Пропаганда маоистов доводила китайцев до озверения. Политбюро ЦК КПСС ловко спекулировало на терпении Русских. В нашу сторону стреляли из пушек. Бывало, китайцы вырезали по ночам целые заставы, бросались в психические атаки. Но для советских пограничников был свят подлый приказ: «автомат на плече, патрон в патронник не досылать, на провокации не отвечать...».


Вдоль всей границы с Китаем в помощь погранзаставам были приданы, по одной на несколько, мобильные тревожные группы боевых подразделений, чтобы в случае чего приходить на помощь той или другой. Размещались они зимой и летом в палатках. В одной из таких групп около села Нижняя Михайловка на реке Уссури и проходил срочную службу младший сержант Юрий Бабанский. Возглавлял группу старший лейтенант Иван Иванович Стрельников.

Утро 2 марта 1969 года было морозным. Наблюдатели с вышек сообщили, что с китайской стороны выдвинулся отряд вооружённых китайцев, которые перешли 30-метровую левую протоку реки Уссури и остановились у кромки острова Даманский, громко крича и размахивая цитатниками из произведения «великого кормчего». Оперативная группа пограничников ст.лейтенанта Стрельникова сразу же была поднята по тревоге и на бронетранспортёре и двух автомобилях ГАЗ-63 двинулась к месту происшествия по льду правой протоки. В головной машине находился И.Стрельников, а в замыкающей был мл. сержант Ю.Бабанский со своим отделением. Передняя машина по колее, проложенной транспортёром, благополучно прошла через свеженаметённые сугробы и, приблизившись к середине острова, круто свернула вправо, чтобы пересечь его. Задача перед всей группой стояла «будничная»: взявшись за руки, выставить живой заслон перед нарушителями границы на левой протоке. Из-за этой-то «будничности» (или случившегося просто не заметил И.Стрельников) колонна не остановилась, когда автомобиль Ю.Бабанского забуксовал в снегу, едва приблизившись к северной оконечности длинного речного острова, каким является Даманский.

Задержка вышла недолгой. Пограничники уже вытащили машину из сугроба, как вдруг с противоположной стороны острова, т.е. с места предполагаемой встречи с китайцами, послышалась автоматная стрельба. Открыть её могли только китайцы. Сначала к Бабанскому и его товарищам пришло чувство досады от того, что замешкались. Они могли просто поторопиться и поехать дальше. Но Юрий Бабанский принял другое решение. Прислушавшись к характеру выстрелов и уловив не совсем обычные нотки в слабо доносившихся криках китайцев, младший сержант сердцем почувствовал беду. Он приказал оставить машину и повёл группу на звуки выстрелов прямо по снежной целине через северную кромку острова, маскируясь в густом кустарнике. Отделение Юрия Бабанского незаметно приблизилось к провокаторам с той стороны, с которой те никого не ждали.


Жуткую картину увидели Юрий и его товарищи. Сгрудившись перед лежащими навзничь на снегу уже мёртвыми старшим лейтенантом И.И.Стрельниковым и двумя рядовыми пограничниками, китайцы выкалывали им глаза, отрезали уши, неистово кололи ножами. Почему-то не видно было живой цепочки солдат – «автомат на плечо, взялись за руки». Офицер лишь в сопровождении двух безоружных солдат вышел навстречу китайцам и начал, видимо, зачитывать им с листа бумаги стандартный протест, как это было уже много раз. Китайцы же в ответ открыли автоматный огонь на поражение...

Позже выяснилось, что, пересекая остров, старший лейтенант обнаружил в редком ивняке южной половины острова замаскированную с ночи засаду из двухсот китайских солдат. Поэтому следовавшее вместе с ним отделение пограничников Стрельников рассредоточил на середине острова в качестве заслона. Этого Юрий Бабанский, конечно же, не знал. Ясным было только одно: с этой минуты он остался старшим по званию и, согласно воинскому Уставу, за командира всего подразделения. И ему надо было принимать какое-то решение.

Можно было отправить гонца на заставу, чтобы принёс приказ, как действовать дальше. Можно было затаиться и просто выжидать. Ведь ситуацию отслеживали наблюдатели с вышек и наверняка уже доложили, куда надо. Можно было незаметно уйти с занятой позиции и поискать следовавшее со старшим лейтенантом и куда-то пропавшее отделение. Но мало ли чего можно было бы...

В те минуты за преступлениями китайцев наблюдал не просто знающий и выполняющий воинские уставы молодой солдат, но воин, отважный и дерзкий, сознание и плоть которого восстали против творившегося надругательства над Русскими людьми, над Русским духом. И произошло то, что не могло однажды не произойти на этой измученной границе. Наконец-то нашёлся человек, который отдал долгожданный приказ. Это был младший сержант Юрий Бабанский. Двадцатилетний сибиряк, презрев строгий приказ «не отвечать на провокации», приказал открыть по китайцам огонь и затем повёл своих солдат в атаку!


Этот важный момент нигде и никогда не упоминался. Даже в таком документе, как Постановление Президиума ВС СССР от 21.03.1969 г. Вот выписка из него:

«Наградной лист на мл.сержанта Бабанского Юрия Васильевича, командира отд. 2ПЗ 57-го Краснознаменного пограничного военного округа КГБ. Основные данные представления к награде. Год, место рождения – 1948, г.Кемерово. Участие в боях на фронтах – 2,14,15 марта 1969 г. на границе с Китаем. 2.03.1969 г. после гибели командира ст.лейтенанта Стрельникова И.И. возглавил группу и лично руководил боем по ликвидации вторгнувшихся нарушителей. Несмотря на численное превосходство противника, пограничники несколько раз под руководством Бабанского Ю.В. переходили в атаку. Когда кончились боеприпасы, Юрий Бабанский собрал диски с патронами у убитых и раненых товарищей и продолжил бой. При прибытии помощи с соседней заставы в группе Бабанского осталось только 5 пограничников, которые вели бой с тремястами маоистами. С прибытием резерва во главе со ст. лейтенантом Бубениным Юрием Борисовичем возглавил атаки пограничников на китайские позиции с фронта. Смелые и решительные действия, умелое руководство подчиненными решили исход боя и освободили от китайских бандитов советский о. Даманский. Присвоение награды: Орден Ленина и медаль Золотая Звезда».

Юрий Бабанский до тех пор, пока не вышло это «Постановление», считал себя верным кандидатом в дисциплинарный батальон. Этого не случилось вовсе не потому, что он родился под счастливой звездой. Полетели со своих должностей высшие военные чины Дальневосточного военного округа. Но посадить в тюрьму Бабанского было бы в высшей степени бессовестно, т.к. все, от рядового до генерала, поняли, что младший сержант одержал громадной значимости нравственную победу.

Закончил службу Ю.В.Бабанский в звании генерал-лейтенанта заместителем председателя Комиссии ВС Украины по вопросам обороны и Государственной безопасности в 1991 г. Находясь на этом посту, Юрий Васильевич признавал необходимость перемен во внутренней и внешней политике КПСС, но отвергал разрыв экономических связей между республиками СССР. Он стоял за принятие и строгое соблюдение новых Законов, но при условии признания каждого их пункта на всенародном референдуме. Одним словом, Юрий Васильевич честно и твёрдо отстаивал везде свои убеждения, ни на кого не оглядываясь и ни перед кем не заискивая. Поэтому его поторопили уйти в запас, одновременно освободив и от всех общественных должностей.


В 1994 г. я встретился с Юрием Васильевичем в Киеве у него на квартире. И вот человеку, однажды успокоившему гигантскую границу, важный для меня вопрос был наконец задан:

- Что вас побудило отдать тогда приказ?

Ответ был по-военному краток:

- Так уж получилось. На моём месте это сделал бы каждый!

Да уж нет, подумалось мне, не сделал бы это «каждый», и лилась бы на границе русская кровь ещё долгое время. Но как я не старался вызвать генерала на откровенность, скромный Юрий Васильевич повторил ещё пару раз: «Это сделал бы каждый!».

Тогда и мне ничего не остаётся, как воздержаться от длинных рассуждений вокруг его подвига. Пусть вместе со мной сделает соответствующие выводы сам читатель. Теперь не только лично мне, но и всем Русским людям станет понятна причина «загадочности» фигуры младшего сержанта Бабанского в советских средствах массовой информации 60-х годов, а также недоговоренность формулировок в Постановлении Президиума ВС СССР от 21.03.1969 г. Генералам, министерству обороны, политбюро ЦК КПСС стыдно было признаться в том, что младший сержант Бабанский на деле показал всем им, КАК надо строить отношения с внутренними и внешними врагами России, попирающими её честь, унижающими её народ, её достоинство и её внутреннее величие.

Поэтому – «так уж получилось» – Юрий Васильевич Бабанский стал Национальным Русским Героем. Пусть так, как он поступил в пору своей молодости, в сегодняшней России «ЭТО СДЕЛАЕТ КАЖДЫЙ»! Юрий Бабанский победил потому, в момент ответственного испытания проявил всё величие славянского духа!

Родился, вырос и совершил свой подвиг Юрий Бабанский в Сибири, в полосе Великого Турана Древней Руси.

Вопреки высшим, но предательским по своей сути правительственным указаниям и инструкциям действовали и тем прославились не только Юрий Бабанский, но и другие известные сибиряки в XYII-XIX вв. Из столицы Империи могло исходить что угодно, но государевы люди были всегда на страже интересов России. Это факт был решающим в судьбе Сибири и Русского Дальнего Востока последних столетий. Без приказа из Москвы двинулся в Сибирь Ермак. Без «установок сверху» шли на Амур казаки-первопроходцы, тысячами шагали к Тихому океану крестьяне-лапотники, уходя от помещиков-крепостников.


Проникся духом Сибири и генерал-губернатор Восточной Сибири граф Николай Николаевич Муравьёв-Амурский. 16 мая 1858 г. он заключил с Китаем знаменитый Айгуньский трактат, по которому за Россией были навечно закреплены Приамурье и остров Сахалин. Но мало кто знает необычные обстоятельства заключения этого трактата.

В результате деятельности иностранцев-«историков» Миллера, Шлёцера и Байера, которые были допущены царствующим домом Романовых к святая святых русской истории – старинным картам, архивам и летописям – Россия получила искажённые карты Сибири и Дальнего Востока, на которых граница между Китаем и Россией, даже вопреки тогдашним западноевропейским картам, проходила не по Великой «китайской» стене, а на тысячу километров севернее неё по... Становому хребту. Добираясь до Камчатки, Чукотки и Аляски, Русские шли труднейшим речным путем по Лене и её притокам. Затем перетаскивали суда волоком через хребет Джугджур на Охотск и Аян. И это при наличии Амура – мощной речной магистрали, ведущей к Тихому океана из самых глубин Сибири! О том, что Сахалин полуостров, а не остров, и что устье Амура «теряется в песках», установил якобы мореплаватель Лаперуз. Он действительно пытался пройти между Сахалином и материком, двигаясь с юга. Далее, как везде пишется, он «ошибочно принял сплошную линию суши на горизонте за перешеек и повернул назад». В это ещё можно поверить, но откуда взялись «пески» в устье Амура, если Лаперуз его и в глаза не видел? Скорее всего, «полуостров Сахалин» и «пески», в которых терялось устье Амура, «открыли» агенты Ватикана Миллер, Шлёцер и Байер, мнение которых для высших чиновников Санкт-Петербурга было непререкаемо. Поэтому Николай I постановил: «Вопрос об Амуре как о реке бесполезной оставить».

Н.Н.Муравьёв-Амурский, внимательно изучая обстановку на месте и пользуясь всеми доступными источниками информации, тонко уловил ситуацию. Он понял: сами китайцы... вовсе не считали Становой хребет границей с Россией и что по их данным она проходит значительно южнее. Но где? Муравьёв-Амурский обратил внимание также на то, что к Амуру китайцы почему-то не тяготеют. На нём изредка появлялись лишь мелкие китайские торговцы. И тогда, вопреки официальным картам, вопреки установкам из Петербурга «не портить отношения с Китаем» (после поражения России в Крымской войне её международное положение было и без того сложным), граф организовал свой знаменитый сплав по Амуру. Построив большие плоты, он посадил на них казачьи сотни, погрузил предназначенные для Камчатки пушки и имущество и тронулся в путь по «дикой» азиатской реке. Надо было торопиться. Муравьев-Амурский писал:


«В Сибири уже давно носятся слухи о предприятиях англичан на устье Амура, острове Сахалине и, Боже сохрани, если они прежде нас там утвердятся! Кто будет владеть устьем Амура, тот будет владеть и Сибирью, и владеть прочно».

Приблизившись к маленькому китайскому селению Айгунь, граф приказал остановиться и послал гонца к местным китайским чиновникам, которые вскоре и прибыли насмерть перепуганные. Николай Николаевич велел им срочно отправляться в Пекин и вызвать послов богдыхана для заключения договора о границах. Послы прибыли на удивление быстро: через две недели. Их растерянный вид ещё больше придал графу уверенности, и он предложил им провести границу с Россией по Амуру. Китайцы не заставили себя долго упрашивать и подписали договор без всяких условий.

В свете концепции новой хронологии всемирной истории академика А.Т.Фоменко (см. Носовский Г.В., Фоменко А.Т. Империя...) мы теперь понимаем, ПОЧЕМУ китайцы охотно подписали этот договор. На наше русское счастье, они просто не знали, что глупый Петербург неведомо отчего провёл границу с Китаем по Становому хребту. Китайцы-то думали, что Муравьёв-Амурский ПОТРЕБУЕТ УСТАНОВЛЕНИЯ ГРАНИЦЫ ПО ВЕЛИКОЙ «КИТАЙСКОЙ» СТЕНЕ! Они-то считали своё робкое присутствие севернее этой стены, в Манчжурии, НЕЗАКОННЫМ! Получается, что Н.Н.Муравьёв-Амурский даже сильно «продешевил»! Китайцы же с тех пор стали спокойно обживать и Манчжурию.

Столь же успешно был заключен и русско-китайской Пекинский договор от 2 ноября 1860 г., определивший нынешнюю границу по Уссури, включая залив Петра Великого. Сегодняшние разглагольствования китайцев о том, что в 1858 и 1860 гг. Россия «ловко» воспользовалась тяжёлым положением Китая, – банальная идеологическая ложь.

Граф Н.Н.Муравьёв-Амурский всемерно поддержал капитана Русского флота Геннадия Ивановича Невельского, который также был «злостным нарушителем» правительственной инструкции. В 1848 г. на корабле «Байкал» он, обогнув земной шар, привёз в Петропавловск-Камчатский из Петербурга необходимый Камчатке груз. Будучи блестящим мореплавателем, Невельской управился с заданием на два месяца раньше срока, побив мировой рекорд скорости вождения парусных судов. Оставшееся время он использовал для того, чтобы войти в акваторию Охотского моря, затем спуститься «вниз» на юг и выяснить: Сахалин остров или полуостров? Представьте себе ситуацию: капитан самовольно загоняет не предназначенное для исследований казённое транспортное судно в необозначенные ещё ни на каких морских картах места! Невельской писал:


«Мне предстояло и ныне предстоит одно из двух: или, действуя согласно инструкциям, потерять навсегда для России столь важные края, как Приамурский и Приуссурийский, или же действовать самостоятельно, приноравливаясь к местным обстоятельствам и несогласно с данными мне инструкциями. Я выбрал последнее».

Невельской обнаруживает, что Сахалин не полуостров, что правительственные карты карты ложные, что Амур не только не теряет своё устье в песках, а, напротив, разливается вширь и вглубь. Не успокоившись на этом, капитан на шлюпках поднимается вверх по Амуру и констатирует, что местное туземное населения, которое грабили китайцы, радостно его встречает. Попавшиеся по дороге китайские купцы просили прощения за то, что без разрешения торгуют на РУССКОЙ ТЕРРИТОРИИ. Невельской удивился этому, хотя и не подал вида. Чисто интуитивно он, как и несколько позже него Муравьёв-Амурский, догадался, что Амур, как и впадающая в него Уссури, испокон веков были русскими реками!

Знаменательно то, что Невельской как глубоко любящий Россию человек ещё ребёнком почувствовал большое историческое враньё про «заиленное» устье Амура, про «границу» с Китаем, якобы проходящую по Становому хребту, и поставил перед собой жизненную цель – опровергнуть эту ложь. Добившись через покровительство Н.Н.Муравьёва-Амурского разрешения на организацию Амурской экспедиции (1848-1855), он присоединил к России весь юг Дальнего Востока, вплоть до границы с Кореей.

Но разве ситуация с возвращением России Сибири, Аляски и Русского Дальнего Востока была бы столь драматичной, если бы не происки «историков», лишивших нас исторической памяти? Мы бы их никогда и не теряли! Да и цари Романовы вовсе не продали Русскую Аляску США: под видом её «продажи» они продолжили «дело» уничтожения древнейшей Протоимперии Великая Русь, как и самой памяти о ней. Именно под эти «гарантии» Романовы и были посажены на престол Ватиканом в 1613 г.


6.

Китайские «историки», вынужденные считаться и с западноевропейской версией общемировой истории, и с татаро-монгольским «игом», тоже приписали несколько унижающих национальное достоинство Китайцев эпизодов в их истории. Это завоевание Китая сначала татаро-монголами, а потом – манчжурами. На самом деле, это сильно искаженный отзвук совсем других событий. Татаро-монгольское «иго» в Китае – это очень длительный период культурного сотрудничества Русских и Китайцев во времена существования Великого Турана УРРУСи, а «завоевание» Китая Манчжурами – само собой разумеющееся продолжение этого сотрудничества.


Лозунг “Русский с Китайцем – братья навек!” уходит, по-видимому, в нашу общую с Китаем неолитическую молодость. Думается, высшее руководство современного Китая знает настоящую всемирную историю, а не выдуманную. Знает оно и о многотысячелетнем сотрудничестве наших народов и все также рассчитывает на него. Об этом говорит, например, эпизод из новейшей истории наших стран, когда после смерти И.В.Сталина правительство КНР резко осудило раскольническую деятельность Н.С.Хрущёва и его прихвостней, практически уже тогда начавших «перестройку», т.е. уничтожение Империи СССР, созданной Русскими под руководством И.В. Сталина. Казалось бы, какой интерес Мао Дзэдуну препятствовать начавшемуся процессу: на планете одним «конкурентом» стало бы меньше.

Поэтому лично я с недоверием отношусь и к выдуманной «историками» «мудрой китайской обезьяне, которая сидит на дереве и смотрит, как тигры и медведи загрызают друг друга», и к якобы экспансионистским планам Китая в отношении Сибири и Русского Дальнего Востока. Дружба Русских и Китайцев была в не такой уж и далекой древности залогом мира в Азии. О том, что русская Империя Чжурдженей никогда не враждовала с Китаем говорит следующие обстоятельство: ни один город, ни один населенный пункт Чжурдженей (а их было тысячи) не имели крепостных стен; были лишь невысокие земляные валы. Тесное сотрудничество России и Китая в XXI веке – залог устойчивого мира не только в Азии, но и на всей планете. На мой взгляд, даже в условиях временного ослабления России и экономического подъема Китая граница между Россией и Китаем не должна превратиться в линию межэтнических конфликтов и расовых войн: этому нет предпосылок в нашем общем прошлом; и китайский Дракон не соблазнится затянувшейся спячкой русского Медведя.


СОДЕРЖАНИЕ


Предисловие...........................................................................


Глава I. КАРФАГЕН ДОЛЖЕН БЫТЬ РАЗРУШЕН!….....................

Глава II. МОЯ ВСТРЕЧА С ДЖУГДЖУРОМ ………………….........



Глава III. ДЛЯ КАМЕРДИНЕРА НЕТ ГЕРОЯ ………………............


Глава IY. КРОМАНЬОНЕЦ: РАЗГАДКА ВОЗНИКНОВЕНИЯ….....


Глава Y. ТАЙНЫ БУКВ, СЛОГОВ И УДАРЕНИЙ …….................


Глава YI. ДУРАК ЛИ ИВАН-ДУРАК? ……………………………....


Глава YII. НА ПОВОРОТАХ “ИСТОРИИ” ………………………...


Глава YIII. ВЕЛИКИЙ ТУРАН …………………………………….....


Глава IX. АМУРСКИЙ ФЕНОМЕН ………………………………....


Глава X. “КОБЫЛИЦА ТА БЫЛА…” ……………………...


Глава XI. ПОСЛЕДНИЙ АЙН СИБИРИ..............................





<< предыдущая страница