shkolakz.ru 1 ... 71 72 73 74 75 ... 110 111


Судебное разбирательство над Р. выглядело как незаконное даже среди судов по ереси. Ни один из 5000 слуг Р. не был вызван в суд для дачи показаний, незначительные показания вообще не заслушивались, а его собственные приближенные подвергались пыткам и, дав показания против своих сообщников, освобождались. Прелата, который был столь же виновен, как и Р., был освобожден герцогом Анжуйским после нескольких месяцев пребывания в церковной тюрьме. Чтобы Р. не отрекся от признания, ему была обещана милость в виде удушения перед сожжением. Монстреле, хронист XVe., высказывал свои подозрения по поводу обоснованности суда: «Большинство дворян Бретани, особенно те, что находились с ним в родстве, пребывало в величайшей печали и смущении от его позорной смерти. До этих событий он был гораздо более знаменит как доблестнейший из рыцарей».


Реми, Никола (1530-1612)


Один из классиков французской демонологии. Родился в 1530г. в Шарме, департамент Вогезы в Лотарингии. Происходил из семьи адвокатов: его отец, Жерар Реми, был профосом в Шарме, а дядя — наместником в Вогезах. Вполне естественно, что юный Р. последовал семейной традиции, начав изучать право в университете в Тулузе, где преподавал Боден. С 1563г. работал в Париже, покинул его в 1570г., чтобы занять пост наместника в Вогезах в связи с отставкой его дяди. В 1575г., кроме всего прочего, был назначен членом Тайного совета при Карле III, герцоге Лотарингском, и в 1584 — сеньором Розье де Блуа и дю Брейля. В 1591г. получил повышение и стал Генеральным прокурором Лотарингии, благодаря своему положению мог отменять решения местных магистратов, казавшиеся ему слишком снисходительными, и сохранил ненависть к ведьмам до последних дней своей жизни. Умер на службе у герцога в апреле 1612г. Был женат на Анне Маршан, стал отцом по крайней мере семерых детей.


Никола Реми, Генеральный прокурор Лотарингии, хваставшийся, что он сжег за колдовство 900 человек в 1581-1591 гг.

Основной труд Р. — «Daemonolatrda» (Лион, 1595) — часто переиздавался. Уже на первой странице Р. подчеркивает свои претензии на роль эксперта, хвастаясь, что за 15 лет он осудил 900 ведьм; фактически же он не приводит никаких ссылок на суды до 1581 или после 1591 гг. За десятилетний период Р. поименно упоминает 128 осужденных ведьм, но его цифры и имена не могут быть документально подтверждены, поскольку отчеты за эти годы утрачены. Возможно, Р. одолжил эти документы для своей книги и не смог возвратить их.



«Среди тех, кто до последнего времени писал о демонах, духах и их орудиях, мужчинах и женщинах, ведьмах и чародеях, Боден и Реми являются, как я думаю, наиболее известными и читаемыми. Несмотря на то, что оба ...считаются образованным людьми, я вовсе не считаю себя обязанным верить во все то, во что верили они, даже если это является правдивым.., в некоторых вещах, они, быть может, были более легковерны, чем я». — Морис Касобон, «Credulity» (Лондон, 1668).


«Daemonolatreia» находится в ряду известнейших французских исследований колдовства, среди книг таких авторитетов как Боден (1560), Ле Луайер (1586), Креспе (1590), дель Рио (1599), Боге (1602) и де Аанкр (1612). Имел многочисленные личные контакты с ведьмами. Так, он еще ребенком наблюдал, как старух судили по подобным обвинениям. В 1582г. Р. лично подверг судебному преследованию за колдовство одну нищенку, потому что его старший сын умер спустя несколько дней после того, как Р. отказал ей в подаянии. Когда чума поразила Нанси в 1592г., Р. отправился в провинцию, где и написал свою книгу. Он так хотел опубликовать свое предупреждение против зла, причиняемого колдовством, что пренебрег общепринятой структурой работы. В результате его труд представляет собой мешанину впечатлений, набросков лекций, случаев, судебных отчетов и цитат, хотя Р. и пытается систематизировать свой материал по трем разделам или книгам: 1) изучение сатанизма, 2) описание деятельности ведьм с особым вниманием к их сексуальной жизни, 3) примеры и практические выводы.


Смертный приговор, подписанный Никола Реми, Генеральным прокурором Лотарингии, 4 мая 1596 г. ведьме, сожженной в Нанси, Лотарингия.

«Нижеподписавшийся генеральный прокурор Лотарингии, присутствовавший при проведении месье профосом и чиновниками юстиции из Сен-Дье допроса и пытки Жоржа де О из Кленготта, содержавшегося в качестве заключенного в вышеназванном Сен-Дье по обвинению в колдовстве (о чем он был поставлен в известность), чтобы получить сведения о фактах, слухах и т.п., а также при заявлениях, чтении признаний, [протокола] очных ставок и стенографического отчета о пытке, которой он был подвергнут, подтверждает, что этот человек был должным образом обвинен и осужден в связи с вышеназванными обвинениями в колдовстве, и для воздаяния, положенного за эти преступления, присужден к сожжению заживо у столба, специально приподнятого над местом для подобных казней, чтобы он сильнее почувствовал пламя перед тем, как задохнется. Принадлежащее ему имущество, перечисленное ниже, объявляется конфискованным после взыскания положенных судебных издержек. Дано в Нанси 4 мая 1596 г. Реми.



Р. отдает дань традиции, пытаясь обосновать и узаконить обскурантизм с помощью доводов разума. «Все, что неизвестно, — писал он, — лежит, как я полагаю, в проклятой области демонологии; поскольку необъяснимых фактов не существует. То, что ненормально, принадлежит дьяволу». Отвечая на вопрос: «Почему следует наказывать ведьм?», г. выдвигает в качестве аргумента то, что существующие законы настаивают на их наказании, и многие специалисты — Р. цитирует около 800 — подтверждают их. Наряду со своим современником Боденом, Р. до некоторой степени заменил авторов «Malleus Maleficarum» в качестве главного авторитета по охотам на ведьм.


Рената, сестра Мария (Мария Рената Зангер фон Моссау)


Одна из последних жертв колдовского наваждения, захваченная последним водоворотом морского отлива, который иногда с большой силой сметает все просто потому, что это попадается ему на пути; была помощницей настоятельницы Премонстратенского монастыря в Унтерцелле, близ Вюрцбурга. Сестра Рената успешно, строго и ревностно посвятившая монастырю почти 50 лет, была обвинена в околдовывании нескольких истеричных монахинь, подвергнута пытке до фантастических признаний, обезглавлена и сожжена как ведьма.

В течение нескольких лет у некоторых монахинь проявлялись признаки одержимости демонами. Сесилию Пасторини из семьи итальянцев, проживавших в Гамбурге, особенно беспокоили судороги, контрактуры и галлюцинации. Как одна из высших членов монастыря, сестра Р. сомневалась в готовности Сесилии принять монашество и посоветовала ей дальнейшее послушничество. В действительности же она считала, что Сесиль была истеричкой, а ее одержимость — вымышленной. Однако, Сесиль стала монахиней в 1745г. Когда другие монахини, подражая ей, стали пронзительно кричать во время службы, корчиться и пускать пену изо рта, а одна из старейших монахинь, на смертном одре публично обвинила помощницу настоятельницы, сестру Р. в том, что она околдовала ее, настоятельница и исповедник вынуждены были принять все это к сведению и действовать, сопротивляясь разгоравшемуся скандалу.



Освальд Лошерт, аббат из Оберцелля, соседствовавшего с Премонстратенским монастырем, являвшийся экспертом на суде, написал отчет очевидца обо всем деле, направленный императрице Марии-Терезе. Лошерт был столь же легковерен, сколь и предубежден против сестры Р. Он писал,


«что монахини предпочитали терпеливо страдать, чем позволить убедить себя, что монахиня или, по меньшей мере, личность, обладающая религиозными наклонностями, может быть склонна к подобным гнусностям. Однако, демон заявил через уста одержимой монахини, что он поймал Р. еще в утробе ее матери, и она стала его рабыней и проклятой».


Связанные с монастырем священники участили службы и усилили молитвы, чтобы установить контроль над одержимостью, и, наконец, попробовали применить экзорсизм. Однако, спустя 3 дня монахиням было хуже, чем прежде, и их судороги и крики невозможно было выносить. Они проявляли все типичные признаки одержимости демонами, о которых они читали или им рассказывали. Их устами демоны кричали: «Наше время пришло! Мы не можем больше прятаться». Они даже раскрыли свои странно звучащие имена — Датас Кальво, Дюсакрус, Наташурус, Набаскурус, Аатальфус, Элефатан. Затем аббат Лошерт продолжает:


«С этого момента никто не сомневался в том, что шесть монахинь были одержимы дьяволом. Можно было лишь удивляться, что небеса позволили такому ужасному проклятью пасть на монастырь, где все проживающие денно и нощно воздавали хвалу Господу и молились. Однако, видимо, самым провидением тогда было предопределено разоблачить ту гнусную ведьму, которая скрывала свое чародейское искусство под святым обликом, исключить ее из этого священного сообщества, к которому по духу и по сути она никогда и не принадлежала».

Посетив монастырь, аббат Лошерт навел официальные справки и, хотя сестра Р. отрицала все подобные обвинения, поместил ее в заточение. Ее комнату в монастыре обыскали и нашли мази, оказавшиеся якобы колдовским зельем, травы, якобы ядовитые, и желтое платье, якобы для поездок на шабаш, использованные как доказательства против нее. В течение нескольких месяцев 69-летнюю сестру Р. допрашивали и, наконец, по совету иезуитских теологов Вюрцбургского университета, подвергли пытке до признания. Во-первых, она получила «двадцать ударов освященной сыромятной плетью [Karbatsche].



Это была новинка — недавно введенная в Германии пытка с Востока.


В своем признании сестра Р. дала обычное описание преступлений, ожидаемых от ведьмы. Она отдала себя Сатане в возрасте 8 лет, была соблазнена в 11, имела интрижку с двумя чиновниками (замаскированными демонами) в 13 и еще подростком обучалась искусству сатанизма. В 19 лет по приказанию Сатаны, вступила в монастырь, чтобы вызвать его разрушение. Почти каждую ночь она летала на шабаш в Вюрцбург, натерев тело магической мазью, оседлав метлу и надев желтое платье, найденное в ее комнате. Она публично отреклась от Бога и от церкви, была крещена именем Эмы, получила клейма дьявола, вступала в беспорядочные связи с дьяволами. Она также завербовала еще троих на службу дьяволу. Кроме того, она наслала на несколько человек болезни и вызвала одержимость шести монахинь демонами и осквернила святое причастие.


Отрывок из стенографических отчетов


о суде.


В.: Почему она в тюрьме?


О.: Из-за нечестивой жизни, которую она вела.


В.: Как она начала и смогла вести безбожную жизнь, поскольку так долго была в монастыре?


О.: Это не представляло никакого труда, поскольку ее клятвы не были даны по внутреннему убеждению, и она всегда вела безнравственный образ жизни. В то время, когда она приносила обет, ее мысли оставались в миру, и его соблюдение не шло от сердца...


В.: Почему она вступила в монастырь, если у нее не было склонности к послушанию?


О.: Она родилась у бедных, но благородных родителей. Естественно, что ее родители сразу увидели, что о ней позаботятся, если она поступит в монастырь.


В.: Как же тогда она смогла вести безнравственную жизнь?


О.: С помощью колдовства [Zauberei] и других дьявольских искусств.


В.: Была ли она ведьмой?


О.: Да.

В.: Где она научилась этому и у кого?



О.: Один гренадер научил ее в Вене, куда она и все домочадцы отправились вместе с ее отцом во время венгерской войны.


О.: Как случается в военное время. Гренадер часто давал ей хлеб, когда она была голодна, и, наконец, пообещал научить ее чему-нибудь.


В.: Чему же, наконец, научил ее этот гренадер?


О.: Он дал ей бумагу, на которой были написаны все буквы. На этом листе она должна была нарисовать круг и стоять внутри его. Кроме того, она получила заговор [Zetel] с различными словами в нем, и, если она читала эти слова, то могла делать прохожих на улице хромыми и увечными.


В.: Делала ли она когда-нибудь подобные вещи и становился ли кто-нибудь хромым?


О.: Да, она делала это несколько раз; но действительно ли люди становились хромыми, она не знает.


В.: Где же теперь этот круг и бумага?


О.: Она порвала и выбросила этот круг и бумагу, когда однажды она познакомилась с дьяволом и узнала больше [о колдовстве].


В.: Расписалась ли она тогда в книге Дьявола? Где и когда?


О.: Да, когда она перемещалась из Вены в Прагу, куда этот гренадер взял ее. Этот человек перенес ее в Прагу, в комнату во дворце, где собиралось их собрание. Гренадер подвел ее к высочайшему господину, который сидел в середине, предложив ему принять ее в число членов братства.


В.: Кто тогда был этим великим господином?


О.: Без сомнения, это был дьявол.


В.: Допускал ли потом дьявол ее в свое братство?


О.: Он ответил, что она еще слишком молода и дал ей картинку, где были нарисованы две ведьмы. На этих двух ведьмах она должна была написать чернилами свое имя.


В.: Что она использовала, чтобы поставить свою подпись?


О.: Ничего. Она использовала собственную кровь, чтобы подписать свой обет ему, то есть дьяволу.

В.: Действительно ли она там-то и тогда-то собственной кровью и подписью отдала себя дьяволу?



О.: Да. Когда ей было четырнадцать лет, гренадер доставил ее в Прагу в вышеупомянутый салон, где она была принята им и подписалась собственной кровью.


По повелению дьявола она зарегистрировала себя в большой книге, выдавив кровь из руки между мизинцем и безымянным пальцем. Вместо Марии она написала — Эма Рената. Совершив подобное в присутствии «многих графинь и знати из Вены», она должна была отречься от святой Троицы и от всех святых таинств. За это она получила новое платье, в котором отправлялась на шабаш ведьм, мазь, порошок и заговор с разнообразными письменами, с помощью которых она могла околдовывать людей на расстоянии своего голоса. Несмотря на свое безнравственное поведение, она вступила в монастырь под давлением своих родителей. Там она должна была так выполнять свои религиозные обряды, чтобы никто не смог заметить порочную жизнь, к которой дьявол принудил ее. Так, она тайно осквернила семь святых причастий, четыре из которых спрятала в руках и в ногах, одно бросила в выгребную яму и другое в море, а последнее взяла с собой на шабаш ведьм.


В.: Как или каким образом она спрятала эти гостии?


О.: Она сделала разрез на своих руках и ногах перочинным ножом и поместила святые причастия под кожей, погрузив их внутрь, и таким образом спрятала их. Она претерпела ужасную боль, пока раны зажили [Она демонстрирует раны]. На шабаше гостии были проколоты ногтями, и из проколотых мест хлынула прозрачная вода.


На допросе она рассказала о своем путешествии на шабаш ведьм, что также соответствовало общепринятым описаниям.


В: Верила ли она в то, что это не было наваждением, а происходило на самом деле?


О.: Это часто бывало наваждением, но гораздо чаще это происходило на самом деле.

В приятном лесу или на большом прелестном лугу воздавались высшие почести дьяволу, который присутствовал в виде великого господина и властелина. Среди присутствующих были граф фон X. из Вены. Они ели бисквиты, анисовый хлеб и подобную пищу, пили кислое вино и развлекались танцами, прыжками и другими безумствами под музыку дьяволов. Некоторые из танцующих были одеты, но большинство совершенно голые. Однажды она получила золотой талер от дьявола. Она назвала еще двух участников, монахиню и монастырского священника. Лорд-канцлер Рейбельт разрешил Инквизиции привлечь этого священника. Каждый понедельник дьявол посещал ее в монастыре.


В.: Что он делал с ней?


О.: Каждый понедельник он ложился с ней для блуда.


В.: Как была возможна подобная вещь, поскольку дьявол является духом, неспособным на подобные развратные действия?


<< предыдущая страница   следующая страница >>