shkolakz.ru   1 ... 72 73 74 75

Яков I


В начале своего правления, будучи еще королем Шотландии, Я. истово верил в колдовство, а в конце, в 1623г., стал столь же убежденным скептиком. Легковерие короля показывает суд над ведьмами из Норт-Бервика, которых заставили признаться в том, что, плавая по морю в ситах, они пытались вызвать бурю, чтобы потопить корабль, на котором король отправился в Норвегию за своей невестой. Я., которому тогда было только 24 года, поверил этому фантастическому рассказу, потому что Агнесс Симпсон, одна из обвиняемых,

«повторила ему те слова, которыми он обменялся со своей женой в первую брачную ночь в Осло. Его королевское величество сильно удивился и поклялся именем Господа, что все дьяволы в аду не могли бы этого узнать, чем признал ее слова самыми правдивыми и подтвердил все остальное, что было заявлено ранее» («News from Scotland», 1591).

Когда суд присяжных оправдал одну из обвиняемых, женщину благородного происхождения, Я. пришел в такую ярость, что назвал суд присяжных «сборищем дураков». Вслед за тем, 7 июня 1591г. судьи согласились «подчиниться воле короля». Я., лично наблюдавший за пыткой обвиняемых, объяснил свое вмешательство тем, что сделал это «лишь для примера, чтобы люди, вынесшие неправильный вердикт, были повнимательнее», потому что «колдовство, которое очень часто вырастает среди нас, является наиболее гнусным грехом» («The Tolbooth Speech»).

Интерес к делу ведьм из Норт-Бервика, без сомнения, побудил Я. начать работу над «Демонологией» (опубл. в 1597, Эдинбург). Она. представляет собой диалог в 3 частях, написанный в классической традиции европейских демонологов. Королевская «речь» по сути является кратким изложением этой книги. «Демонология» была написана, чтобы опровергнуть «The Discovery of Witchcraft» (1584) Реджинальда Скотта и «De Praes-tigiis Daemonuum» (1563) Иоганнеса Вейера и доказать, что «подобные нападки Сатаны широко распространились, и все, кто является его орудием, должны быть жестоко наказаны». В 1603г. Я. пытался уничтожить сохранившиеся экземпляры книги Р. Скотта. Неверие Я. в ликантропию придало его труду незаслуженный оттенок беспристрастности. Он подчеркнул, что и плавание, и клеймо дьявола в равной степени являются показаниями для искоренения «этого гнусного преступления против Бога». Похожий взгляд отличает и книгу «Basilicon Down», написанную им для своего сына Генриха (ум. в 1612г.), в которой молодому принцу внушалось, что колдовство является «ужасным преступлением, о котором [король] всегда должен помнить». В то же время Я. предупреждал, что «судьи должны быть внимательны и не доверять никаким обвинениям без тщательной проверки».


Став в 1603г. королем Соединенного Королевства Англии и Шотландии, Я. выпустил новое издание своей книги в Аондоне в 1604г. (в том же году вышел ее голландский перевод, а в 1604 и 1607 гг. —- два латинских издания, опубликованные в Ганновере). В первый же год своего правления он заставил парламент принять новый закон против ведьм. В Уложении 1604г. акцент был перенесен с maleficia на договор с Дьяволом, в соответствии с европейскими взглядами, что, несомненно, усилило нападки на ведьм.

Благодаря тому, что «Демонология» была написана автором, принадлежащим к королевскому роду, она с особым вниманием цитировалась на процессах того времени. Суд в Дорсете нашел, что обвиняемая совершала «деяния, достойные наказания, поскольку король в своей книге против ведьм, озаглавленной «Демонология», установил, что действия, произведенные Джоан (обвиняемой), имеют все качества м признаки, свойственные колдовству или чародейству». В 1613г. Поте в случае с ланкаширскими ведьмами снова подтверждает судебный приговор цитатой из «Демонологии»: «Здесь обнаруживалось и не в первый и не в последний раз подвергалось наказанию то, что Его величество написал и опубликовал в своей книге «Демонология» в виде предостережения и предупреждения ».

Пристрастия короля повлияли и на перевод Библии. Всякий раз, когда в Септуагинте упоминался «некто, советующийся с духами», авторизованная версия использовала слово «ведьма», поскольку в «Демонологии» ведьма определена как человек, советующийся с домашними духами. Таким образом, в Библии была узаконена совершенно не свойственная ей концепция.

Возможно, первый удар по легковерию Я. был нанесен в 1605г. на процессе по делу женщины из Эбингтона, обвиненной 14-летней Анной Гюнтер. Узнав об этом деле, король направил преп. Самуэля Харснетта допросить девочку, внеся 300 фунтов на погашение судебных издержек. Гюнтер призналась, что симулировала истерию и ложно обвинила трех человек. Следующий случай мошенничества был связан с делом лестер-ского мальчика, Джона Смита, которого допросил сам король после того, как обвинения подростка отправили на виселицу 9 ведьм. Король забрал дело у Верховного судьи сэра Эдварда Кука и отменил казнь женщин, обвиненных Смитом. В 1620г. городской суд Стаффорда аннулировал сходные обвинения билсонского мальчика.



Из «Толбутской речи» короля Якова I


[Король назвал эдинбургский суд «сборищем дураков», поскольку суд снял обвинение в колдовстве с Барбары Напье, одной из нортбервикских ведьм 7 июня 1591г.]

Зная, что колдовство, которое часто появляется среди нас, является одним из самых гнусных грехов, я потратил три четверти года, чтобы собрать факты против тех, кто обвиняется здесь. Как по божеским, так и по человеческим законам этот грех является самым отвратительным. По закону Господа он заслуживает наказания смертью. И по человеческим законам он называется male-ficium или veneficium и карается смертью как злодейство и отравление.

Члены суда руководствуются единственным мотивом для своего решения — признание ведьм является недостаточным свидетельством их вины. Известно, что по гражданскому закону свидетельства преступников, лишенных гражданских прав, не рассматриваются, за исключением дел о ереси или преступлениях против короля. Однако в данном случае должны быть приняты во внимание разумные обоснования. Во-первых, ни один порядочный человек не может знать обстоятельств этого дела; во-вторых, ведьмы не станут обвинять себя; в-третьих, совершаемые ими поступки невозможно увидеть. Я называю их ведьмами, потому что они отрицают Бога и отдаются дьяволу, но, когда они отреклись от дьявола и раскаялись, они перестали быть ведьмами, и поэтому их показания могут быть признаны достаточным основанием».

В 1621г. Катрин Мелпас из Вестхема (Эссекс), другая юная мошенница, допрошенная королем, так умело изображала одержимость, что видевшие ее люди давали ей милостыню. Она обвинила двух женщин в околдовывании. В конце концов одна из них призналась, что научила Катрин различным трюкам: выпячиванию живота, заламыванию рук, подпрыгиванию и подергиванию. Особенно же ей «удавалось надувать желудок до размеров полупенсовой булки, биться головой о стену, подергивать плечами, трещать костями под кожей и перекашивать на сторону рот» (Ивен, «Witchcraft in the Star Chamber», 1938).


Эти случаи разоблачения подростков, ложно обвинявших людей в колдовстве, были во многом связаны с изменением взглядов короля. Д-р Томас Фуллер в книге «Church History of Britain» заметил: «Частые разоблачения одержимых так изменили взгляды короля, что он сначала стал безразличен, а затем решительно отрицал преступления ведьм и дьяволов, считая их только обманом и заблуждением». Кроме того, на короля повлияло и чтение разнообразных авторов — умеренных, вроде Агриппы, и придворных скептиков, таких, как Бэкон, Флорио (переводчик Монтеня) и его личный врач У.Гар-вей. Изменению религиозного климата способствовала и реакция против кальвинизма.

Наиболее наглядным показателем изменения политической ситуации, однако, является тот факт, что в последние 9 лет правления короля только 5 человек были казнены за колдовство. Но, несмотря на изменение позиции короля, Уложение 1604г. оставалось в силе. Почти выйдя из употребления при Карле I, оно стало основой преследований при Кромвеле.


Яков I: Уложение 1604г.


По этому Уложению было проведено большинство важнейших английских судов над ведьмами: ланкаширские массовые процессы 1612 и 1633 гг. (где большинство обвиняемых было оправдано) и лестерский 1616г. (где 9 было повешено). Закон оставался в силе во время Гражданской войны и Республики (1642-1660) и был основой обвинений на знаменитых судах в восточных графствах (челмсфордский, норфолкский, сент-эдмундский, хантингтонский, бервикский и нькжаслский суды 1646г.; грейт-ярмутский 1645г.).

Уложение отменяло аналогичный закон, принятый при Елизавете в 1563г. (хотя и сохраняло большинство его формулировок) и вводило более жестокие законы. Уложение предусматривало обязательное повешение по первому обвинению в maleficia, даже, если околдованный и не умирал (в соответствии с законом, принятым при Елизавете, данное преступление наказывалось годичным заключением). В то же время, гадание об украденной собственности, изготовление приворотного зелья или порча собственности наказывались годом тюрьмы и стоянием у позорного столба (при первом проступке). Договор с Дьяволом объявлялся в Уложении преступлением, заслуживающим смертной казни: «любое чародейство, колдовство или вызывание злых или нечистых духов, соглашение, увеселение, пользование услугами, кормление или вознаграждение любого злого и нечистого духа с любой целью или намерением».


Колдовство перестало быть предрассудком, распространенным среди необразованных людей. Уложение создавали способнейшие и образованнейшие люди Англии: герцог Нортумберлендский, епископ Линкольнский, Верховный судья Палаты общин, Генеральный прокурор, королевский верховный судья и лорд-казначей.

Сэр Роберт Филмер, великий юрист, 50 лет спустя в труде «Advertisement to the Jurymen of England TouchingWitches» (Лондон, 1653) с насмешкой описывал сложности, возникавшие, когда с помощью Уложения требовалось определить ведьму или провести различие (на котором оно настаивало) между колдовством, вызыванием духов и чародейством: «Это Уложение предполагает, что всем известно, кто такие ведьма, чародей, колдун (как будто все вокруг только и делают, что изучают богословие), и не описывает ни их самих, ни различий между ними». Затем Филмер добавляет, подчеркивая, что Уложение не дает возможности вынести справедливый приговор: «А ведь закон вполне справедливо требует соблюдения необходимых юридических формальностей при вынесении приговора». Филмер отмечает, что преднамеренность убийства обычно является одним из важных обстоятельств для вынесения приговора:

«Несмотря на то, что Уложение применяет дизъюнктивный союз «или», и тем самым превращает каждое единичное преступление в особо тяжкое, судьи обычно толкуют закон, как им самим удобно, и, заменяя дизъюнктивное «или» конъюнктивным «и», не выносят приговор ни одной ведьме, если она не обвиняется в убийстве».

Однако тюремные отчеты показывают, что в 1645г. в Челмсфорде 7 женщин были повешены только на основании обвинения в том, что им служили злые духи. Кеттридж добавляет: «С тех пор неизвестно ни одного случая, когда мужчина или женщина были бы приговорены к смерти за одно лишь такое преступление (выкапывание мертвых), и, следовательно, можно пренебречь этой статьей как не имеющей практического значения».

По данному Уложению было проведено большинство салемских судов над ведьмами, а последующие обвинительные акты ссылались на него. 14 декабря 1692г. совет штата Массачусетс предписал судьям основываться на Уложении 1604г. «дающем общее направление исполнительному законодательству против колдовства». Это постановление оставалось в силе до 1695г. В Англии Уложение было отменено только в 1736г. при Георге II.



Акт против колдовства, заклинаний и сношений со злыми и нечистыми духами.


ПОСТАНОВЛЕНО

I. Королем, нашим верховным правителем и членами Палаты лордов, духовными и светскими, и Палатой общин и текущей сессией парламента, что закон, принятый на пятом году царствования последней королевы, блаженной памяти Елизаветы, озаглавленный «Акт против заклинаний, колдовства и ворожбы», в день Михаила Архангела, равно как и постановления, принятые после него, настоящим отменяется.

II. Для лучшего обуздания вышеназванных преступлений и более сурового их наказания, вышеназванные установили, что любая личность или личности, которые после названного дня Михаила Архангела будут:

a) заниматься, упражнятья или использовать вызывание или заклинание любых злых и нечистых духов с любой целью или намерениями;

b) выкапывать мужчин, женщин и детей из их могил или других мест погребения, использовать кожу, кости или любую часть мертвого тела для применения в чародействе, заклинаниях или заговорах;

c) использовать, практиковаться или упражняться в любом колдовстве, заклинаниях, заговорах или чародействе, посредством которых кто-либо может быть убит, уничтожен, изнурен, иссушен, исколот, искалечен в любой части тела, любой такой преступник или преступники, их помощники, подстрекатели, соучастники и советчики да будут должным образом и по закону осуждены и присуждены к смерти или к изгнанию с лишением гражданских прав, казнены как уголовные преступники и лишены привилегий и права убежища в храме.

III. Чтобы уничтожить любые намерения к использованию, занятиям или упражнениям в колдовстве, заклинании, заговаривании или чародействе, да будет установлено на настоящей сессии парламента, что любая личность или личности, которые, начиная с указанного дня Михаила Архангела будут заниматься колдовством, заклинанием, заговариванием или чародейством следующее:

a) донос или объявление места, где находятся сокрытые в земле клады из золота и серебра или может быть найдено утерянное или украденное;


b) намерение к побуждению кого-либо к противозаконной любви;

c) порча, повреждение или разрушение чьего-либо движимого или недвижимого имущества;

d) намерение причинить боль или искалечить телесно кого-либо, даже если оно и не было выполнено.

Каждый, кто совершит подобное преступление и будет осужден согласно закону, должен понести наказание в виде тюремного заключения сроком на год без права выхода под залог и один раз за каждую четверть указанного года должен будет простоять шесть часов у позорного столба на рыночной площади города в базарный день и публично покаяться в совершенном.

IV. И если кто-либо, однажды осужденный за вышеназванные преступления, снова совершит любое из вышеуказанных преступлений, то должен понести наказание в виде смертной казни как уголовный преступник с лишением привилегий и права убежища в храме. Оставлять жене указанного выше преступника ее титул и приданое, равно как и его наследникам и преемникам, в соответствии с их правами на наследство и титул, если они не подвергаются изгнанию с лишением гражданских прав.

<< предыдущая страница