shkolakz.ru 1
ТЕМА: Социальные отношения




ЗАДАНИЕ: Прочитать, приготовить сообщение по теме «Социальные отношения», используя материал, предложенный учителем и дополнить его самостоятельно найденным.



Неподатное население


К 1861 г. неподатных в Енисейской губернии насчитывалось свыше 24 тыс. человек, или 7,4% общего числа жителей. Из них было 2210 дворян, до 2 тыс. духовенства, свыше 7 тыс. военных и отставных чинов, 12,6 тыс. казаков и 231 почетный гражданин. Значительно возрос приток дворян (в связи с золотопромышленностью и административными реформами). Даже титулованная знать не гнушалась входить во многие акционерные общества по добыче золота. Дворяне несколько раз выдвигали проект насаждения в Сибири частного помещичьего землевладения. Консервативная часть сибирского общества, особенно чиновники, гильдейские купцы и мануфактуристы с жаром поддерживали эту идею. Однако имперская власть ревниво охраняла в Сибири интересы казны и фамильные интересы Дома Романовых. Духовенство окончательно превратилось в замкнутую служебную корпорацию. Священнослужители стали своего рода чиновниками духовного ведомства. Особое положение оставалось у гильдейских купцов и многих предпринимателей. По классовой сущности они относились к эксплуататорской верхушке, но сословно не входили в нее, являясь лишь привилегированным слоем податного населения. Углубился разрыв между сословной формой и классовой сущностью и у сибирских казаков. По своим служебным функциям эти «иррегулярные войска» входили в низовые звенья полицейско-фискального аппарата. В то же время они оставались тружениками и были на своих тридцати десятинах «вооруженными крестьянами с наделом». Казачья старшина так и не получила, несмотря на офицерские чины, права потомственного дворянства.

Крестьяне

Это сословие по-прежнему оставалось ведущим по численности (90,3 тыс. чел.). В него стали больше включать ссыльных и их детей, а также новокрещеных оседлых инородцев. У крестьян возрос объем податей и натуральных повинностей. Последние делились на земские(обслуживание тракта, содержание уездной полиции, рекрутских старост, казенных зданий) и мирские (исправление дорог, содержание перевозов, хлебозапасных магазинов, волостных и сельских управлений). В целом они составляли лишь четверть казенных налогов, но были очень обременительными. В 40-х гг. официально учтенные платежи и повинности лишали крестьян до 20% их дохода. Хотя по закону все сборы с одной души не превышали 15 руб. бумажными ассигнациями, но фактически, с тайными поборами, они составляли более 30 руб. Две трети налогового тягла — ренты крестьяне выплачивали деньгами, остальное приходилось на отработки. Еще одной чертой времени стало укрепление общинной организации. Она отличалась отсутствием обязательных уравнительных переделов пахотных земель. Община могла распределять покосы, правила пользования общественными поскотинами, выгонами, пастбищами и лесами. Право на расчищенную целину, хотя и в урезанном виде, сохранялось. Но и община с ее круговой порукой не могла остановить имущественное расслоение и классовое разложение. В налоговом отношении с 1824 г. казна стала различать «самых богатых», «достаточных», «посредственных» и «совершенно неимущих» крестьян. В Енисейской губернии владельческая верхушка крестьянства составляла 20%, а беднота — около 30%. Российские ка¬зенные крестьяне, кстати, жили хуже — у них процент бедняков был почти в два раза выше (причем такое положение сохранялось до конца XIX в.). Крестьяне Сибири, по словам современников, «крепостного права не знали. Это самые сытые крестьяне и к работе из-под палки не приучены».


Мещане

Эта податная категория горожан стала интенсивнее пополняться за счет ссыльных и российских вольных переселенцев. К 1861 г. в Енисейской губернии мещан насчитывалось свыше 13 тыс. душ. Состав повинностей в этой категории тоже почти не изменился, однако объем возрос. Социальная неоднородность мещан, хотя и в меньшей степени, сохранялась. Большинство были мелкими владельцами мастерских или лавок. Многие работали по найму в лавках, на мануфактурах, заводах, рыбных промыслах, в судоходстве. В то же время они прямо участвовали в производстве. Верхушка мещанского общества смыкалась с мелкой буржуазией. Типичной, например, была судьба Вологдиных.

Вологдины
 — купеческая династия в Енисейске в XIX в. Основатель — Матвей Михайлович (1792 —до 1879) стремя сыновьями, купцами III и II гильдий. Из городских старожилов, издавна занимавшихся кожевенным делом. Не оставляли своего ремесла, когда занялись торговлей. Выполняли почетные общественные службы, были «словесными судьями», городовыми старостами, гласными думы и прочее.

Часть мещан составляли цеховые — так назывались самостоятельно ведущие производство ремесленники. В связи с развитием ремесел впервые в это время специалисты одного профиля составляли особый цех, или «рукомесленную управу» . Каждая управа имела свой значок, казну, печать, собирала сходы ремесленников. Возглавлял ее выборный старшина. Члены каждого цеха разделялись на мастеров, подмастерьев, позже рабочих и учеников. Звание мастера получали ремесленники, выдержавшие специальные испытания при ремесленной управе. В городах края мастерские были в основном небольших размеров. Резко возросла численность рабочих на заводах и мануфактурах. Квалифицированных рабочих называли мастеровыми. Положение рабочих было очень тяжелым. Они работали минимум по 13 часов, получая на казенных или хозяйских харчах до 3 руб. 50 коп. серебром в месяц. Этого не хватало, чтобы отработать задаток, который получал рабочий при найме. Поэтому широко практиковали сверхурочные (старательские) работы. Изнурительная работа, плохая пища, тяжелые жилищные условия, антисанитария — все это приводило к большой заболеваемости и смертности. Порой до половины рабочих не выходили на смену из-за болезни.


Ясачное население

Темпы развития нерусского населения резко убыстрились, хозяйственная жизнь усложнилась. В районах золотодобычи резко поднялась товарность хозяйств хакасов, эвенков, эвенов, койбалов, кызыльцев. Мясного и пушного зверя стали добывать путем ружейного отстрела. Это повысило продуктивность традиционной отрасли хозяйства ясачных. В социальной области сдвиги были особенно заметными. Заканчивалось превращение родовой общины в соседскую. Ясак увеличился более чем в три раза, что ускорило имущественное расслоение и придало размах закабалению сородичей родовой верхушкой. Феодализация в наибольшей степени охватила хакасов. Так, их немногие родовые старейшины и князья сосредоточили в своих руках почти половину поголовья скота и всех прочих видов благосостояния хакасского народа. Окончательно определилась их основная территория обитания. Закончился процесс ассимиляции хакасами самодийских и кетоязычных родов Минусинского и Ачинского округов. В свою очередь, окончательно растворились в русской среде ясачные по Арею, Бузиму, в Канской лесостепи. Старая зона смешанного расселения резко уменьшилась. Вместе с тем с развитием золотопромышленности сильно расширилась контактная зона в Приангарье. Крепли межэтнические связи, особенно на приисках и в промышленных заведениях. Работавшие там бедняки из ясачных бок о бок с русскими боролись против произвола и прижимок предпринимателей. Нерусское население участвовало таким образом в формировании енисейского отряда складывающегося рабочего класса страны.

Классовая борьба

Формы социального протеста несколько изменились в результате усложнения социально-экономической жизни. С усилением налогового пресса и возрастанием денежных платежей увеличились недоимки, активизировалась борьба с ростовщичеством. Крестьяне упорно саботировали такие меры властей, как ограничения в праве свободного распоряжения землей, проекты насаждения помещичьего землевладения и т. д. Трудовое население сочувствовало и часто помогало беглым, укрывая их.


«Несчастным ссыльным, бесприютным, сиротам, людям, потерпевшим несчастье от непредвидимых причин, крестьяне всегда готовы помочь. Проходит ли партия ссыльных - навстречу им бросают кто сколько может - деньги и т. п. и снабжают их хлебом, рыбою и прочим; зайдут ли в деревню «прохожие» (беглые из ссыльнокаторжных заводов), крестьяне без расспросов о них и малейшего упрека по адресу их накормят несчастных, иногда дают немного денег и лишнюю обувь или одежду. В большие праздники иная хозяйка напекает пирогов, шанег, изжарит кусок баранины и все это посылает в острог арестантам».

Более того, красноярские крестьяне поддерживали объявившихся в 1834—1835 гг. самозванцев — «дочь Павла I» и «цесаревича Константина», которые предсказывали скорую перемену управления в стране. Несомненно, что подобное отношение тоже повлияло на решение правительства не распространять на Сибирь реформу управления государственными крестьянами (проводившуюся в центре с 1837 по 1841 г.). По этой реформе усиливалась опека чиновников и увеличивались расходы на их содержание. Борьба наемных рабочих в промышленности, особенно на золотых приисках, была более организованной. Первая стачка произошла в 1824 г. на Ирбинском заводе. Рабочие двинулись в Минусинск, чтобы подать жалобу окружному начальству на притеснения заводчика. На приисках конфликты обычно возникали осенью, в конце работ. Наиболее массовыми были волнения в 1841 г. на Удерейских приисках Енисейского округа, где трудилось свыше двух тысяч рабочих. Они добились более справедливой оплаты своего труда. На самом крупном в Сибири Новониколаевском прииске Бирюсинской системы в 1842 г. рабочие потребовали улучшения пищи и справедливого распределения работ. Прииски бездействовали три дня, затем казаки подавили выступление. Зачинщиков публично наказали, некоторых сослали в каторжные работы. В этом году из восьми тысяч рабочих Енисейского округа половина участвовала в волнениях. Неповиновение рабочих целыми массами имело место в 1843, 1846 и 1847 гг. На приисках купцов Рязанова, Баландина и Казанцева казаки, чтобы арестовать вожаков стачек, даже открыли огонь по безоружным рабочим. Но все эти выступления еще не были связаны с сопротивлением тружеников всей системе феодальной власти.