shkolakz.ru   1 ... 16 17 18 19 20

-Ребята, после концерта делайте, что хотите. После. Там Мэй уже, наверно, из себя выходит. Джонни, дорогуша, впрыгивай в шортики. Род, на футболку. Не смотри на Джона, он в шортиках безумно сексуален... Чё я несу! В темпе, в темпе, в темпе!

Возле двери Меркьюри обернулся. Ритм-секция стояла тет-а-тет и практически касалась друг друга носами. Ладонь Дикона тоскливо проводила по скуле закусившего губу ударника. Тот выглядел каким-то зачарованным. Потом резко склонился и что-то быстро шепнул на ухо Джону. Басист ответил ему тем же. Их губы на мгновение соприкоснулись, потом они одновременно развернулись и почти бегом бросились за дверь, едва не сбив солиста с ног.

* * *

Джон не помнил, как корона оказалась в его руках, просто когда он заходил за кулисы, она уже была у него, и басист быстро сплавил её первому попавшемуся человеку из персонала, не заботясь о том, кому он её все-таки отдал. Первым шёл Фредди, без единой эмоции на мокром лице, его тут же укрыли полотенцем, сняли мантию, куда то потащили. Брайан волок Рэд спэшл по полу, словно ненужную вещь. Роджер зашёл за кулисы, тут же схватился за лоб и медленно осел на пол. Его подхватили дежурящие тут же медики.

- Мистер Дикон, эй, Джон! – басист сообразил, что его уже раз в шестой пытается дозваться какая-то девушка. Она пощёлкала пальцами перед его лицом и сунула в руку чашку. Дикон механически поднёс бокал ко рту – это был прохладный чай с лимоном.

-Спасибо,- пробормотал он, протирая глаза – вокруг стояла какая-то муть.

- С вами всё в порядке?

- Да, в порядке. А где Роджер?

- Мистер Тэйлор? Его осматривают врачи. Он жаловался на очень сильную головную боль. Мистер Меркьюри отдыхает в своей гримёрке, а мистер Мэй переодевается. Ещё чая?

- Нет, спасибо. Я тоже пойду переодеваться.

Некоторое время спустя, выйдя из душа и натянув чистые вещи, Джон почувствовал себя гораздо лучше и направился на поиски Тэйлора. Ударник лежал в одиночестве на софе в своей гримерке и, казалось, дремал, но когда заглянул басист, он приоткрыл глаза и слабо махнул рукой: «заходи». Джон осторожно прикрыл за собой дверь и тихонько поинтересовался:


- Ты как?

- Жрать хочу,- также тихо проговорил Роджер и очаровательно улыбнулся, опустив длинные ресницы. Джон, не удержавшись, улыбнулся в ответ, быстро подошёл, присел на край софы:

- Чего тебе принести?

-Водки.

- Я серьёзно! – басист ласково хлопнул Тэйлора по животу.

- И я серьёзно, я же водку жрать хочу.

- Давай это позже. Может пиццу?

- Нет, я буду первое, второе и третье.

-Ну пошли, думаю организаторы тебе не откажут.

- Дикон, ты чё – с ума сошёл? Мы, между прочим, едем с тобой в ресторан.

-Когда? – удивился басист.

- Прям щас.

- А, ну, я...

Ладонь барабанщика легла на бедро Дикона, погладила:

-Рыж, я весь концерт смотрел на твои шортики. Точнее, на то, что в них и по близости расположено. Какие у тебя ножки, паразит!

Джон задохнулся от неожиданности, что-то буркнул и расхохотался. Его рука легла поверх ладони Роджера. В гримёрку заглянула лохматая головушка гитариста. Намётанный взгляд тут же вычислил неприлично лежащую ладонь. Брайан состроил мордочку и поинтересовался:

- Всё нормально, Род?

-Было, пока ты не явился,- огрызнулся ударник, но руку не убрал. Мэй не обиделся, пожал плечами:

-Тогда не буду мешать.

Дверь закрылась.

- Он даже ничего не сказал,- заговорил Джон неуверенно.

- А что он должен был сказать? – удивился Роджер.

- Но мы же уже давно не...

Ладонь ударника поползла выше. Джон понаблюдал за ней, но не остановил.

- Но это же Мэй, а не кто-то ещё,- безапелляционно заявил ударник.

* * *

-Как-то мы быстро смылись с фуршета,- неуверенно заявил Роджер, захлопывая дверцу машины. Джон, сидя за рулём, заводил мотор, облизывая губы. Охрану и водителя они только что послали на... Те, ребята сообразительные и хорошо знающие шальных музыкантов, быстро сообразили, что их боссам предстоит жаркая ночь, хотя, разумеется, не предполагая, куда и зачем ритм-секция намылилась хором.


-Нас простят,- пробурчал Дикон, аккуратно выводя машину из гаражей. Приличное, но не роскошное (для дополнительной конспирации) авто мягко скользило по ночным лондонским улочкам, порой знакомым до боли.

- Смотри, - проговорил Роджер через некоторое время. Джону не потребовалось много времени, чтобы сообразить в чём дело. Басист припарковал машину.

- Джон, ты чего?

Джон молча выбрался из автомобиля, вытащил за собой Роджера. Тот упирался больше для вида.

-Сейчас нас кто-нибудь узнает – будешь знать! – заявил он шёпотом.

-Не преувеличивай,- отмахнулся Джон, - мы конечно очень известны, но не до такой же степени. Это не наш район. То есть не сегодняшний наш район. Вчерашний. Пошли быстрей.

-Рыж, ну зачем по кустам – то было ломиться!

-Господи, солнце, ну что ты за нытик стал! Отряхни брюки. Вон, смотри. Наш памятник, неизвестно кому поставленный. Стоит ещё. Как и раньше – аллея пуста, а вон там был «Декамерон». Ты не слышал, он ещё работает?

-Насколько я знаю, нет,- ответил Роджер как-то хрипло.

-Жаль. А там площадь.

-И салют,- добавил ударник, немного повеселев.

-И салют,- согласился Джон, прижимая Тэйлора спиной к памятнику,- ну кто тебя тут может узнать в таком виде?!

- Каком? – не сообразил Роджер.

- Таком,- Джон поцеловал его, бесстыже задирая на друге футболку и оглаживая торс,- только что-то я рёбер твоих, как раньше, не ощущаю,- хмыкнул он, нежно пощипывая ударника за мягкие бока.

-А что тебе не нравится?! – помрачнел Род,- не нравится – не.

-Ты что, сбрендил?! – даже оскорбился басист,- чего ж я тут сейчас делаю, если ты мне не нравишься?!

Джон поддался поцелую друга, затем потащил его к машине:

-А то нас оштрафуют за неправильную парковку!

В салоне авто Роджер по-кошачьи потянулся и весело заявил:

- А что мы умели в машине делать, помнишь?!


-Но это было за городом.

-Вообще-то да, ну что ж теперь – не судьба повторить.

-Солнце, а ты как думаешь – куда я сейчас еду?!

- Рыжик, ты ненормальный! – пламенно восхитился Роджер, невольно облизнувшись.

- И что – опять на обочине? – поинтересовался он некоторое время спустя. В это время Джон заглушил мотор и в абсолютной тишине молча взглянул на Тэйлора. Ударник тоже посмотрел на него, тоже молча и, не отводя взгляда, на ощупь нашарил нужную кнопку – сиденье за его спиной плавно опустилось назад. Джон ловко перескочил на его колени, согнувшись в три погибели, избавился от рубашки. Роджер внимательно за ним следил, машинально грызя заусеницу на указательном пальце, затем убрал руку от лица и соблазнительно улыбнулся, увидев обнажённую грудь басиста. Дикон склонился к его лицу и Роджер, не задумываясь, отдал Джону всю инициативу по ласкам и раздеванию, только минут 10 спустя ловко перевернулся на живот.

- Повторяем во всех деталях?- добродушно усмехнулся Дикон, опускаясь сверху. Роджер только что-то пробормотал, сам не совсем поняв, что хотел сказать. Кажется, он на самом деле ничего не хотел говорить, всё уже давно было сказано.

Некоторое время спустя Джон, уже заводя мотор, сдержанно поинтересовался:

-Теперь ты не хочешь одеваться?

Роджер недовольно завозился, в полутьме пытаясь отрыть свои вещи.

- Не обязательно, солнце,- тут же весело пояснил Джон,- мы сейчас едем ко мне в гости.

-Как в гости? – невольно испугался Род.

-В мой загородный дом, новый.

-Вы с Вероникой купили новый дом?

-Да, купили, только Вероника пока об этом не знает.

Род ничего не ответил, но его ладонь пробежала по торсу басиста, после чего Роджер фривольно развалился в кресле, забросив все попытки разыскать одежду.

-Будем вдвоём с тобой... водку жрать! – мечтательно заявил он.

* * *


Брайан тщетно пытался припомнить, где и когда в последний раз он видел ритм - секцию и соображал каким образом ему сейчас свернуться, чтобы пламенный солист, осматривающий, стоя на диване, забитое народом помещение, его не заметил. После некоторых недавних событий пьяный Фредди начинал вести себя очень фривольно. Мэя, по правде говоря это даже не коробило, но зачем давать прессе лишний повод для словесного поноса?! Что касается незабвенной ритм-секции, то гитарист начинал предполагать, что происходит. Хотелось пожаловаться Меркьюри, но ...

-О, вот ты где, дорогуша. Пригладь кудряшки, а то я тебя расчёсывать начну!

Брайан испуганно провёл рукой по волосам, а под локоток его уже подхватило усатое нечто, в странном головном уборе, висящее на странном, не менее, чем оно, усатом мужчине, который напряжённо озирался и, казалось, чувствовал себя немного не в своей тарелке.

-Вот, Браюшка, позволь представить тебе моего нового друга. Это Джим Хаттон. Джимми, вот так вживую выглядит мой гитарист.

-- Но я...- начал было Мэй.

- Ага, только играет на гитаре оно лучше, чем говорит. Но у всех свои недостатки.

-А О УУУ...- вздыбилась причёска Брайана. Мэю захотелось дать солисту в лоб, но заметив, с каким обожанием сверху вниз смотрит на Меркьюри немелкий Хаттон, Брайан, который временами становился очень практичным, давать в лоб солисту передумал... пока Джим рядом и вместо этого первым протянул руку, мягко проговорив:

- Очень приятно познакомиться, Джим.

Мэю показалось, что Хаттон через чур высокомерен, но когда Джим ответил, несколько запинаясь:

-Мне тоже приятно... очень,- гитарист сообразил, что Хаттон очень смущён. Добродушному Мэю этого оказалось достаточно. Он улыбнулся, крепко пожал руку нового знакомого и тут же затеял увлекательную беседу, настолько увлекательную, что солист вдруг оказался отодвинут несколько назад. По лицу Хаттона Фредди, буреющий от ревности, непонятно кого и к кому, понял, что гитарист ему очень понравился. У Меркьюри топорщились усы и в конце концов, он, не выдержав, услал Джима за выпивкой.


-Ну как тебе Джим? - поинтересовался Фредди хмуро.

-Классный парень,- спокойно отозвался Мэй,- симпатичный. У тебя, как всегда, отменный вкус, дорогуша.

Фредди невольно заулыбался:

-Ты считаешь? Я с ним в одном баре познакомился. В постели он вообще – Супер!

Фредди внимательно следил за Мэем. Гитарист хмыкнул:

- Я рад за тебя. Кстати о постели. Ты знаешь, где сейчас наша ритм-секция?

Меркьюри удивлённо оглянулся.

-Вот-вот. Я о постели, Фред.

-Не может быть! – большие глаза солиста стали ещё больше. Брайан пожал плечами. Фредди изобразил харизматичное молчание.

* * *

Джим рассеянно стряхивал пепел с сигареты, другой рукой стараясь удержать на коленях хрупкую вертлявую тушку Меркьюри. Тушка была в хмельном угаре, поэтому регулярно с колен сползала, жёсткие усы царапали шею Хаттона, он усмехался и поднимал голову.

- Ну как? – наконец заговорил Меркьюри.

-Что как?

- Как тебе мой гитарист?

-А почему твой? Ты его купил что ли?

-Джим, ты знаешь, что я не люблю, когда ты так со мной разговариваешь!

Ладонь Хаттона скользнула по груди любовника:

- Твой гитарист очаровательный тип, но мне показалось, что ты слишком фривольно с ним общаешься. Хотя он терпит.

- Ты ничего не знаешь, Джимми. Я имею право с ним так общаться, мы слишком много вместе пережили!

-В каком смысле? – Джим машинально стряхнул ладонь, на которую солист пролил пиво и сунул Фредди в рот закуску. Меркьюри поцеловал ладонь Хаттона и буркнул:

-В том самом.

Джим отстранился:

-Ага, ты ещё скажи, что ты с ним спал.

- И такое было. В общем-то дело здесь было не в Брайане. Но это длинная история.

-Мне будет интересно её услышать,- отозвался Джим несколько настороженно и Фредди тут же нежно пояснил:


-Сладкий, то что было, то прошло. Честное слово. У меня нет от тебя секретов. Точнее, я не хочу, чтобы они были. Поэтому плесни мне ещё пивка и я тебе всё расскажу.

Час спустя, солист наконец устало замолчал, а Джим залпом выпил стакан пива, не зная, что сказать. Солист обернулся и посмотрел на любовника как-то странно. В этом взгляде Хаттону привиделась тщательно скрываемая боль. Не удержавшись, Джим его поцеловал, а Фредди пробормотал:

-Несколько лет уже всё это в прошлом, но, знаешь... А ведь эти балбесы друг друга всё равно любят. И ничего с этим поделать нельзя. Вот и Брай заявил, что они, вероятно, сейчас ностальгируют вдвоём где-нибудь в укромном местечке.

- У них же семьи,- машинально буркнул Джим, поддаваясь настроению друга,- а если пресса просечёт?

-Они любят свои семьи. И не спрашивай меня как это бывает. Ты не знаешь Джона, он за своих с себя даст кожу живьём содрать. И Род тоже.

- Но что им тогда надо?

-Им ничего не надо. Ты разве выбирал, влюбиться в меня или нет?

- Хотел бы я посмотреть, что ж у вас за барабанщик такой,- заметил Хаттон,- честно, я не представляю Брайана и...

- А я тебе фотки покажу. Даже те, в стиле ню, у меня в кабинете, погоди.

Джим раскурил ещё одну сигарету, слушая топот Фредди, скачущего на первый этаж через две ступеньки, потом стянул рубашку и открыл дверь на веранду. Было душно. Кроме того Хаттону было явно не по себе. Он не хотел делить этого странного человека с кем бы то ни было и прекрасно понимал, что ничего с этим поделать не может. Фредди не может быть чьим-то. Но его музыканты... теперь Джим понимал, почему Фредди говорил «мои», они явно имеют все права таковыми называться. Голос Меркьюри, рассказывающего о клинической смерти барабанщика, невозможно было описать. Джим задыхался от ревности. Но, с другой стороны, Хаттону понравился кудрявый гитарист, и Джим не сомневался, что ритм-секция – не хуже. Нельзя было говорить о Фредди Меркьюри отдельно, вне группы, можно было говорить только о QUEEN. Хаттона, любившего этого человека, данный момент сильно задевал.


Вернулся Меркьюри в своих грандиозных цветастых пижамных штанах, прижимая к обнажённой груди большой альбом для фотографий и ещё с полчаса они вдвоём разглядывали старые и не очень фото. Увидев фото из журнала, Джим невольно проглотил слюну и недоверчиво взглянул на солиста. Тот пояснил, показывая пальцем:

-Вот Род, а это наш молчальник Джон. Что скажешь?

-Ничего,- ответил Хаттон сердито. Фредди ткнул его локотком в бок и расхохотался.

-А вот смотри, это мы в Латинской Америке, вот Роджер. Как раз самый разгар наших, гм, отношений.

Джим взял фотографию из рук Меркьюри, долго молча её рассматривал.

-Вы тут какие-то ... тонкие.

-Мы там вообще помирали,- отозвался Фредди просто и грустно. Он дал другу следующее фото.

- Они - красивая пара,- наконец сообщил Хаттон.

- Ты про что? – не понял солист.

- Я про ритм-секцию.

-Это всем известно,- улыбнулся Фредди ласково,- интересно, где сейчас эта красивая пара дурью мается?

* * *

- Да выходи ты что ли, стеснительный юноша! – хихикал Джон.

- Ты уверен, что здесь никого нет?- в пятидесятый раз вопросил ударник, прикрывая пах одёжкой и не торопясь выползать из стоящего в гараже авто.

- Разумеется уверен,- отозвался Джон сквозь смех,- кроме тебя, меня и барабашки здесь никого нет!

- Какой барабашка – не надо никаких барабашек,- просипел Тэйлор, выкарабкиваясь из машины. Джон сделал шаг назад, склонил голову и, сияя, наблюдал за другом.



<< предыдущая страница   следующая страница >>