shkolakz.ru   1 2 3 4 ... 19 20

девушки расценил бы как ломание. Потом Роджер решил подраться и Джону ничего не оставалось, как встать с ним плечом к плечу, потом они минут 15 удирали от взбешённой толпы по проулкам и скверикам, забежали чёрти куда. От погони оторвались, но немного заблудились спьяну. Стояли, тяжело дыша возле какой-то подворотни. Роджер всхлипывал, сипел, матерился, потом взглянул на Джона и тут же повис у него на шее. Джон на этот раз отстраняться не стал и поцеловал друга первым. Одновременно сжав друг друга в объятьях, парни потеряли равновесие, завалились в какой-то мусор, долго хохотали, пока их не облаяла целая свора собак. Кое – как выбрались на знакомые улицы, нашли первую попавшуюся забегаловку, встретили знакомых... Выйти из этой забегаловки самостоятельно Род уже не мог. А Джону и мысли не пришло, что буйного мальчика в состоянии нестояния можно просто передоверить таксисту. Джон тоже был пьян и в тот момент не доверял ни одному таксисту: мало ли что может произойти, если он доверит им такое белокурое чудо. Басист просто судил по себе. В результате Дикон доставил барабанщика домой на собственном горбу. Свалил его на диванчик, покормил орущего кота, обнаружил на дверце холодильника на кухне, прицеплённый магнитиком приметный жёлтый кленовый лист... Вчерашний лист, Джон это понял сразу, прерывисто вздохнул. Потом направился укладывать ударника. Машинально разобрал постель, стащил с полубесчувственного друга одежду, буквально на руках перетащил на кровать, укрыл до носа одеялом. И, наконец, не выдержал, склонился, оперевшись руками о кровать с двух сторон от спящего, поцеловал сомкнутые выпуклые веки, сопящий нос, маленькие губы... задумался... и остался ночевать в гостиной на диванчике, чтобы не бросать друга в открытой квартире. Дома он сказал, что переночевал у друга. Папа ему не поверил, но ничего не сказал.


Утром Род застал Джона на кухне за приготовлением омлета, об ноги басиста обтирался давно влюбленный в него Ричард. Род сипло пробурчал нечто приветственное, почти на ощупь добрался до холодильника, вытащил бутылку пива, долго пил закрыв глаза и даже не заметив, что Дикон подошёл к нему сзади. Джон неожиданно приобнял ударника за торс, положив подбородок на его плечо и очень ласково поинтересовался:

-Ну что, камикадзе, завтракать будешь? Иди, прими душ.

От неожиданности Род даже шёпотом охнул, усмехнулся, положил ладони на руки Дикона на своей груди, сжал, чуть повернул голову. Они вновь поцеловались, но на этот раз неожиданно легко и вполне осознанно. Роджер не признался даже себе, что в то момент едва удержал в руках банку пива, поскольку ни рук, ни ног не чувствовал. Он прекрасно помнил всё, что творил вчера, в том числе и свои идиотские домогательства, которые могли испортить такой шикарный план мести. Но не испортили. Джон показал себя с новой стороны. Едва ли сейчас Род видел в басисте ту нежную птаху, которая с трудом пережила поцелуи с Фредди. А ведь это произошло меньше месяца назад. Род чувствовал нечто, очень похожее на стыд и почему-то солгал Джону, что практически ничего из вчерашнего, что было после футбола, не помнит. На лице Дикона отразилось облегчение. Он коротко сообщил, что после гулянки доставил Роджера домой и решил остаться здесь тоже, чтобы не бросать открытую дверь. Больше ничего барабанщик от друга не добился.

- Хорошо, что всё объяснил,- прикалывался Род за завтраком, а то, когда я тебя увидел здесь, подумал, что мы... короче, что у нас что-то было...

- А ты бы расстроился? – неожиданно поинтересовался басист.

- Нет,- опешил Тэйлор,- но ты бы расстроился, а я не хочу, чтобы ты расстраивался...

Джон пил какао, выглядывая из чашки, из локонов, из какого-то своего мирка, в который, как чувствовал Роджер, его уже начали допускать. Джон поставил чашку на стол. Он улыбался. Потом заявил:


-Ладно, мне пора. Поскольку готовил я, со стола будешь убирать ты. Сегодня у нас наконец – то нет студийной работы, можно отдохнуть... – Дикон поднялся из-за стола.

- Мы увидимся сегодня? – поинтересовался Род, стараясь, чтобы его слова звучали равнодушно. Басист не менее равнодушно пожал плечами. Род сдался первым:

- Пожалуйста, - попросил он еле слышно. Джон начинал понимать, что происходит и изо всех сил старался отказаться.

-Ок, - сказал он в результате.

Они встретились всё у того же памятника, традиция образовывалась. Роджер припёрся почти за полчаса до назначенного времени, а Джон явился минута в минуту, издали заметил замёрзшего воробья, который безуспешно пытался прикурить от спички, всё время задуваемой ветром. Тэйлор не заметил лисьего приближения басиста и поднял взгляд только тогда, когда зажигалка была осторожно поднесена к его сигарете.

- Спасибо,- вздохнул Роджер,- так мы куда?

Джон, перекатывающий во рту карамельку, пожал плечами.

- Может в «Чикаго»?

Басист тут же кивнул, и Роджеру показалось, что его другу в общем-то наплевать, куда сейчас идти. «Чикаго» любил Фредди, а Джон терпеть не мог, именно там к нему привязались любители мальчиков. Дикон вообще не любил свободные заведения, так как сам был слишком зажат, и ударник прекрасно знал, что является одним из немногих счастливчиков, кому умница – Джонни показывает свою истинную сущность, не огораживаясь, не прячась. Людям малознакомым он казался парнем очень тихим, даже тормозным и не от мира сего.

- Тогда пойдём такси...

Джон отрицательно качнул головой и пояснил:

-Папа одолжил мне свою машину. Я сказал, что буду катать Рэйчел. Кстати, даже не соврал. Между прочим он вчера не поверил, когда я сказал, что ночевал у друга.

- Он думает, что ты с Рэйчел развлекался,- ухмыльнулся Роджер понимающе. Джон радостно кивнул. Аллея была пустынна, Род мимоходом поцеловал тонкие губы, Джон что-то напевал – редкое зрелище, говорящее об отличном настроении. Но всё-таки «Чикаго» не зря не нравилось басисту.


К ним привязались уже на выходе – дверь в клуб располагалась в какой-то подворотне. Роджер был выпивши, не сказать, чтобы сильно, но достаточно для пробуждения бойцовского петуха его широкой души. Вместо того, чтобы отшить по-хорошему, он, разумеется, полез в бой. Возможно и не полез бы, но одному идиоту приспичило лапать Дикона. Их оттащили в глубь подворотни – восемь на двух не очень честный расклад. Честно с ними никто драться и не собирался, с ними вообще драться не собирались. Один из восьмерых был явно боссом, смахивал на итальянского мафиози, хотя и разговаривал с пошлым акцентом жителей лондонского дна. С басиста успели содрать куртку, за что один поплатился челюстью, а второй – здоровой почкой, взбешённый Тейлор поразил нападавших своей силой и перевозбудил итальянца. Ударника крутила ставшаяся целой стеной охрана, про Джона практически забыли, перепуганный, он не внушал подонкам никаких опасений. И совершенно зря. Зрелище того, как на его вопящем и извивающемся друге раздирают одежду, держа за руки и ноги, а босс деловито расстёгивает штаны, привело Джона в состояние львиной ярости. Одним прыжком он оказался рядом с живописной компанией, с булыжником в руке и что было силы приложил боссу промеж миндалевидных глазёнок. Босс завалился на спину. Поражённая охрана на мгновение застыла, а Джон практически на руки подхватил барабанщика и кинулся бежать, стараясь не слышать за спиной револьверной пальбы. Им несказанно повезло – пули выбивали искры из мостовой, но ни разу не попали в цель. Только два квартала спустя они замедлили бег. А Род вскоре почти совсем остановился, он шумно дышал и сильно припадал на левую ногу.

- Тебя ранили?! – перепугался Джон.

- Ннет, чёрт! Подвернул, когда мы с площади сворачивали, там какая-то ямина... ты – то перескочил, а я ссссс.....

-Больно? Облокотись на меня. Вот так. Чего ты боишься, я не рассыплюсь. Угораздило же. Я тебя до дома доведу, там посмотрим...

В квартире Роджера Джон уже распоряжался вполне по-хозяйски. Он прекрасно знал, что где лежит. Аптечки у Рода не водилось, и Дикон решил сделать водочный компресс, несмотря на то, что барабанщик этому воспротивился (переводить добро!)


- Смотри не высоси спирт из тряпки,- веселил друга басист. Он попытался подвернуть узкую штанину на повреждённой ноге, но хозяин штанины заявил, что ничего так не получится – лучше снять. Опыт по раздеванию барабанщика у Джона со вчерашнего вечера был, хотя раздевать Роджера в сознании несчастному басисту пришлось впервые. Род выделывался, ныл, кричал, что ему то больно, то щекотно. Джон огрызался и воевал с бинтом, перебинтовывая узкую гладкую икру возле колена.

- Завтра будешь как новенький, - заявил, наконец, басист, поднимаясь с пола и вытирая со лба честный трудовой пот. Роджер молча развалился на кровати, положив одну руку под голову, а другую – на живот. Он улыбался и жмурился от электрического света. Растрёпанные локоны, гладкая грудь, хитрые глазища, оранжевые трусики и медовая рубашка...

- Спасибо,- сказал он просто.

- Не за что,- растерялся Джон. Роджер резко сел на кровати, морщась и за ремень брюк усаживая не ожидавшего такого поступка Дикона себе на колени. Басист рванулся прочь.

- Тише,- простонал Род,- мне же больно.

- Ну так я и...- начал было поспешно оправдываться Дикон, вновь пытаясь встать.

- Поцелуй меня,- попросил Роджер. Джон обречённо выдохнул, словно сказал, что сдаётся. Капитулирует небывало быстро. Он исполнил просьбу Тэйлора, уже чувствуя, что ударник вновь заваливается на спину, увлекая его за собой.

- Я так испугался, когда они тебя скрутили, - тихо признался Джон в то время, как Роджер неспешно избавлял его от рубашки.

- Я тоже,- искренне признался он,- но ты герой. Наверно оставил того урода уродом на всю оставшуюся жизнь!

- Лучше не напоминай,- Джон перепугано по – птичьи дрожал,- а если я его убил?!

- Не думаю,- барабанщик уже ласкал обнажённую грудь друга, расстегивая на нём брюки. Ладони басиста растерянно шарили по плечам Роджера. Джон перестал сопротивляться окончательно, заметив это, Род самолюбиво улыбнулся и заявил:


- Сегодня ты на самом деле будешь развлекаться с Рэйчел!

Дикон нервно усмехнулся. Сейчас он находился сверху, нависал над Тейлором. И понятия не имел, что нужно делать. Род мягко завалил его на спину, беря инициативу на себя.

- Всё хорошо, Рыжик, всё в порядке... Обещаю, тебе будет очень хорошо...

У Джона срывалось дыхание. Он не вырывался, но и почти не шевелился. На поцелуи, впрочем отвечал, но постоянно закрывал глаза, и сообразительный Род, на мгновение соскочив с кровати, погасил в спальне свет. В полутьме Джон стал смелее. Он уже был сильно возбуждён, Роджер это ощутил, изумившись, и на самом деле не зная, как себя вести. Месть Фредди – это одно, но сейчас под ним лежит замечательный мальчик, которого невозможно просто использовать. Это же его лучший друг, чёрт возьми и ... и который так классно целуется! Теперь Род знал, как поступить. То, что от возбуждения уже перекрывало дыхание – не важно, сейчас ему до боли хотелось одного – сделать так, чтобы этот мальчик стонал от наслаждения. Именно этим Роджер и занялся. Он не собирался требовать от Джона того же. Но требовать и не пришлось бы. Казалось, басист забыл все свои сомнения. Кроме того Джонни оказался очень талантливым учеником. Роджер лежал поперёк кровати в полной прострации, от шока протрезвев и не умея пока ещё открыть глаза. Требовательные губы басиста коснулись носа Роджера.

- Солнце, ты спишь?- удивился Джон чуть обиженно. Как можно спать сейчас?!

- Нет, я в состоянии клинической ... - Род не договорил, обнимая Дикона, прижимая его к себе:

- Ну ты, Рыжик, даёшь!

Джон со смехом прижался к боку ударника, положив лохматую голову на плечо Тэйлора.

- Мне было гораздо проще, чем я думал,- негромко признался Джон,- не знаю, почему. Мне сейчас как-то наплевать. У меня сил нет встать с кровати, можно я у тебя останусь?

- Ненормальный! – возмутился Роджер,- конечно можно! Даже нужно! – он, чуть потянувшись, нашарил под одеялом холодную ногу Джона, подтащил её к себе на бедро,- вот так...


Басист посмеивался. Так и уснул с улыбкой на губах. Засыпая, Род подумал, что Фредди вовсе не обязательно знать об этой ночи. Но кто сказал, что Фредди можно запретить что – то знать?


………………………………………………………………………..

Проснувшись, Роджер сначала нащупал – нашарил своего басиста, счастливо кивнул сам себе, успокоившись, и только потом почувствовал вкусный запах осточертевшей яичницы, подгорающей на кухне. Два варианта: полтергейст... или Фредди. Роджер подскочил, ухватил бельё и, на ходу в него вскакивая, направился проверять свои предположения.

- Доброе утро!- радостно зубасто заулыбался юный холёный перс, держа двумя тонкими пальчиками перечницу. На нём была симпатичная желтоватая маечка. Фредди явно успел хорошенько на кухне похозяйничать, устроив настоящий бедлам и загубив последний кофе Роджера попыткой его сварить. Он прибывал в отменном настроении, всё ещё находясь под впечатлением КАРТИНЫ, которую пол часа назад он узрел в спальне. У, какие мальчики! Фредди знал толк в дорогих вещах. Какие мальчики, чёрт возьми! Сволочи! Предатели! Но какие мальчики! Фредди был добродушен, хотя и очень избалован. Но сейчас добродушие взяло верх. Всё – таки он был эстетом и ценителем... Ему очень захотелось приготовить для парочки завтрак. За этим занятием его и застал Род.

-Доброе утро,- повторил Фредди кому – то за плечом Роджера. Там стоял Джон, торопливо застёгивая брюки.

- Умываться, бриться, зубы чистить, у меня практически всё готово,- продолжал прекамедный солист. Роджеру захотелось заехать ему в ухо. Меркьюри поперчил салат из капусты и расчихался. Джон едва успел снять с огня тлеющую сковороду.

- Я собирался жарить блинчики, - пояснил Меркьюри, ничуть не смутившись,- верни сковородку на плиту!

- А где тесто? – удивился сонный басист.

- Какое тесто? – тоже удивился Фредди. Род вздохнул и за талию потащил Джона в ванную.

- Наверно не все вещи забрал,- вслух рассуждал Роджер, машинально проводя бритвой по щеке,- у него же есть запасной ключ.


- Паразит,- согласился басист из-за ширмы – он залез под душ. Роджер положил бритву на полку, отдёрнул ширму и выхватил из рук басиста мочалку:

- Поворачивайся, спину потру.

Джона не пришлось уговаривать. Роджер торопливо стянул плавки и тоже забрался под душ. Но даже этому Дикон не воспротивился. Напротив, он подвинулся. Через некоторое время в дверь начал скрестись вездесущий Фредди:

- Ребят, всё остынет!

- Сгинь! – взмолился ударник. Не удержавшись, Джон отозвался стоном. Фредди хихикнул и сгинул на кухню.

За завтраком парни молчали. Фредди всё это время внимательно поглядывал на Джона. В способностях Роджера он не сомневался, но Джон! Какой же всё-таки паразит, устроил солисту целый спектакль, а потом взял и без проблем переспал с его лучшим другом! Фредди не обижался, но ему было очень любопытно с чего вдруг Дикон решился на такой шаг?!

- Спасибо,- пробормотал басист, отодвигая тарелку.

- На здоровье! – заулыбался Меркьюри, - я же знал, что вы будете голодными.

На явную подначку Джон не отозвался, улыбнулся рассеянно возящему по тарелке яичницу любовнику и сообщил, что пошёл одевать рубашку.

- Рассказывай, гад! – тут же зашептал Фредди, даже подавшись вперёд.

-Чего тебе рассказывать? – в тон ему отозвался Роджер.

- Как умудрился нашего ангелка соблазнить, бесстыжий. Это ты мне назло, да? Чтобы меня позлить?!

- Сдался ты мне! – огрызнулся Род,- пуп земли. Всё что ни происходит, всё из-за тебя или ради тебя. Просто... просто Рыж мне нравится и всё. Ты, кстати, что тут делаешь, а? Ты же переехал!

Фредди обиженно надул губки:

- Вот как ты значит! Ну хорошо! Уже и в гости зайти нельзя!

- Воспользовавшись ключом, вместо того, чтобы постучать?!



<< предыдущая страница   следующая страница >>