shkolakz.ru 1 2 3
ОБЛАСТНОЙ КОНКУРС СТУДЕНЧЕСКИХ РАБОТ


«ПРАВА ЧЕЛОВЕКА И БУДУЩЕЕ РОССИИ»



КОНКУРСНАЯ РАБОТА


Тема работы: «Борьба с международным терроризмом в свете положений Всеобщей декларации прав человека 1948г.»

Образовательное учреждение: Негосударственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Омский юридический институт» (НОУ ВПО «Омский юридический институт»); 644010, г. Омск, ул. Короленко, д. 12; тел. (3812) 30-43-63, факс: (3812) 51-09-59, электронная почта: institut@omui.ru, веб-сайт: HTTP//WWW.OMUI.RU; ректор: Ю. П. Соловей.

Автор: Литвинов Ростислав Игоревич, студент 3 курса очной формы обучения НОУ ВПО «Омский юридический институт»; 04.03.1989 г. р.; 8 (3812) 236063; 89136700419; litva.r@mail.ru.

Научный руководитель: Рашидов Евгений Фахраддинович, преподаватель кафедры гражданского права НОУ ВПО «Омский юридический институт»; тел: 31-92-45.


ОМСК 2008

Структура




Введение

стр. 3-5

1. Анализ контртеррористического законодательства России

стр. 6-12

2. Анализ подхода СНГ и ШОС к борьбе с терроризмом

стр. 12-14

3. Анализ подхода ООН к борьбе с терроризмом

стр. 14-15

4. Анализ подхода Совета Европы к борьбе с терроризмом

стр. 15-17

5. Исследование вопроса о соразмерности и допустимости ограничения (лишения) прав человека в условиях борьбы мирового сообщества с международным терроризмом




стр. 17-22

Список использованной литературы

стр. 23-24



Чтобы остановить то, что вредно народу, чтобы дать простор тому, что выгодно народу, он [правитель] пускает в ход авторитет, уподобляя его силе прорванной плотины, размытой дамбы.

Хуайнань Цзы, китайский философ.

Введение

Права человека или будущее России? Для большинства правозащитников такой вопрос не имеет права на существование. Более того, по мнению того же большинства, не имеет указанного права и его задающий. Однако все ли настолько однозначно?

Новый XXI век стал не просто началом нового столетия, даже не просто началом нового тысячелетия; его наступление ознаменовало качественно новую эпоху развития человеческой цивилизации. Человечество придумало новый метод реализации своих политических и экономических интересов: масштабные мировые войны уступили место локальным конфликтам, а миллионные армии – ограниченным контингентам войск. Советский Союз распался, Россия встала на демократический путь развития. Либеральный мир1 лишился внешнего врага; России, освободившейся от коммунистической идеологии, ориентированной на демократические реформы, уже не подходила эта роль. С другой стороны, СССР уже не существовало, а значит, и биполярной системы тоже.

И по случайному или не очень случайному стечению обстоятельств в это самое время состоялся генезис новой угрозы человечества – международного терроризма.

Вот лишь некоторые факты:

1995г. – теракты в токийском метро, взрыв в Оклахома Сити, захват заложников в Буденновске, широкомасштабные террористические действия по срыву мирного процесса на Ближнем Востоке (включая убийство Ицхака Рабина), беспрерывные атаки ЭТА, серия взрывов во Франции, а также взрывы в Рияде и Исламабаде;

2001г. – чудовищные террористические нападения, совершенные на США;

2002г. – трусливое взятие в заложники невинных гражданских лиц в Москве;

Сентябрь 2004г. – убийство более 330 человек, большинство из которых были детьми, в результате террористического зверства в Беслане;

Июль 2005г. – в Лондоне террористы взорвали несколько бомб, что привело к гибели 52 человек;

Вплоть до сегодняшнего дня не прекращаются террористические вылазки в Афганистане и Ираке;

3 октября 2008г. – взрыв начиненного взрывчаткой автомобиля на базе Миротворческих сил РФ, расположенной в зоне грузино-югоосетинского конфликта.

Необходимость принятия своевременных мер, направленных не на подавление глобального террора, а на его полную ликвидацию, очевидна; данный вопрос не является дискуссионным. Однако меры такого рода носят особый, специальный характер, продиктованный недопустимостью промедления: непринятие необходимых мер неизбежно вызовет рост жертв террора в геометрической прогрессии.

Именно поэтому ряд государств, региональных организаций, межгосударственных объединений допускают ограничение (и даже лишение) прав человека.

С учетом смысла п. 2 ст. 292 и ст. 303 Всеобщей декларации прав человека 1948г.4 (далее – Декларация 1948г.) целью данной работы является:

1. Анализ российского контртеррористического законодательства на предмет ограничения (лишения) прав человека; анализ правовой базы противодействия терроризму Союза независимых государств (далее – СНГ) и Шанхайская организация сотрудничества (далее – ШОС);

2. Анализ правовой базы противодействия терроризму Совета Европы и Организации объединенных наций (далее – ООН);

3. Исследование вопроса о соразмерности и допустимости ограничения (лишения) прав человека в условиях борьбы мирового сообщества с международным терроризмом.

1. Анализ контртеррористического законодательства России


В 90-х годах прошлого столетия Россию захлестнула волна «бандитского беспредела». Объективная необходимость ликвидации проявлений организованной преступности и бандитизма послужила основанием принятия 14 июня 1994г. Указа Президента РФ «О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности»5. Этот Указ носил явно неконституционный характер, противоречил действующему уголовно-процессуальному законодательству.

Сегодня в Россию пришла другая беда – терроризм. В связи с этим 6 марта 2006г. был принят Федеральный закон РФ «О противодействии терроризму»6 (далее – Закон), составивший ядро российского контртеррористического законодательства.

Наиболее жесткими мерами, направленными на противодействие терроризму являются следующие.

Возможность, согласно ст. 7 Закона, пресечения терактов в воздушной среде. В тих целях Вооруженные Силы РФ применяют оружие и боевую технику в порядке, установленном нормативными правовыми актами Российской Федерации, в целях устранения угрозы террористического акта в воздушной среде или в целях пресечения такого террористического акта. В случае, если воздушное судно не реагирует на радиокоманды наземных пунктов управления прекратить нарушение правил использования воздушного пространства Российской Федерации и (или) на радиокоманды и визуальные сигналы поднятых на его перехват летательных аппаратов Вооруженных Сил Российской Федерации либо отказывается подчиниться радиокомандам и визуальным сигналам без объяснения причин, Вооруженные Силы Российской Федерации применяют оружие и боевую технику для пресечения полета указанного воздушного судна путем принуждения его к посадке. Если воздушное судно не подчиняется требованиям о посадке и существует реальная опасность гибели людей либо наступления экологической катастрофы, оружие и боевая техника применяются для пресечения полета указанного воздушного судна путем его уничтожения. В случае, если имеется достоверная информация о возможном использовании воздушного судна для совершения террористического акта или о захвате воздушного судна и при этом были исчерпаны все обусловленные сложившимися обстоятельствами меры, необходимые для его посадки, и существует реальная опасность гибели людей либо наступления экологической катастрофы, Вооруженные Силы Российской Федерации применяют оружие и боевую технику для пресечения полета указанного воздушного судна путем его уничтожения.


Возможность, согласно ст. 8 Закона, пресечения терактов во внутренних водах, в территориальном море, на континентальном шельфе Российской Федерации и при обеспечении безопасности национального морского судоходства. В этих целях Вооруженные Силы Российской Федерации применяют оружие и боевую технику в порядке, установленном нормативными правовыми актами Российской Федерации, в целях устранения угрозы террористического акта во внутренних водах, в территориальном море, на континентальном шельфе Российской Федерации и при обеспечении безопасности национального морского судоходства, в том числе в подводной среде, или в целях пресечения такого террористического акта. В случае, если морские или речные суда и корабли (плавательные средства) не реагируют на команды и (или) сигналы прекратить нарушение правил использования водного пространства Российской Федерации (подводной среды) либо отказываются подчиниться требованиям об остановке, оружие военных кораблей (летательных аппаратов) Вооруженных Сил Российской Федерации применяется для принуждения к остановке плавательного средства в целях устранения угрозы террористического акта. Если плавательное средство не подчиняется требованиям об остановке и (или) невозможно принудить его к остановке и при этом были исчерпаны все обусловленные сложившимися обстоятельствами меры, необходимые для его остановки, и существует реальная опасность гибели людей либо наступления экологической катастрофы, оружие военных кораблей (летательных аппаратов) Вооруженных Сил Российской Федерации применяется для пресечения движения плавательного средства путем его уничтожения.

Вышеуказанные меры, нужно полагать, оправданы в части, касающейся недопущения повторения событий, имевших место 11 сентября 2001г. в США.

Также внимания заслуживает санкционированная ст. 10 Закона возможность принятие Президентом следующих решений:

1. О применении Вооруженными Силами Российской Федерации вооружения с территории Российской Федерации против находящихся за ее пределами террористов и (или) их баз;


2. об использовании за пределами территории Российской Федерации формирований Вооруженных Сил Российской Федерации, применяемых для выполнения задач по пресечению международной террористической деятельности, принимается Президентом Российской Федерации на основании соответствующего постановления Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации.

Согласно ст. ст. 11 и 12 Закона, в целях пресечения и раскрытия террористического акта, минимизации его последствий и защиты жизненно важных интересов личности, общества и государства по решению руководителя федерального органа исполнительной власти в области обеспечения безопасности или иного должностного лица7, принявшего решение о проведении контртеррористической операции, в пределах территории ее проведения может вводиться правовой режим контртеррористической операции на период ее проведения.

При этом на территории (объектах), в пределах которой (на которых) введен правовой режим контртеррористической операции, на период проведения контртеррористической операции допускается применение мер и временных ограничений, в частности, предусматривающих:

1. Удаление физических лиц с отдельных участков местности и объектов, а также отбуксировка транспортных средств;

2. ведение контроля телефонных переговоров и иной информации, передаваемой по каналам телекоммуникационных систем, а также осуществление поиска на каналах электрической связи и в почтовых отправлениях в целях выявления информации об обстоятельствах совершения террористического акта, о лицах, его подготовивших и совершивших, и в целях предупреждения совершения других террористических актов;

3. использование транспортных средств, принадлежащих организациям независимо от форм собственности (за исключением транспортных средств дипломатических представительств, консульских и иных учреждений иностранных государств и международных организаций), а в неотложных случаях и транспортных средств, принадлежащих физическим лицам, для доставления лиц, нуждающихся в срочной медицинской помощи, в лечебные учреждения, а также для преследования лиц, подозреваемых в совершении террористического акта, если промедление может создать реальную угрозу жизни или здоровью людей;


4. приостановление оказания услуг связи юридическим и физическим лицам или ограничение использования сетей связи и средств связи;

5. временное отселение физических лиц, проживающих в пределах территории, на которой введен правовой режим контртеррористической операции, в безопасные районы с обязательным предоставлением таким лицам стационарных или временных жилых помещений;

6. ограничение движения транспортных средств и пешеходов на улицах, дорогах, отдельных участках местности и объектах;

7. беспрепятственное проникновение лиц, проводящих контртеррористическую операцию, в жилые и иные принадлежащие физическим лицам помещения и на принадлежащие им земельные участки, на территории и в помещения организаций независимо от форм собственности для осуществления мероприятий по борьбе с терроризмом;

8. проведение при проходе (проезде) на территорию, в пределах которой введен правовой режим контртеррористической операции, и при выходе (выезде) с указанной территории досмотра физических лиц и находящихся при них вещей, а также досмотра транспортных средств и провозимых на них вещей, в том числе с применением технических средств.

По своей природе, назначению, характеру и степени применяемых мер и ограничений особый правовой режим контртеррористической операции схож с особыми правовыми режимами военного положения и чрезвычайного положения. Однако, несмотря на их схожесть, имеет место ряд кардинальных отличий.

Во-первых, режимы военного и чрезвычайного положения являются конституционными8, а особый правовой режим, предусмотренный Законом – нет.

Во-вторых, в соответствии с Конституцией РФ9 и федеральными конституционными законами10 режимы военного и чрезвычайного положения вводятся указом Президента РФ с незамедлительным сообщением обеим палатам Федерального Собрания РФ, при этом требуется утверждение данного указа Советом Федерации РФ. Особый правовой режим контртеррористической операции вводится, как уже отмечалось выше, по решению руководителя федерального органа исполнительной власти в области обеспечения безопасности или, по его поручению, иным должностным лицом указанного органа.


В-третьих, о введении военного (чрезвычайного) положения и его отмене (прекращении его действия) необходимо уведомлять (информировать) Организацию Объединенных Наций и Совет Европы; введение и отмена режима контртеррористической операции такого уведомления (информирования) не требует.

В-четвертых, согласно ч. 3 ст. 56 Конституции РФ11 не подлежат ограничению права и свободы, предусмотренные, в частности, ч. 1 ст. 2012, ч. 1 с. 2313, ч. 1 ст. 2414, ч. 1 ст. 4915 Конституции РФ. Однако, как следует из вышеизложенного, в рамках действия особого правового режима контртеррористической операции возможно ограничение прав, в том числе, указанных в ч. 3 ст. 56 Конституции РФ.

Также заслуживает внимания статья 22 Закона, посвященная правомерному причинению вреда: «Лишение жизни лица, совершающего террористический акт, а также причинение вреда здоровью или имуществу такого лица либо иным охраняемым законом интересам личности, общества или государства при пресечении террористического акта либо осуществлении иных мероприятий по борьбе с терроризмом действиями, предписываемыми или разрешенными законодательством Российской Федерации, являются правомерными».

Вышеуказанные антитеррористические меры, являясь вполне обоснованными, являют собой иллюстрацию

следующая страница >>